Менять школу, расставаться с друзьями, искать нового тренера – все это казалось моему сыну крахом той новой жизни, к которой он только начал привыкать.

Часть 8. Большие перемены

Читать все записи в блоге Даниила Новикова

В 2013 году житель Пскова Даниил Новиков стал приемным отцом 12-летнего подростка, а также одним из первых блогеров и авторов научно-популярных статей для сайта  фонда «Измени одну жизнь». По просьбе сына в 2015 году Даниил приостановил ведение блога, но сейчас готов рассказать о том, что происходило за эти пять лет.

Главные события в моей жизни с 2015 по 2020 год – это, безусловно, знакомство с моей женой и рождение еще двоих прекрасных детей. Для Игоря главное, наверное, – переезд в другую страну и усыновление.

Впрочем, последнее событие – всего лишь бюрократическая формальность для смены ПМЖ. Для меня Игорь был настоящим сыном с самого начала.

Юля, моя будущая жена, оказалась гражданкой Эстонии. Некоторое время мы жили на два города (от Пскова до Тарту всего 150 километров), но после свадьбы выбрали Тарту. Мнение Игоря, конечно, учитывалось, и честно говоря, он был против. Менять школу, расставаться с друзьями, искать нового тренера – все это казалось моему сыну крахом той новой жизни, к которой он только начал привыкать.

Мы с Юлей и нашей дочерью Никой на приеме у мэра Тарту.

Мы пообещали Игорю, что связи не порвутся, и попытались максимально сгладить действительно тяжелые для него месяцы. После зимних каникул восьмиклассник пошел в тартускую школу (русскоязычную, имени Александра Пушкина), но занятия зимой почти не посещал.

Все дело в том, что к тому времени Игоря, как перспективного биатлониста, заметили в спорткомитете Псковской области и зачислили его, единственного несовершеннолетнего, в Центр спортивной подготовки.

Подростку выделили персональное финансирование, снаряжение и даже винтовку с патронами. Всю зиму Игорь катался с тренером по России, участвуя во вкатках и в соревнованиях.

Дважды сын ездил в Карелию, за Полярный круг, потом в Екатеринбург, участвовал во всероссийском первенстве юниров. Призером Игорек не стал, но федеральный соревновательный опыт получил.

Игорь в детском лагере на Черном море.

Тем временем я собирал документы для усыновления. Все документы Юли и нашу справку о браке пришлось переводить с эстонского на русский и заверять в опеке. Заседание суда состоялось в декабре, еще до переезда, но формально решение об усыновлении вступило в силу только в марте.

К счастью, у Игоря благодаря частым поездкам в РФ на тот момент еще оставался неиспользованный лимит из 90 дней Шенгенской визы, и он спокойно «дотянул» до оформления вида на жительство.

Как потом выяснилось, мартовская дата была нам на руку. Из-за этих судебных проволочек Игорь формально стал моим вторым ребенком, и я смог получить материнский капитал.

По всем законам природы и логики вторым ребенком должна была стать Ника, рождения которой мы ждали в апреле. Но дочка поспешила появиться на свет аж на три месяца раньше срока, в январе. Игорь впервые увидел сестренку лишь через месяц после этого. Сын долго был «за границей», а Нику выхаживали в отделении интенсивной терапии.

Малышка весила при рождении всего 808 граммов, и мы, конечно, очень переживали за ее здоровье. Но, забегая вперед, расскажу: сейчас с Никой все хорошо, она растет и развивается не хуже ровесников. Только ростом пока не догнала.

Игорь не ревновал нас с женой к сестре – здесь все прошло гладко. У заканчивающего 8-й класс юноши были другие интересы – новые знакомства в Тарту. В свои 15 лет он был самым старшим на потоке и самым популярным мальчиком в школе.

Игорь — участник городского полумарафона. 

Однажды Игорь показал мне январские скриншоты из мессенджеров, которыми с ним поделились одноклассницы. Там все девочки школы наперебой допрашивали друг друга – что за загадочный Игорь приехал к ним из России, кто его видел, и что о нем знает. Еще бы – рослый, спортивный, с обаятельной улыбкой, непохожий на местных.

Игорю такое внимание, предсказуемо, нравилось, и он с удовольствием флиртовал, общался, ему показывали город и знакомили с другими подростками. К лету у Игоря в Тарту друзей было уж точно не меньше, чем в Пскове.

Да и в Псков к старым школьным товарищам мой теперь уже официальный сын частенько наведывался. Причем иногда сам, без сопровождения. Я оформил ему нотариальную доверенность для пограничников.

Лето Игорь провел тоже не теряя связи с Россией – ездил отдыхать не только с нами на Балтийское море, но и в эко-лагерь на Черное, гостил у бабушки в Пскове, на базе у своего тренера. В эстонском летнем лагере он тоже побывал. Правда – военизированном, за что меня потом меня в шутку клеймили поборником НАТО друзья в Фейсбуке.

Думаю, все страхи и опасения Игоря за эти полгода растворились в круговороте новой жизни. Тем более что и старая жизнь – вот она, под боком. Сын успокоился, стал немного увереннее в себе.

В августе нашу семью снимал на улицах Тарту фотограф для книги о приемных семьях, и, глядя потом на эти снимки, самому хотелось восхищаться – вот какая идиллия!

Семейная прогулка по Тарту под прицелом фотографа.

Казалось, что все сложилось просто отлично, и дальше будет только лучше. Я ошибался. Следующий год стал самым трудным за всю мою жизнь.

В 2017 году я всерьез задумался: правильно ли поступил, усыновив подростка. Об этом – в следующем посте.

Помогите детям и родителям найти друг друга и больше не потерять – поддержите работу нашего портала!

Поддержать портал

2 комментария

  • Елена Игнатовская

    Даниил, огромное Вам спасибо за то, что продолжили писать статьи в своем блоге! До принятия детей в семью, я прочла все Ваши записи, вдохновилась Вашим опытом и очень расстроилась из-за того, что Вы давно не пишите.

    2 августа 2020
  • Мария

    Вот это поворот! Вот это интрига… Надеюсь, все будет хорошо)

    27 июля 2020