Блог Юлии Колесниченко. Часть 4. «Я начала превращаться в гремлина». Как бороться с детской травлей — продолжение

0
2387
0

Продолжаем тему, поднятую вчера. Что делать, если ребенок подвергается травле — или сам участвует в ней?

Мы говорили о том, что травля — это преступление, а вовсе не обычные детские шалости и что именно это надо доносить до детей, учителей, родителей. Что объект травли никогда не бывает “сам виноват” — никакие особенности характера, внешности или поведения не могут оправдывать проявления жестокости со стороны окружающих. Ну и, конечно, коснулись темы нетерпимости к отличиям, корни которой стоит искать в семье. Сегодня же, как и было обещано, давайте вместе попробуем найти ту самую волшебную кнопку, ответы на вопросы, как действовать прямо сейчас.

Как сделать, чтобы ребенок говорил? Как вообще поднимать эту непростую тему?

Мне кажется, намного проще начинать такой разговор через книги или фильмы. Их можно читать и смотреть вместе, обсуждать, задавать вопросы, приглашать одноклассников детей на совместный просмотр с угощением — отличная профилактика, между прочим.

Фото — kinopoisk.ru

Вот несколько книг для детей и подростков, так или иначе связанных с темой детской жестокости, нетерпимости, неприятия — это, конечно, далеко не полный и не однозначный список, дополняйте и вычеркивайте на ваш вкус.

Железников В. «Чучело»,  Голдинг У. «Повелитель мух», Богословский А. «Верочка», Тор А. «Правда или последствия», Комье Р. «Шоколадная война», Шмидт Г. “Битвы по средам”, Вартан В. «Заморыш», Майрок А. «Почему я? История белой вороны», Сашар Л. «Я не верю в монстров», «Ямы», Дрейпер Ш. «Привет, давай поговорим!», Пиколт Д. «19 минут», Кэндзиро Х. «Взгляд кролика», Лукьянова И. «Стеклянный шарик», Рис Г. «Мыши», Санден М.  «Анна Д’Арк», Матисен Э. «Кот с голубыми глазами», Тассиес Х. А. «Украденные имена», Паласио Р. Дж. «Чудо», Серёжкин А. «Ученик», Питцорно Б. «Послушай мое сердце», Тор А. «Остров в море», «Пруд Белых Лилий», «Глубина моря», «Открытое море».

А вот и фильмы:

“Чучело” (1983), “Класс коррекции” (2014), “Общество мёртвых поэтов” (1989), “Повелитель мух” (1963), “Мост в Терабитию” (2007), “Класс” (2007), “Жестокий ручей” (2004), “Все умрут, а я останусь” (2008), “Кэрри” (1976) и еще одна экранизация того же романа “Телекинез” (2013) — ну и плюс экранизация части книг из списка выше. Дополните?

Конечно, прежде чем смотреть эти фильмы с детьми, обязательно обратите внимание на содержание и возрастной ценз.

Родителям еще, пожалуй, можно порекомендовать прочитать или посмотреть “Большую маленькую ложь” — роман Л. Мориарти и поставленный по нему сериал 2017 года.

А с самыми маленькими детьми хорошо смотреть мультфильм “Лило и Стич” и короткометражки “Подарок” (2015), “Струны” (2014), “Про Диму” (2016) — они не про жестокость, а про отличия, принятие, дружбу и очень хороши как “прививка” от этой самой жестокости.  И, конечно, читать “Гадкого утенка” (а позже и смотреть мультфильм  “Гадкий утенок” Бардина, его официально рекомендуют на возраст 12+, но вы сами решайте).

Фото — ma-zaika.ru

Кстати, очень интересный прием в обсуждении сюжета “Гадкого утенка”  предлагает Людмила Петрановская: “Напомнив детям тот отрывок, в котором описана травля, можно сказать примерно следующее: «Обычно, читая эту сказку, мы думаем о главном герое, об утенке. Нам его жаль, мы за него переживаем. Но сейчас я хочу, чтобы мы подумали о вот этих курах и утках. С утенком-то все потом будет хорошо, он улетит с лебедями. А они? Они так и останутся тупыми и злыми, неспособными ни сочувствовать, ни летать. Когда в классе возникает похожая ситуация, каждому приходится определиться: кто он-то в этой истории. Среди вас есть желающие быть тупыми злобными курами? Каков ваш выбор?» Этот же прием может помочь родителям осознать, что если травят не их ребенка, а наоборот, это тоже очень серьезно. Их дети находятся в роли тупых и злобных кур, а такие роли присыхают так крепко, что начинают менять личность. Они этого хотят для своих детей? Для индивидуального разговора с ребенком, не понимающим, что плохого в травле, это тоже подходит.”

До этого мы говорили скорее про превентивные,  “долгоиграющие” меры. А если вы узнали, что травля уже имеет место, что вашего — или любого другого — ребенка, действительно, сознательно и систематически унижают в коллективе. Что делать прямо сейчас?

Думаю, лучше меня тут скажет Дима Зицер, доктор педагогических наук,  основатель Института Неформального Образования и Школы “Апельсин” — кто еще его не слушал, не читал, советую, срочно ищите: “Идти и защищать его! Если мы говорим о том, что человек идет в школу, а там его обижают или унижают, надо идти ко всем!  Надо идти к учителям, надо идти к директору, к завучу, в РОНО, в полицию и в прокуратуру. Мне не близка позиция “стерпится-слюбится”, мне не близка позиция “потерпи, второй раз будет приятно”. Это что такое? Человек имеет право на защиту. Если мы берем на себя решение о том, в какой школе ребенок будет учиться, чем он будет заниматься, как он будет проводить свободное время, давайте мы возьмем на себя обязанность его защищать.”

И еще раз — предлагать ребенку измениться, потерпеть или дать сдачи это вовсе не значит защитить его. А ведь обычно именно это и предлагается — вслух или молча, как само собой разумеющееся. Слиться с толпой или врезать в ответ так, чтобы было неповадно. Стоит ли удивляться, что потом кто-то хватается за нож или ружье или ломает нос однокласснику… Или просто раз и навсегда усваивает, что кто сильнее и злее, тот и прав —  и дальше живет по этим законам.

Фото — pravobraz.ru

Я и сама в свое время была поставлена ровно перед таким выбором — бей или терпи, но защиты не жди. Дома меня воспитывали очень авторитарно, и насилие, как психологическое, так и физическое, тоже имело место. Думаю, именно этим во многом и объясняется, почему я не жаловалась и не просила о помощи. А отчаянье росло и неминуемо должно было привести либо к опыту выученной беспомощности, либо к бунту. И однажды я все-таки переломила ситуацию и набросилась на обидчика. Правда, уже в школьном возрасте. И хотя я, по-прежнему, была меньше всех ростом и весом, довела его до слез. В тот момент я вбивала в него не только нанесенную им обиду, а все издевательства,  которые я терпела раньше и к которым он не имел никакого отношения. Конечно, для меня это было в чем-то облегчением и освобождением. После этого меня уже никто не пытался обидеть — по крайней мере, таким образом. Но именно тогда, прилюдно унизив того, кто хотел сделать мне больно, я начала чуточку превращаться в гремлина, который то маленький пушистый зверек, то монстр. И переход между этими двумя сущностями может быть молниеносным. Во мне проснулись злость, ярость, мстительность. Другие события и обстоятельства в течение жизни укрепили эти качества. Да, много лет окружающие считают меня сильной. Дочка-подросток говорит, что хотела бы быть такой же как я — смелой, могущей в гневе сносить все на своем пути и ставить всех на место. А я думаю, какое счастье, что она — другая, что ей не нужно было проходить через подобный опыт и ожесточаться. И вроде, я стараюсь впрягаться лишь за правое дело, и есть ситуации, когда нельзя молчать, но… Почаще бы всем нам вспоминать слова Григория Соломоновича Померанца, писателя, диссидента, заключенного: “Дьявол начинается с пены на губах ангела, вступившего в бой за святое правое дело”.

А возвращаясь к вопросу, как же правильно защищать ребенка…. Очень советую, если еще не читали, почитать материал Людмилы Петрановской. Там очень понятно и подробно расписаны все шаги.

Фото — psychologos.ru

Я же со своей стороны действовала бы (да и в реальности действовала, когда все-таки пришлось с собственным ребенком) так:

  • сразу же оказаться рядом с ребенком, встать на его защиту;
  • привлечь ответственных взрослых (учителя, директора, тренера, родителей — в зависимости от ситуации) и убедиться, что они эту самую ответственность за происходящее на себя готовы взять;
  • не допускать рассуждений на тему, что “виноваты обе стороны”. В конфликте это возможно, в травле — нет;
  • если нет возможности работать со всем коллективом, а ребенка нужно срочно спасать, для начала добиться главного — чтобы всем стало ясно, с вашим ребенком так поступать нельзя! Потому что иначе обидчикам придется иметь дело с вами (в рамках правового поля!), прокуратурой, полицией, а школе (лагерю, спортклубу и тп) придется отбиваться от бесконечных проверок и вообще всем будет невесело;
  • если ничего не помогает — переводить ребенка в другое учебное заведение. Никакое место в рейтинге, никакие заслуженные учителя или близость к дому не стоят безопасности вашего сына или дочки.

Но это экстренные меры на крайний случай. Потому что, на самом-то деле, так нельзя поступать не только с вашим ребенком, но и ни с каким другим тоже. И спасать, по-хорошему, тут надо всех — и объект травли, и организаторов, и участников, и тех, кто просто стоял рядом и молчал. Ведь это отрицательный опыт не только для отдельных ребят, но и для всего коллектива. И без последствий он не проходит. Что подтверждают и различные исследования, показывающие, как строится дальнейшая жизнь у жертв буллинга, самих “булли” и “зрителей”. Только вот спасать нужно тоже грамотно, с участием учителя, психолога, возможно — руководства, родителей других детей. И действовать не через наказания, не через призывы к жалости, а обозначая проблему как общую беду, как инфекцию, которая вредит всем и с которой нужно бороться общими усилиями.

Ну и на закуску несколько цитат. Их можно попробовать обсудить с ребятами   постарше. Или даже вывесить в классе. Или предложить как тему сочинения:)

Всякая жестокость происходит от душевной черствости и слабости. Сенека

Жестокость есть всегда результат страха, слабости и трусости. Клод Адриан Гельвеций

Жестокость не может быть спутницей доблести. Мигель де Сервантес

Еще можно посмотреть с детьми это видео и обсудить использованные в нем приемы.

Буллинг. Как остановить детскую травлю?

Это видео нужно показать всем детям

Опубликовано Molnia Plus 1 ноября 2017 г.

А что предложите вы?