Блог Татьяны Мишкиной. Часть 11. Знакомство с Алисой-Сашей

0
1999
0

Читать все записи в блоге Татьяны Мишкиной.

«Вы прямо так решительно настроены на этого ребенка? Есть такие дети без дефекта на лице», — на лицах сотрудников Министерства образования читалось явное недоумение.

Я растерянно улыбалась. Было неловко от того, что приходится объяснять вещи, которые мне самой кажутся очевидными. Вернее, я даже не могла ничего объяснить, все равно никто бы не понял: «Все же мы хотели бы посмотреть Алису».

Алисе в апреле исполнился один год. Весь месяц, каждый день, разглядывая фото и видео крошки, я мысленно поздравляла ее с днем рождения, гадая: вдруг этот самый день — как раз сегодня?

Сбор документов шел на этот раз легко и гладко. Уже знакомые врачи охотно шли навстречу, заполняя бланки, желали удачи. Женек всюду сопровождал меня: все анализы, консультации и приемы мы прошли вместе. Всех он очаровал, все радовались за нас и помогали в меру сил. Никакой изнурительной волокиты не было.

И все же где-то внутри закрадывалась тоска от предстоящего разговора с родными. Так трудно и неприятно делиться радостной вестью, которая только в наших глазах — счастье, а окружающие видят в ней проблему и неприятность. Откладывали разговор до последнего.

И вот, направление в наших руках. Я, взволнованная, звоню мужу, не могу дождаться окончания гудков в трубке: «Сережик, ну все! Взяла направление на Алисочку! Представляешь, она там же, где Женя был…» Кажется, я вижу, чувствую, как муж улыбнулся: «Ну, хорошо. Когда поедем?» «Во вторник», — отвечаю я.

Как же сильно я его люблю. И Женю тоже. Уснул прямо в коляске, замаялся парень. Весь день с утра мотается с нами по кабинетам. Погладила пушистые вихры на головке, поморщился, причмокнул и дальше сопит. Скорее домой, суп есть да спать.

До сих пор никто, кроме Лариски, не знал о нашем выборе, о том, что он давно есть. Намерение расширить семейство мы озвучили давно, но об активном сборе документов и, главное, о том, кого мы хотим взять, не распространялись без особой необходимости.

Я все придумывала, как подготовить почву для откровенного разговора. Показывала маме фото деток в базе. И видеоанкету на сайте фонда «Измени одну жизнь». На фотографии и видео Алисы мама решительно замотала головой: «Нет, мне не нравится…» Я промолчала. Мама несколько раз заговаривала о том, что «не лучше ли подождать, не торопиться…» Нет, не лучше. Тут уже я сама мотала головой упрямо и опускала глаза. Больно расстраивать родных людей, даже когда ты уверена в своем решении.

Мама знала, что мы планировали визит в Министерство на четверг, и я весь день ждала ее звонка. Видимо, не предвкушая ничего доброго, она упорно не звонила. Потеряв терпение, ближе к вечеру я сама набрала ее номер. Выпалила без паузы все, как есть. В трубке молчание, слышу, как дышит мама, напряженно, расстроенно.  Потом спросила: «Вы уже точно решили? А что, других вариантов не было?»

Разговор с родителями мужа тоже выдался непростой. Связь по скайпу привычно тормозила и зависала, что давало нам возможность передохнуть и мысленно помолиться между атаками. Бой так и не был окончен. Остановились на полпути.

Стороны решили взять паузу и обдумать все еще раз. Думаю, значение этих слов мы с родителями истолковали по-разному – они, вероятно, полагали, что мы будем обдумывать, стоит ли брать Алису.  На самом деле, я всерьез задумалась над сбором аргументов в пользу нашего решения, вопрос оказался сложным.

«За что вам такой крест?» А за что крест — Алисе? Другим всем деткам? Видимо, всем нам кресты «за надом». Очень сложно понять друг друга порой, а надо. Тоже крест – и нам, и родителям. Надо нести и радоваться, вот не будет их, тогда еще как поплачем, и опять скажем: «Тяжелый крест».

Утро вторника. Подъем, завтрак, бегом — в опеку. Женю согласились приютить Бабушка с Дедом, задаст он им жару! А мы уже трясемся в автолайне. Снова в Дзержинск. Волнения нет совсем, радостное такое чувство – едем к доченьке, знакомиться. В опеке знакомые лица, обмен приветствиями, расспросы о Жене. Показываю несколько фотографий в телефоне, все удивляются, радуются: «Изменился как! Подрос!» Улыбаемся — счастливые, гордые.

Дом малютки преобразился весной, вокруг зелено, яркими пятнами разбросаны по территории качельки, машинки, горочки для малышей – яркие, сияющие на солнце. Впереди по аллейке топает группа малышей лет 2-3 с воспитателями, двоих везут в коляске, остальные рядом, держась друг за друга и за коляску, кучкой. Симпатичные, смешные такие.

Проходим в кабинет директора. И снова знакомые лица, расспросы, рассказы, наши вопросы. В конце мы переглядываемся, киваем одновременно. «Берем!»

Выходим на веранду. Там, в тенечке, в колясочке, лежит она.

Глазки ясные-ясные, длиннющие ресницы загнуты вверх.

— Ой, румяная какая! — радуется папа.

— Это диатез, — смеется нянечка, — ничего серьезного, не волнуйтесь.

В это момент крошка останавливает взгляд на моем лице, и, неожиданно, начинает улыбаться, дергать ручками. Я просунула палец в рукав комбинезончика, и маленькая ладошка приветливо сжала его. Попросила разрешения взять на руки. Такая она оказалась маленькая и легкая! После моего, пусть не сильно крупного, парня, Алисочка показалась пушинкой! Такая мягонькая, тепленькая, податливая. Щурится от солнышка, хлопает ресничками, смотрит внимательно, но не плачет, не боится.

— Ребеночек слабый. Мышечный тонус понижен, придется много заниматься, но у вас в городе есть специализированный центр…

Информация — фоном. Пока все эмоции, все внимание прикованы к ней. Моя маленькая принцесса, девочка, солнышка. Сережа тоже берет на ручки, осторожно касается губами затылка, прижимает спиной к себе. Алиска обводит меня и психолога внимательным взглядом, снова улыбается. Это так удивительно: никакого страха, сразу доверие, открытость такая. Умненькие любопытные глазки.

Мама носила ее, зная про диагноз, но доносила, Слава Богу, не убила. А вот оставить себе почему-то сил не хватило. Говорят, был против папа. Говорят, он какой-то директор. Сказал, что он «не Эвелина Бледанс» (актриса, телеведущая, мама мальчика с синдромом Дауна – ред.). Видимо, так и есть.

Сережка долго не мог понять, почему так. Есть средства на лечение своего ребенка, все возможности. Спрашивал, что да как, но ответа так и не нашел. Нет его. Наверное, так надо. Просто нам нужна такая девочка, и Господь нам дает ее. А кровным маме и папе мы очень признательны, они дали жизнь Алисе, а нам — возможность растить ее и радоваться.

Впереди — операция, долгий период посещений и знакомства, прежде чем мы сможем забрать домой нашу девочку. Впереди суд. Много всего. А еще впереди — вся жизнь, та ее часть, которая будет навсегда неразрывно связана с жизнью этой маленькой девочки, нашей дочки. Хочется верить, что эта история будет, пусть трудной, но счастливой. Мы и верим.

8 июня 2016 года. Алиса стала Сашей. НАС ТЕПЕРЬ ЧЕТВЕРО! И плюс кошка Кася)

Не каждый может взять ребенка в семью, но помочь может каждый