Блог приемного подростка. Часть 11. Хочет — не хочет

0
697
0

Читать весь Блог приемного подростка

В баторе я думал, что приемные дети нужны взрослым, чтобы решать их проблемы. Воспитки внушали нам, что приемная семья будет нагружать работами, что приемные родители это церберы, которые не смогли воспитать своих детей и будут прокачиваться на нас. Что берут нас из-за квартир и сберкнижек. Наши воспитки, кстати, так и делали. Обе взяли по два ребенка с инвалидностью, к которым никогда не питали особых чувств. Потому что за детей с инвалидностью больше платят.

frog

Фото — fotorelax.ru

Малых они убеждали, что нужно быть верными своей кровной маме, а уйти в новую семью — предательство. Это срабатывало. Знаю около пяти пацанов, которых удалось так отговорить, и они до сих пор в интернате.

За семь лет жизни в баторе, меня вызывали к психологу один раз. А с приездом Юли — начали таскать по два раза в месяц. Просили рисовать рисунки и спрашивали: «Что делали у нее дома? Какие у нее интересы? Чем кормила? Что делали по ночам? Как она одета? Ходила ли голая?»

Когда я отвечал, что все нормально, что ничего такого не замечал, психолог говорила: «На гостевом все будет хорошо, а потом начнется». Говорила, что некоторые берут детей для сексуальных утех. Советовала пить воду из бутылок и следить за Юлей у плиты. Не подсыпает ли чего в продукты.

На одном из занятий она попросила нарисовать две геометрические фигуры и расположить их на листе. Спросила, зачем я поставил их рядом, если они разные? Потом сказала, что Юля мне не подходит, что она вернет меня назад, как наиграется. На следующем занятии спросила, изменил ли я свое мнение о приемной семье? Я должен был уйти и подумать. В деревне я встретил знакомую женщину, она радовалась за меня и помогла найти ответ: «Изменил, но не в вашу сторону».

Параллельно работали старшие, их натравливала одна из воспиток. По ее указке они запугивали меня, издевались и избивали. Прессовали что если я уеду, они меня найдут. Говорили, что я никого не лучше. И что раз я с ними, то должен оставаться до конца. Спрашивали, брат я им или крыса? Сама воспитка вызывала меня к себе и пугала, что в городе я ничего не добьюсь и пацаны уже назад не примут. Спрашивала, не кажется ли мне странным, что Юля присмотрела именно меня и не нашла никого поближе.

Однажды Юля приехала в интернат, шел дождь и мы разговаривали в игровой. Потом за диваном я нашел телефон с включенным диктофоном.

Когда я уезжал на гостевой, старшие требовали привозить денег и дорогие шмотки. Если ребенок что-то у вас украл, возможно он не вор, а его запугали и поставили на счетчик. Или он общался с вами и вдруг резко перестал, — возможно, начался прессинг, и ему стало проще отказаться. Не идите в открытый конфликт и не отступайте. Помните, что вы дома, а он — в системе, и каждый ваш неправильный шаг ударит по нему. Улыбайтесь, играйте в их игру. Они тоже будут вам улыбаться. Ну, и главное, ведите себя так, чтоб ребенок вам поверил.

Это был тяжелый период. Можно назвать его войной. Борьбой — кто кого. Но есть такая пословица: «Хочешь мира — готовься к войне».

© «Дневник приемного подростка» 2017