Блог приемного папы. Часть 11. 5 марта 2016 года — День рождения семьи

0
851
2

Читать весь блог приемного папы.

Самому не верится, что я приступил к написанию самой главной и большой части своего пути приемного папы. Эта часть обещает быть всеобъемлющей и эмоциональной. Сборы, поездка, регистрация, поиск, переезд, снова регистрация и поиск, первый опыт знакомства с первым малышом, знакомство со вторым мальцом, общение, оформление, круги ада… Ну, обо всем по порядку. С Богом!

 

Итак, во вторник 1 марта 2016 года я выехал в поисках родного и любимого человечка — моего сына. Путь мой лежал в Средневолжский край, так как я уже писал, что наш регион считается благополучным в плане наличия детей–сирот, точнее, почти их отсутствия.

Весь февраль я готовился к поездке, хотелось максимально заработать на предстоящие серьезные расходы. Даже таксовать ночами приходилось.

Купив без проблем билет на поезд и далее — на самолет, с напутствующими добрыми пожеланиями немногочисленных родных и близких мне людей, я сел в поезд в большую Россию, в Москву. Время в дороге тянулось медленно, волнение наполняло сердце, мысли переполняли голову. Сутки в дороге до Москвы мучительно тянулись. Пересадка в столице и 2 часа полета до Самары.

Прилетел в полночь, и на такси от аэропорта Курумоч «дополз» по заснеженным самарским дорогам до съемной квартиры, которую я снял заранее, еще будучи в аэропорту столицы.

Бессонная ночь, и рано утром пошел регистрироваться к региональному оператору банка данных детей. Пришел заранее, первым. Вскоре за мной пришла пара — тоже за ребятенком. Сразу же, на месте меня идентифицировали по личному номеру ID, который мне присвоили еще дома, у нашего местного регионального оператора (бумажку с номером я забыл дома взять, и пришлось звонить, уточнять). Забыл о них рассказать…

Перед отъездом, когда я с родным отделом опеки собрал все документы, мне местный департамент выдал заключение о том, что я могу быть приемным родителем. С ним я пришел к областному регоператору (три приятные и милые девушки) и зарегистрировался у них, получив единый личный номер кандидата, который видят в единой базе все регоператоры России…

Далее, меня пригласили в святая святых базы данных детей, в секретный кабинет с компьютером. Банк данных оказался общий для всего Средневолжского края. В нем были данные о детках во всех соседних районах и областях, что было очень удобно. Уточнив у меня критерии рассматриваемых кандидатов в сыновья, приятная тетушка выбрала их в сводной таблице и пригласила к монитору посмотреть на результат. Список был невелик. В процессе знакомства со списком мы с оператором еще отсортировали его по дополнительным родственным  критериям, и осталось 5 мальчишек. Мне предложили выбрать очередность знакомства с кандидатами.

Выбор пал на одного мальчугана, максимально подходящего по критериям запроса. Тонкостей каких-то и особенностей теперь уже мне сложно вспомнить, остались одни смутные образы. Оператор стала звонить в детский дом, где жил ребенок. Выяснилось, что у мальчика то ли поменялся статус, то ли по здоровью что-то случилось, точно сейчас не вспомню. Короче, «отпал» кандидат.

Следующими в списке были дети из соседней области (300 км), с которыми нужно было знакомиться через местного представителя банка данных. Это была моя родная область и мой родной город, в котором я родился и когда-то жил в детском доме, а впоследствии — в семье, гостил на каникулах у бабушки.

Приехав на родину, я снял квартиру неподалеку от нахождения регоператора, буквально через дорогу, т.к. чувствовал, что общаться будем много и долго. Тем более, что приближался праздник 8 марта. На следующее утро я заявился в кабинет сотрудников детского банка данных и стал ждать приема.

Дождавшись начала рабочего дня, столь же быстро две уютные тетушки зарегистрировали меня в своем регионе, как кандидата в приемные родители и подпустили к секретному компьютеру. Первый выбор из небольшого списка пал на пятилетнего малыша. Оператор созвонилась с детским домом и договорилась о моей встрече с директором и с ребенком.

Путь до соцучреждения оказался неблизким и непростым. Расстояние до поселкового детского дома оказалось приличное; транспорт, если можно так сказать, старый, убитый пазик, ходил не часто; дороги  в виде направления без асфальтового покрытия тоже оставляли желать лучшего. Я стойко преодолел это испытание, я же ехал знакомиться с потенциальным сынишкой, и ради этого готов был переживать и терпеть многое.

Небольшой, приятного вида волжский русский поселок, по колено занесенный снегом. Здесь я наконец-то по-настоящему почувствовал настоящую русскую зиму, с настоящим снегом и морозом. Детдом я нашел быстро и без каких-либо трудностей.

Внешне в меру уютный, симпатичный казенный дом с детьми и тетками-сотрудницами. Внутри тоже особенно ничем примечательным не выделялся. Да и состояние мое от волнения было такое, что сложно было заметить какие-либо особенности и прелести учреждения. Встретили меня добродушно и активно, я бы даже сказал — суетливо.

До сих пор, начитавшись тематических повествований и послушав рекомендации специалистов, я как-то иначе представлял себе первую встречу с ребенком. Представившись и предъявив направление на знакомство, меня познакомили с присутствующими в кабинете директора сотрудницами богадельни.

Кратко пообщались обо мне, я даже не успел ничего сообразить, как мне чуть ли не на руки вручают моего карапуза, тепло одетого и не успевшего переодеться с прогулки. Я вспомнил, что при входе во дворе гуляли маленькие дети. Маленькое чудо с именем Саша сидело у меня на руках. Выказывая всем своим существом непонятную радость, с явными признаками нарушения привязанности, с сильной задержкой в развитии, плохо, точнее, непонятно что-то говорящего.

В этот момент директор рассказывала историю этого мальчугана, которую каждая присутствующая сотрудница дополняла своими сведениями. Малец мне пришелся по душе сразу, и меня не пугали его диагнозы и какие-то особенности развития. Выяснился один существенный нюанс. Мама была ограничена до мая в родительских правах, и ребенка посещает дед, который даже приехал в этот поселок и снял жилье. Об этом регоператор почему-то не захотела мне заранее сообщить.

Сашенька уже сидел рядом со мной на стуле. Такой хрупкий на вид и беззащитный, что-то лопотал и спрашивал меня на своем, только ему и нескольким сотрудницам понятном языке. Я ему что-то говорил и старался отвечать что-то. Он прижимался ко мне, прямо, как родной, и я приобнимал его в ответ. Общаясь с сотрудниками, я пытался играть с мальчуганом, смастерив ему из салфетки самолетик, т.к. не догадался с собой захватить ничего подходящего к подобному случаю.

Договорившись с директором, что я буду держать на контроле судьбу малыша и мамин статус, оставив свои контакты, я распрощался с мальцом и с детским домом. Выйдя в легкой растерянности и с тяжестью на душе на улицу, на морозный воздух, я не спеша побрел к дому, где снимал квартиру дедушка Саши.

Дома никого не было, соседей тоже не оказалось, и мне ничего не оставалось, как возвращаться тем же путем и способом обратно в областной центр. Странное событие случилось со мной по дороге к автобусной остановке поселка. Мне позвонила незнакомая женщина, которая впоследствии оказалась кровной мамой Саши.

Сразу после моего ухода то ли она что-то почувствовала и позвонила в детдом, то ли кто-то из сотрудниц с ней связался, но ей дали номер моего мобильного, и она решила меня «остановить». В резкой и агрессивной форме она уверяла меня в том, что не оставит сына в детском доме и загрызет меня, если я заберу ребенка в свою семью. Я в ответ уверил ее, что не буду забирать малыша, и высказал пожелание и надежду на то, что у нее получится вернуть своего сына. На этом мы с ней распрощались. Немного полегчало на сердце.

Я перезвонил директору детдома и сообщил об этом разговоре. Обратный путь был столь же неудобным и непримечательным. Вернувшись в город, я успел до окончания рабочего дня к регоператору. Я вернул заполненное направление на знакомство с Сашей, и мы сели снова за компьютер, изучая данные нового кандидата на знакомство.

Максимально подходящих по моим критериям мальчишек осталось двое. Не знаю, чем руководствовалась тетенька за компом, но она сама предложила мне мальца, недавно получившего статус на усыновление как одинокий (ранее с ним в учреждении был кровный брат, но он выпустился). Позже, уже в детском доме социальный педагог на первой встрече мне поведала, что мальчугану рекомендовано — из-за особенностей поведения — попасть в семью с сильным мужским влиянием.

Уютная тетя созвонилась с детским домом, чтобы уточнить возможность и время моей встречи с директором. Не с первого раза дозвонившись, выяснилось, что в связи с приближающимся праздником не просто поймать директора на месте. Нужно попробовать позвонить чуть позже. Взяв номер телефона детского дома, я вернулся в съемную квартиру, раздираемый желанием побыстрее поехать на встречу со счастьем. В размышлениях о предстоящем я попробовал найти контакты бывших приятелей и одноклассников в некогда родном городке.

Детский дом был очень не близко от моего временного жилища, и моя зудящая нетерпеливость вынудила меня вызвать такси и потянула прокатиться до соцучреждения. Я размышлял так: если не застану директора, то хоть найду, посмотрю, где и как «мой» ребенок обитает. По дороге из машины решил набрать номер детского дома. Долго дозванивался.

Мне ответила соцпедагог и объяснила, что сегодня вообще бесполезно пытаться застать директора на рабочем месте, ссылаясь все на ту же суету, связанную с праздником. Договорились о том, что на следующий день утром я приеду на первую встречу. Снова томительное ожидание, размышления и переживания…

Утро 5 марта. Как во сне я приезжаю к заветным дверям детского дома, где долгих 5 лет живет мальчуган, мой тогда еще потенциальный сын. Быстро и тихо меня провожают в кабинет директора, в котором собираются все ключевые сотрудники учреждения (психолог, медик, соцпедагог, различные завы и «замы директора). Статная, на вид строгая женщина с неподдельным интересом задает мне любопытствующие ее вопросы. Сотрудники рассказывают всю историю и нюансы пребывания ребенка под их опекой и покровительством.

Выслушав всех и ответив на интересующие их вопросы, я принимаю решение повидать мальца, и мы решаем пригласить ребенка в кабинет. Впервые я увидел, как грамотно подходит руководитель к организации первой встречи кандидата в родители с кандидатом в сыновья. Все, как по уставу, четко, грамотно и выверено.

Спустя несколько минут в кабинет, в сопровождение воспитателя, робко входит маааленький светленький мальчишечка с прической ёжика-одуванчика на голове. Заранее договорившись с директором, я сижу поодаль и просто наблюдаю их беседу. Она стала расспрашивать ребенка о событиях прошедших дней, о каких-то мероприятиях и происшествиях. Мальчонка без интереса что-то отвечал, больше просто слышалось робкое «не знаю» и «наверное».

Директор стала рассказывать сказку о том, что к ней приехал знакомый в моем лице и приглашает ее в гости к себе на море. Вот она хотела бы узнать, стоит ей ехать? Или может, и его возьмет с собой? Не получив вразумительно ответа от ребенка и с рабочими пожеланиями послушания и успехов, она отпустила его.

Оставшись в компании с сотрудниками, директор спросила мое первоначальное мнение о встрече. Зная всю историю ребенка и имея основную и некоторую подробную информацию о нем, я сразу принял решение на более близкое знакомство с мальцом. Мы договорились, что я приду на следующий день после его учебы (после 15 ч), и мы начнем знакомиться и узнавать друг друга поближе.

Сказать, что во мне метались радость и счастье вперемешку с тревогой и опасением, это значит — ничего не сказать. Меня разрывало от смешанных чувств. В этом состоянии я добрался до регоператора, вернул ему подписанный бланк заявления на знакомство с ребенком и пошел домой, готовиться и настраиваться на дальнейшее общение.

5 марта 2016 года родилась наша семья.

 

2 комментария

  • Светлана

    Добрый день, Денис! Сколько лет было сынишке, когда вы познакомились?

    24 октября 2018
    • D. Moro

      Доброй ночи, Светлана. Обоим 9 лет было на момент знакомства и оформления.

      26 октября 2018

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *