Блог Олеси. Часть 2. Мой славный подросток. Диагнозы и решение

0
1375
0

Читать все записи в блоге Олеси.

Специалист начала рассказывать о диагнозах. Вот тут я уже по стене сползать начала. У мальчика инвалидность, длинный список диагнозов, основной из них — лимфома Ходжкина 4 стадии. Я у нее тихонько спрашиваю, кое-как подбирая слова: «Лимфома — это рак, 4 стадия,  последняя? У меня бабушка умерла от рака, а что будет, если вдруг с ребенком что-то случится, меня посадят, у меня свои дети — маленькие?»

Первые дни дома.

На что специалист ответила: «Ну, что вы, мы же знаем, с каким диагнозом ребенка даем».  В мыслях: «Надо отказаться». Отказаться напрямую, значит, поставить крест на принятии ребенка.  Соглашаюсь, но сама решаю, что найду благовидную причину для отказа. Меня направляют в детский дом на знакомство с мальчиком, туда, где мы с мужем проходили обучение.

Я решила поговорить с директором детского дома и преподавателями школы приемных родителей. Было много  вопросов. С родителями  бесполезно советоваться, они только отговаривать  начнут.  Страшно очень сделать неправильное решение. Два месяца уже не сплю, мысли, страхи не дают спокойно уснуть. Иду в детский дом…

В детдоме мы начинаем разговор с  директором. Меня трясет, я очень волнуюсь, плохо помню детали, эмоции зашкаливают. Она в удивлении, что мне предложили этого ребенка.  Говорит: «Есть мальчики помладше, братья, может, посмотришь?» Я отказываюсь. Она говорит: «Давай я позову Ярослава?» У меня еще больше страх: что говорить, что делать? Для меня это уже мужчина, а не ребенок. Как себя с ним вести?

Признаюсь, что не знаю, о чем с ним говорить. Директор успокаивает: «Тебе ничего не надо будет говорить. Я сама с ним буду разговаривать, ты только смотри и слушай». У меня паника, соображаю плохо, поэтому соглашаюсь.  Позвали его. Приходит. Здоровается. Я  жутко стесняюсь, пытаясь сделать невозмутимый взгляд, говорю: «Привет!»

Директор его спрашивает о школе, о спортивном кружке, задает общие какие-то вопросы. Я рассматриваю его: он в шортах. Удивляюсь, потому что на улице зима. На вид — обычный подросток. Он ушел, а я пошла домой обдумывать  всю ситуацию. Лица его не запомнила, но запомнила его фотографию, которая висела на стене. Эта фотография у меня потом долго в глазах стояла.

Обсудили дома с мужем, решили познакомиться с парнем поближе, провести вместе выходные. На следующий день пошла снова в детский дом, позвали мальчика. Он поздоровался. Я ему: «Привет! Пойдешь к нам в гости?» Отвечает: «Пойду!» Была среда, в субботу после школы разрешили нам взять его с ночевкой. Было очень страшно, но в тоже время интересно, мы всей семьей ждали выходных. Он тоже с нетерпением ждал. Муж тогда работал, поэтому мы пошли с детьми, и я написала заявление, что несу полную ответственность и обязуюсь в воскресенье вернуть ребенка.

Ярослав на занятиях.

Шли с ним по городу, разговаривали об увлечениях, о спорте, о его любимом блюде. Дома вместе приготовили на ужин  курицу в лаваше, на десерт — королевскую ватрушку. Он помыл посуду. Познакомила их  с мужем. Посмотрели футбол, поужинали, пообщались. Обычный семейный вечер.

Детям очень понравился он, особенно дочке (ей 4,8). Она возле него кружится, говорит: «Мамочка, он мне так нравится! Можно я его поцелую?» Приятный он такой был, к себе располагающий, улыбался много, позитивный.  Переночевал у нас, помог мне с утра прибраться, отзывчивый мальчик очень.

Вечером ему нужно было возвращаться в  детский дом. Отвела в группу, почувствовала себя предателем. Поговорили с мужем, решили, что предложим на следующих выходных с нами остаться жить. Подумали, что для малышей быстро найдутся родители, а для подростка шансов не очень много. По его диагнозам вопрос пока оставался открытым, решили, что будем исходить из ситуации.

Вопрос был еще в том, что его по выходным забирали в другую семью, но специалист опеки сказала, что если они до сих пор не решили, значит, точно не возьмут ребенка в семью. Я решила, что правильнее будет позвонить женщине, которая брала его в гости, и сказать ей о моем намерении. Женщина ответила, что подумает, что у нее много сомнений по поводу его болезней и, вообще, сможет ли она с ним справиться.

Всю неделю думала. Столько мыслей, столько сомнений, но желание забрать его только усиливалось. Родной. Наш. Справимся. Все будет хорошо.

В следующие выходные также готовили, общались. Предложили ему стать одной семьей. Сказали, что он замечательный мальчик, и мы будем рады, если у нас появится такой сын. Он обещал подумать до вторника, так как вопрос с той семьей был не закрыт.

Не каждый может взять ребенка в семью, но помочь может каждый!

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *