Блог Марины Трубицкой. День рождения сестры

0
579
0

С сайта MyHeritage, на котором я когда-то создала свое генеалогическое дерево, я снова получила напоминание. Наступил  41-й день рождения Людмилы Юрьевны Зиновьевой, моей младшей сестры, которую я, наверное, никогда не видела.

Часть 5. День рождения сестры

Читать все записи в блоге Марины Трубицкой.

О существовании сестры я узнала в 1999-м году, когда ко мне приехал заново знакомиться мой младший брат Коля, и мы с ним зашли в дом ребенка Уссурийска.

Искали его личное дело, не нашли, зато увидели в журнале поступления детей, что 12 марта 1979-го года из Лучегорской больницы поступил мальчик — Николай Юрьевич Зиновьев и девочка — Людмила Юрьевна Зиновьева. Там же было написано, что когда ей исполнился 1 год и 2 месяца, ее усыновили.

ПОМОГИТЕ  ДЕТЯМ-СИРОТАМ НАЙТИ СЕМЬЮ

 

Мы попытались что-то узнать о ней, но в Уссурийской опеке оказались только мое личное дело и Коли, но никаких следов сестры. В опеке пытались нам помочь, связались с Лучегорском, но там тоже не оказалось никакой информации ни в опеке, ни в ЗАГСе. Нам передали какие-то слухи, что ее приемный отец был крутым юристом и постарался, чтобы следов не осталось.

Все эти годы мы с Колей помним о ней, гадаем — где она, как она, знает ли про усыновление, если знает, то хочет ли найти родственников? Надеемся, что все у нее хорошо. Может быть, мы проходим мимо друг друга по улицам Владивостока, а может быть, она давно и далеко уехала?


Вконтакте есть поиск по дате рождения. Я вчера вглядывалась в лица тех, кому тоже сегодня исполнился 41 год, и думала, какие у нас с сестрой могли бы получиться отношения? Мне кажется, что теплые.

А может быть, она давно все знает, но ей это не нужно и не интересно, так бывает… Вполне вероятно, что ей изменили дату рождения, как мне и Коле, и нет у нее сегодня праздника…

Иногда я думала, может, это какая-то ошибка, и не было сестры? Но два года назад мне отдали письма нашей кровной матери, и в одном из них она пишет, как ей сложно с  дочерью второго мужа, и горько отмечает, что «потеряла своих девчонок». Это август 90-го года, мне 15 лет, Люде почти 12, и я еще не знаю про то, что я приемная.

Я не знаю, когда маленькая Люда оказалась без матери, был ли это отказ или лишение родительских прав или еще что-то. Когда я сама была в Лучегорской больнице летом 78-го года после падения из окна, со мной там случайно познакомилась моя будущая тетя — сестра моей приемной мамы.

Она видела мою кровную мать, как она ко мне приходила, беременная и голодная, ела там, в больнице.

Сестра моей матери два года назад рассказала, что тогда и отцу, и матери присудили по два года тюрьмы по статье за тунеядство, и мать отбывала срок в колонии под Уссурийском. Не знаю, было ли это после рождения Люды или моя сестра родилась в тюремной больнице, и потом ее отправили в Лучегорскую больницу. Или тогда так не делали?

Непонятно, почему записи о ее рождении не нашлось в Лучегорском ЗАГСе. В краевом ЗАГСе мне тогда информацию не дали, свято охраняли тайну. Может, тогда регистрация была в каком-то ЗАГСе, который регистрировал родивших в колонии?

Путей поиска я не вижу. Одна надежда, что когда-нибудь сама Людмила начнет поиск, вопреки закону о тайне сможет узнать собственное имя до усыновления, и тогда найтись нам поможет мой рассказ.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!