Блог Екатерины Забелиной. Часть 5. Мы поехали на встречу с сыном

0
4199
0

Читать все записи в блоге Екатерины Забелиной

Держа на руках дочку, я не спеша шла по длинному коридору. Сердце сжималось, ведь сейчас я вынуждена опять отдать ее и уехать в пустой дом, обреченная тосковать по моей Алюше. Мы зашли в группу, я передала свое сокровище нянечке и робко спросила, а кто же так отчаянно плачет?

Я действительно не знала, как одной, пусть даже и сильной женщине, справиться с хоровым плачем, кормлением, сменой подгузников и желанием полежать на ручках у мамы? Фото — автора.

«Да вот, поступил мальчик, уже грыжу накричал себе». Не знаю, стоит ли писать это, но я пишу свою историю честно, так что была не была. На мою просьбу посмотреть на крикуна мне ответили, что нельзя, но вам покажем. Может быть из-за того, что я говорила, что ищу сына, может еще была какая-то причина, но меня пустили в группу дальше предбанника.

Игровая комната и спальня были практически пусты, несколько детей играли, некоторые гуляли, а большая часть детей на лето была перевезена в летнюю «резиденцию. Мы прошли на балкон, уставленный колясками, в одной из которых крепким сном спал крупненький смуглый мальчик с розовой пустышкой. С пустышкой, которую мы принесли для нашей дочери! Я сказала об этом, и растерянная нянечка стала уверять меня, что она обязательно ее изымет у него, продезинфицирует и в свою смену будет следить, чтобы пустышка была только у Алины. «Да вы что? Ему понравилась пустышка наша, не надо забирать, пусть будет у него», — нянечка посмотрела на меня непонимающим взглядом, а для меня это был как знак, что ли.

На мои расспросы о нем, мне, конечно, кроме имени, веса, роста и количества съедаемой смеси через каждые три часа ничего более сказать не могли, да и другая информация вряд ли нужна нянечке. Но мне же нужна! Дома я рассказала Диме о знакомстве с крикуном, нашла его анкету на сайте городской опеки. «Да он же нерусский!», — сказал муж – как отрезал. «И что? Ты бы его видел! Он такой красавец, такой крепенький и спал с НАШЕЙ СОСКОЙ!», -пустышку я считала главным аргументом, знаком что ли каким-то и надеялась, что этот знак Дима тоже разгадает.

Наш долгий вечерний разговор завершился обещанием завтра позвонить в опеку и узнать более подробную информацию о мальчике. Утром нам охотно поведали его историю – зовут Глеб, на 21 день младше нашей дочери, 2 группа здоровья, мама — молодая русская женщина, пагубных привычек не имеющая, но есть одно «но». Точнее, два – папа гражданин Таджикистана (в свидетельство о рождении как отец не вписан), мама – инвалид первой группы по причине неизвестного органам опеки психического заболевания, но это же — врачебная тайна, и узнать, какого именно, — не представляется возможным. Тут, как говорится, действуйте на свой страх и риск.

Если с папой было все понятно, и можно, даже нужно, попробовать переубедить Диму, познакомив его с маленьким кареглазым «сердцеедом», имея хоть маленькую толику надежды на то, что мнение мужа поменяется, то со вторым «но» дела обстояли куда сложнее. Мы готовы были к ребенку с ВИЧ, собственно, к нему мы и спешили тогда, не считая это чем-то заоблачно страшным, но к такому повороту событий мы были не готовы, это точно.

И я решила опять прибегнуть к своему любимому хобби – чтению, ведь знание – сила! Я прочитала про все заболевания, которые могут унаследовать ребенок от мамы, их не так и много, доложу я вам. Список с названиями этих недугов я положила к себе в паспорт, так, на всякий случай. Но где же узнать диагноз? Ни один врач никогда не раскроет посторонним людям, не уполномоченным законом, врачебной тайны. И в первый ближайший выходной с целью узнать все от первоисточника, мы поехали к маме Глеба, благо адрес в опеке нам дали, и живем мы в одном городе. А узнали мы очень многое для себя! А главное – диагноз мамы не передается по наследству!

Гуляя на выходных с дочерью, мы много говорили, азартно пересказывая друг другу все то, что мы узнали, по сто раз повторяя одно и тоже. И на мое счастье, Дима уже согласен взять направление и познакомится с ребенком, подумать. Но я уже познакомилась, уже каждый день говорю с ним, беру его на прогулку, и мы втроем наматываем километры вокруг дома ребенка и принимаем солнечные ванны! Я уже знаю, что у него крупные ручки, высокий подъем на ножках, я уже переживаю за его грыжу и кривошею, но пока я ему — никто!

Мы разговаривали еще и об этом. Катя, ты же сама не хотела таких малышей? А вдруг в больницу с одним надо, а второго ты куда повезешь? А как кормить одновременно двоих? А купать, гулять как? Как ты одна с ними, без помощи, целыми днями будешь справляться, пока я на работе? Да ты и с одним ребенком еще не жила?  Что тут скажешь, Дима задавал правильные вопросы, ответить на которые я не могла, я действительно не знала, как одной, пусть даже и сильной женщине, справиться с хоровым плачем, кормлением, сменой подгузников и желанием полежать на ручках у мамы? Но я знала, что именно этого я и хочу! Всегда хотела! Хотела быть нужной всем и сразу, чтобы меня дергали и тянули во все стороны, чтобы звали на помощь, мешали готовить и наводить порядок, а я буду ворчать и улыбаться!

Не знаю, имею ли я природный дар убеждения или Дима просто настолько любит меня, что не может мне не верить, но в понедельник мы взяли направление и поехали на нашу первую совместную встречу с сыном! И знаете, что наш крикун сделал, когда Дима взял его на руки? Правильно, он открыл свои карие глазки и впервые в своей жизни так близко увидел мужчину – своего папу!