Блог Екатерины Пирожинской. Часть 9. О мамской самостоятельности

0
1505
0

Я не писала почти месяц. Происходило ли что-то? Конечно. Каждый день. Как в любой семье с детьми. Приемные дети отличаются от неприемных только тем, что сразу появляются у мамы в сердце…  Так сказала одна приемная девочка. И она права. Но сегодня я хочу написать о другом.

Читать весь блог Екатерины Пирожинской

Я отношусь к категории, которую сегодня определяют ловом selfmama – в просторечии это значит одинокая мать/неполная семья и куча подобных определений. Англоязычный вариант звучит куда достойнее и вернее, с моей точки зрения. Сегодня разговаривала с другом, с которым виделись несколько месяцев назад. Так вот, моя дочь запомнила «цвет рубашки дяди Димы» — и это вполне понятно. Дети не видят – или почти не видят — меня в мужском обществе. Поэтому каждый мужчина, который соприкасается с нашей семьей, для них ценен. Общения с дедушкой и дядюшкой для моих котов мало.

К слову, цвет рубашки был розовый. И ко второму слову, сын упомянутого дяди Димы давеча очень переживал из-за людей, которые любят розовый цвет. А у моего сына самый экстремальный цвет рубашки — пока что желтый.

Каждой из нас, каждой женщине, маме и не маме еще – нам важна своя собственная жизнь. Фото — автора.

Но я сегодня не про мужчин. Не про важность отцовского начала в семье. Не про важность мужского влияния. Не про «мапу».

Статистика такова, что все больше становится женщин в категории selfmama с приемными детьми. Никого не удивишь неполной кровной семьей. Неполные приемные семьи почему-то вызывают удивление. Они же неполные!!! О ужас!!! Этот предрассудок понятен – и вполне ожидаем. Мы, гордые selfmamы, презрительно улыбаемся, пожимаем плечами и идем дальше. Но на самом деле — и, надеюсь, меня не сильно распнут – предрассудок оправдан. Страх и опасения имеют реальную, вполне земную почву. Это тяжело. Это очень тяжело быть одинокой мамой. И быть selfmamой – тоже тяжело. Иногда дико тяжело.

Каждый раз это история про приоритеты и принятие решений. Про выбор между работой и домом. Про выбор между индивидуальным и общим. Про выбор работы в ущерб дому. Про выбор дома в ущерб работе. Про ту малую толику мам, которые гармоничны в своей профессиональной и семейной или домашней жизни. Про баланс и гармонию. Так получилось, что я сейчас очень близка к принятию решения, к выбору: работа или дом.

С учетом того, что мои дети – не простые, что нам нужна реабилитация, обучение, расширенная программа. И любое решение, которое приведет к сокращению семейного бюджета, даже временному, нужно очень сильно продумывать и отслеживать. Хорошо, скажите вы, любые дети – не простые. Любые дети меняют образ жизни, ценности и картину мира своих родителей. Да, все так. Но в приемной семье – в семье с некровными детьми, всегда кроме нас есть еще и недремлющее око. Око опеки или родственников. Сейчас даже не важно, всегда есть кто-то, оценивающий наши поступки, нашу жизнь кроме нас. Под микроскопом или в лупу. Или просто, походя, со стороны.

Сегодня я впервые серьезно наказала сына на игрушку. У него были карманные деньги, кот знал, что он должен экономить, и тогда в пятницу сможет купить игрушку, но не раньше. Но он капитально развел няню. Под предлогом «мама разрешила» (а коту нет еще восьми лет),  и няня вместо того, чтобы позвонить мне, повела его в магазин. Кот умудрился одолжиться у сестры, потратить деньги, выданные ему на неделю на школьные поедушки, – а я принципиально выдаю только наличные, не кладу на школьную карту, – кот устроил няне дикий скандал с руганью, когда она случайно расколола единственную пластиковую пульку к пистолету.

Внимание, вопрос: кто и как разрешил покупать пистолет с пульками? Но это вопрос ко мне… В общем, кот сегодня был наказан: пистолет отнесен на первый этаж нашего дома вместе с коробочкой и запиской – берите добрые люди, это наказание за обман и за то, что нарушил нашу договоренность. Второе наказание — за ругательства на няню.  Почти за нападение на нее. Няня в шоке – а я понимаю, котенок чувствует, что может получать желаемое – и может влиять на появление этого желаемого – раньше такого у него не было. Но он не умеет справляться с отказами. Он не знает, куда деть свой гнев и обиду, если что-то идет не так, как он хочет, а ведь он – «мастер уговоров».

И вот я сижу и думаю: а правильно ли я поступила? Правильная ли мотивация была заложена в наказании? Я наказывала поступок. Ребенка я обнимала, и сочувствовала, и говорила, и держала на руках. Но я же с ним спустилась на первый этаж и оставила игрушку с запиской. И вот вопрос: вся эта история – откуда?  Не от того ли, что я выбираю работу, вместо того, чтобы больше быть с детьми? Что я выбираю должное, краткосрочное – для того, чтобы дать материальное – сколько я упускаю времени для любви и объятий, времени для разговоров, для детских историй и выступлений? Не в ловушке ли я: может быть, пытаясь дать больше, я даю меньше?

И передо мной стоит выбор. Очень простой и очень сложный: что первично? От чего отказаться? Или есть шанс – объять все?

И еще есть одна грань – если сокращать работу – будет ли это путь в никуда для меня, как человека? Ну, условно, или это наоборот, мой рост и взросление? Ведь каждой из нас, каждой женщине, маме и не маме еще – нам важна своя собственная жизнь. Свой кусочек времени за закрытыми дверями.

У меня прошел год и девять месяцев – я только сейчас поставила двери к себе в комнату. Мамы понимают, с каким удовольствием я сейчас закрываю эту дверь. С диким удовольствием! И еще я знаю, что у меня есть ключ. И я даже могу не просто закрыть эту дверь, я могу закрыть ее на ключ. И это круто. (А дети переживают, что их двери – без замка). Это еще чуть-чуть силы и спокойствия в жизни selfmama. Это чуть-чуть приватности. Это возможность уединения и одиночества. Это история про то, что снова можно сделать «хорошую маму»… Это — об этом.

И все равно – прошел год и девять месяцев. Я дико устала от своей работы. Я кажется готова все бросить, ну, прямо как горячую картофелину, случайно выхваченную из костра – но я не бросаю. И кто знает – почему? Может быть, потому, что selfmama – это не только о работе. И не только об одиночестве. Но и о себе. О себе как self. Отдельно от себя как mama. И каждая из нас имеет святое право быть собой. Быть эгоистичной, эксцентричной, невероятной. И быть при этом спокойной, заботливой, постоянной и неколебимой как скала. Потому что self. И потому, что mama.

Приемным семьям  помогает проект нашего фонда «Передышка», который дает возможность маме посвятить свободное время себе. Пожалуйста, поддержите этот проект, чтобы у  приемных родителей была возможность эмоционально отдохнуть.

[leyka_inline_campaign id=»151234″]

Помогите детям и родителям найти друг друга и больше не потерять – поддержите работу нашего портала!

Поддержать портал