Светлана Ложкина из Петрозаводска, в прошлом сама приемный ребенок, мама шести кровных и восьми приемных детей. Она рассказывает о том, как ребята пришли в ее семью, как воспитывать столько сыновей и дочерей и оставаться в ресурсе

Многодетная приемная семья Ложкиных. 

Я сама приемный ребенок

В моей кровной семье было 10 детей, я была самой младшей. К сожалению, моя кровная мама никого из нас не воспитывала. Но мне и моей старшей сестре повезло: нас воспитали приемные семьи, проживавшие в одном поселке. Наши братья и сестры, напротив, выросли в детдомах и интернатах. Мы начали общаться между собой, только когда мне было 32 года.

Читать также — 5 шагов к принятию ребенка в семью

В тот момент я разыскала не только братьев и сестер, но и свою кровную маму. К сожалению, она отказалась от меня и во второй раз, так как я не была готова финансово ее поддерживать.

Кровная мама по-прежнему ведет асоциальный образ жизни. Некоторые мои братья и сестры тоже пошли не по той дорожке. Все это стало для меня мотивацией взять приемных детей, чтобы помочь хотя бы нескольким детям избегнуть того, с чем пришлось столкнуться мне в собственной семье.

Сама я была очень сложным ребенком. Сейчас приемные семьи от меня просто бы отказались. Я и убегала из дома, и были проблемы с полицией, так что мама со мной натерпелась, но меня не вернула в систему.

Ее муж, мой приемный отец, также был выпускником детского дома. Так что эта тема меня окружала со всех сторон с самого рождения. И если дали шанс мне, то почему бы мне не дать шанс другим детям вырасти в нормальной семье?

Детей мы не выбирали

Светлана сама приемный ребенок и знает, что всем детям нужна мама, семья, дом.

В желании взять приемных детей муж полностью меня поддержал. У нас уже появились на свет шестеро кровных детей, когда мы с ним пошли учиться в ШПР. Мне тогда было 38 лет.

А потом в 2019 году в нашу семью пришли Надежда и Ангелина (5,5 лет и 1,11 года).  В 2020 году появились 9-летняя Ева и 10-летняя Ангелина с 5 группой здоровья. «Прицепом» к девочкам мы забрали Демьяна, ему было 6 лет, и у него тоже была 5 группа здоровья.

Тем временем кровная мать первых девочек Нади и Ангелины в СИЗО родила дочку Милану. Мы боролись за то, чтобы забрать ее в семью, и удалось нам это, когда ей было 1,7 года.

В 2021 году у нас появился 9-летний Леонид и уже третья Ангелина в нашей семье, которой было 10 лет. Мама с папой отказывались от них четыре раза. Все дети у нас очень сложные, и ни одного из них мы не выбирали.

Нас не испугало, что у девочек мама цыганка

Первый девочек Надю и Ангелину я увидела в базе данных и тут же позвонила региональному оператору. Мне сказали, что они цыганки, и что мама у них не лишена родительских прав. Нас это не испугало, так как мы прежде всего шли за детьми, которым здесь и сейчас нужна помощь.

Ангелина очень любит рисовать, а еще она чудесно готовит.

У нас в семье они оказались очень скоро. Мы беспокоились, что могут быть проблемы в их взаимоотношениях с кровными детьми, но, к счастью, ничего такого не случилось. Кровные дети были воспитаны в большой семье, поэтому сложностей во взаимодействии с приемными девочками не было никаких. Дети были очень рады.

Надя, одногодка моего сына, сразу с ним подружилась. Младшая Ангелина сразу нашла общий язык с нашей младшей. Сложности начались, когда у девочек стали проявляться детские травмы, так как пережили они очень много.

Читать также — Адаптация приемного ребенка: четыре возраста и четыре стадии

Сейчас девочки в семье уже четвертый год, но эти проблемы всплывают по-прежнему и с ними приходится работать. Например, иногда я слышу: «Мама, почему ты говоришь, что воровать – это плохо? А вот Альбина (кровная мама) говорила, что воровать – это хорошо». Тогда приходится еще раз объяснять ребенку, что такое хорошо, что такое плохо и почему воровать нельзя.

Мы никогда не говорим детям плохо про кровную маму. Наоборот, мы всегда говорим спасибо кровной маме за то, что она тебя родила, потому что ты теперь живешь и ты теперь с нами. Но Надя – единственный ребенок в нашей семье, который боится свою кровную маму и никак не хочет с ней взаимодействовать.

Вместе с сестренками мы «получили» их бабушку

Мальчишки очень любят игры. Построили себе дом и включили фонарики. 

Внезапно от знакомого адвоката я узнаю о том, что нужно срочно спасать еще двух девочек. Их мама, которая страдала от зависимостей, умирает, они попадают в детдом, откуда их забирает тетя, но потом возвращает, не справившись.

Тогда я пошла волонтером в наш центр «Надежда», чтобы познакомиться с этими девочками. Я видела, что старшая девочка, то, что с инвалидностью, начинает деградировать как домашний ребенок, попавший внезапно в систему. Ее младшая сестра выглядела более сохранной. Мы с мужем в срочном порядке собрали документы и забрали этих детей.

Нам говорили: «Куда вы берете еще двоих? Зачем вам ребенок с инвалидностью?» Но мы знали, на что шли. В результате Ангелина, та самая девочка с инвалидностью — самый спокойный ребенок из наших восьми приемных, с которым нет никаких проблем. Она ходит на кружки, посещает психологов, логопедов, дефектологов, катается на горных лыжах, то есть, живет обычной жизнью.


К сожалению, у Евы и Ангелины не сложилось до прихода к нам сестринских взаимоотношений. Они бросались друг на друга, младшая не хотела воспринимать старшую. Ангелина быстрее привыкла ко мне, а Ева кричала на нее, чтобы она не называла меня мамой, говорила, что их мама умерла, кидала в меня подушки…

Прошло два года, и теперь Ева – ребенок, который тесно привязан ко мне и ходит за мной хвостиком. Она сама попросила нас ее удочерить, так как мы всегда идем на этот шаг осознанно и спрашиваем желание самого ребенка.

Также у них наладились сестринские отношения. А одновременно с этими двумя девочками мы получили еще и кровную бабушку, которая помогает нам заботиться обо всех детях: и посидеть, и отвезти на кружки.

Я ходила в синяках

Кровные и приемные дети знают, что такое адаптация. Они сдружились, стали настоящей семьей.

В начале пандемии детский дом раздавал детей по семьям, чтобы они не оставались взаперти. И нам предложили взять мальчишку шести лет по имени Демьян. Я подписала документы, даже не видя ребенка.

В процессе подписывания узнала, что у него 5 группа здоровья и инвалидность. Мальчик оказался очень сложным, на лекарствах, от него отказалась мама, а потом и приемная семья. Мне сказали, что «этого мальчика ждет либо психушка, либо семья, которая его приведет в норму».

Он пришел к нам в семью с фотографией кровных родителей и всегда плакал об одном: «Я хочу в другую семью». Он был совсем неуправляемым. Когда у него начинались взрывы агрессии, приходилось просто его заворачивать в одеяло. Я никогда не видела такого жестокого маленького ребенка.

Я ходила вся в синяках, мы очень боялись за младших детей. Дежурили с мужем по ночам около него, так как боялись оставлять его в комнате с другими детьми.

Спустя время я нисколько не пожалела, что прошла через все это, так как теперь у него сняли все диагнозы, он живет без таблеток, это шустрый и очень добрый мальчик. Все проявления жестокости, которые так пугали нас вначале, полностью исчезли.

Милана родилась в СИЗО

После Демьяна в нашу семью пришла Милана. Как я сказала, она родилась в местах лишения свободы. Я очень много за нее боролась, так как понимала: чем раньше мы ее вытащим, тем проще ребенку будет адаптироваться и тем сохраннее он будет.

Кровная мама вняла нашим мольбам. Когда девочке было 1,7 года, мать написала бумагу на передачу ее в нашу семью. С тех пор Милана воспитывается у нас.

Из трех сестер это самый сохранный ребенок и по интеллекту, и по развитию привязанности. Тем не менее, первые три месяца мы находились в постоянном напряжении, пока ребенок адаптировался: она ела определенную пищу, боялась выходить на улицу. Сейчас ей три годика, Милана знает все буквы, очень хорошо разговаривает, ходит на художественную гимнастику, и тренер говорит, что у нее есть все данные для успеха.

«Мы хотим быть Ложкиными»

Ульяна стала успешной в художественной гимнастике.

Последние дети, которые у нас появились, Ангелина и Леонид, шли в нашу семью на время, потому что они были очень привязаны к кровной маме. Она была лишена прав, но они жили с папой, и с мамой все равно виделись. Дети спрашивали: «А что будет, если за нами мама придет?» Я отвечала: «Придет мама, пойдете к маме. Но пока она восстанавливается в родительских правах, вы будете жить у нас».

При этом кровная мама все время обещала, что сделает документы и заберет детей. Из-за этого у нас с детьми были конфликты, неприятие ими нас, приемных родителей.

Когда я поговорила с кровной мамой, то поняла, что забирать детей она не собирается. Она родила еще пятерых детей и сказала мне, что воспитывать их не может, а если бы могла, то уже бы их забрала.

Постепенно ребята приняли тот факт, что мама их не заберет и сказали мне: «Мы хотим быть Ложкиными».

Наши семейные правила

Поддерживать семейное благополучие в такой большой семье нам помогает неукоснительное соблюдение правил. Когда ребенок приходит в семью, мы рассказываем ему наши правила:

  • Старшие девочки убирают свою комнату и помогают младшим мальчикам и девочкам убрать их комнаты.
  • Мы не обижаем младших.
  • Мы помогаем маме и папе.
  • Домовую территорию мы убираем всей семьей.
  • Всегда рассказывать все маме.
  • Не обманывать.
  • Не брать чужого. Если чего-то хочется, скажи об этом на семейном совете.

Дети станут такими, какими мы их воспитаем. Дети – наше будущее, и это будущее в наших руках. Я не вижу ничего особенно сложного в том, чтобы воспитывать такое количество детей. Но важно следить за тем, чтобы оставаться в ресурсе.

Как набираю ресурс:

  • Еду отдыхать с небольшим количеством детей в гостиницу, где все включено.
  • Муж может меня отпустить на выходные, чтобы я слетала к однокласснице в Санкт-Петербург.
  • Я помощником уполномоченного по правам ребенка, и общественная деятельность тоже придает мне сил.
  • Когда у меня появились первые девочки, я поняла, что мне необходимо педагогическое образование, и пошла его получать. Наверное, постоянное движение – это то, в чем я нахожу ресурс.

Советы приемным родителям

Чем вы готовы пожертвовать ради приемного ребенка?

Когда я общаюсь с потенциальными приемными родителями, я всегда задаю им один и тот же вопрос: чем вы готовы пожертвовать ради приемного ребенка? Готовы ли вы пожертвовать своим временем, своей карьерой, частично личной жизнью, общественным мнением?

Ведь появление приемного ребенка способно кардинальным образом изменить вашу жизнь.  Если хотя бы на один вопрос вы отвечаете «нет», то стоит хорошенько подумать о том, стоит ли вообще брать детей в семью.

Если у вас уже есть приемные дети и вы чувствуете, что у вас что-то не получается, усталость, сомнения, то, вероятно, это ваш предел.

«Профилактика эмоционального выгорания приемных родителей». Видеозапись вебинара

Возможно, здесь стоит остановиться и не расширять больше свою семью.

Фото — из семейного архива Ложкиных.

Портал changeonelife.ru - крупнейший ресурс по теме семейного устройства, который каждый день помогает тысячам людей получить важную информацию о приемном родительстве.

Родители читают экспертные материалы, узнают об опыте других семей и делятся своими знаниями, находят детей в базе видеоанкет. Волонтеры распространяют информацию о детях, нуждающихся в семье.

Если вы считаете работу портала важной, пожалуйста, поддержите его!

2 комментария

  • Валентина Тиняева

    Спасибо за то, что вы делаете для деток!

    23 ноября 2022
  • Елена Игнатовская

    Прекрасная семья, чудесные дети очень ценные советы! Прямо в точку! Спасибо за то, что поделились с нами своей историей!

    13 октября 2022