Василина Сергеева из Нижнего Новгорода в 24 года из-за семейных проблем взяла под опеку своих младших братьев-близнецов

«Двое 11-летних мальчиков, у которых еще вчера был дом, любимые игрушки и какая-никакая мама, остались со мной, своей старшей сестрой 24 лет, у которой из своего был только кот», — рассказывает Василина @vasilina_s.a

Прямо из зала суда после лишения кровной матери родительских прав Василина с братьями вышли на улицу, толком не понимая, что теперь они стали одной семьей. Сегодня мальчикам по 14 лет, и, по словам Василины, ей самой иногда нужен опекающий взрослый.

Ребята вышли из зала суда. Было холодно и не очень понятно, что же дальше.

Как я завоевала доверие братьев

«Василина, сейчас приходили мальчики, они меня избили! Мне срочно нужны деньги», — кричал мне по телефону младший брат, когда я была на работе.

Речь шла о порче дорогой зажигалки, которую я однажды нашла в его вещах и на эмоциях выбросила в окно (деньги требовали за моральный ущерб от потери).

Позже оказалось, что эта вещь принадлежала старшему брату одного из друзей моих мальчишек.

Придя домой, я увидела, что, к счастью, ничего трагического не произошло: ребята просто немного подрались. Я понимала, что конфликт спровоцировала я, и именно я должна найти из него выход.

Тогда я поговорила с братом и предложила позвать этих мальчиков домой. Через три дня они пришли, и мы поговорили. Я объяснила, что не нужно отдавать дорогие вещи в чужие руки, призналась, что это я выбросила зажигалку и отдала им полторы тысячи. На этом конфликт был исчерпан.

Это был тот самый момент, когда я ощутила, что завоевала доверие своих младших братьев, которых однажды мне пришлось взять под опеку.

Ребята ходили по дому и говорили: «Василина за нас заступилась, как старшая сестра! Вот это круто!» У них просто камень с души свалился, что они больше не должны денег.

Это также был один из важных моментов для меня самой. Я стала понимать, что долго не хотела быть взрослой, хотя давно было пора. Да, я решала взрослые задачи, но при этом все время ждала, что прилетит «волшебник в голубом вертолете» и все решит. Но на самом деле все зависит только от меня самой.

Обо всем по порядку

Я родилась в Волгодонске, у нас была полная семья: мама, папа, я и сестра. Когда мне было 12 лет, родители развелись.

Папа уехал в Нижний Новгород, мы с сестрой остались с мамой. Когда я училась в 9 классе, у мамы родилась двойня; для нас с сестрой новость о беременности была неожиданной, ведь постоянного мужчины у мамы не было.

Для Василины новость о маминой беременности, а потом и о рождении братьев-близнецов была неожиданной. 

Отношения с мамой всегда были напряженные из-за ее проблем с алкоголем. Поначалу она пила по праздникам, а потом это стало происходить все чаще и без особой причины. Когда мама уходила в запой, мне приходилось оставаться с детьми и заботиться о них.

Окончив школу, я уехала учиться в Нижний Новгород. Сначала я приезжала в Волгодонск пару раз в год, а потом только летом. Когда мальчики учились в третьем классе, маму лишили родительских прав, и назначили меня опекуном.

Как это было

В мае 2017 года мне позвонили из опеки Волгодонска и сказали, что собираются лишить мою маму родительских прав и спросили, готова ли я взять детей к себе.

Я не рассматривала другого варианта и сразу сказала: «Да». В течение лета этот вопрос не поднимался, но примерно с октября мне стали звонить и говорить, что будет заседание и мне нужно приехать.

Я попросила, чтобы меня позвали именно на то заседание, на котором будет вынесено решение. В результате я приехала в декабре, это было третье собрание по поводу лишения родительских прав.

Все решили одним днем. Мама ушла из зала суда, а мы с мальчиками остались втроем: без каких-либо детских вещей и без документов.

С последним помогла опека: оперативно сделали дубликаты необходимых бумаг. Школа, где учились мальчики (директор, классный руководитель и родители) помогли финансово, и я купила мальчикам одежду на первое время.

Позднее, благодаря социальным выплатам мы чувствовали себя более-менее комфортно.

С молодым человеком мы расстались

Вместе мы приехали в Кстово (Нижегородская область), где я жила со своим молодым человеком Алексеем. Я предварительно не спрашивала у него разрешения взять братьев, но мы обсуждали этот момент.

Помощники в деле.

Сильно привыкать нам друг к другу нам не пришлось, я думаю. Мы ощущали себя родными людьми, которые раньше жили порознь, а теперь должны жить вместе.

Дома мы оказались 3 января, 2018 года, а на Рождество поехали к родителям моего молодого человека, они нас тепло приняли и поддержали меня. Иногда Леша брал ребят с собой к родителям, а я оставалась дома одна, чтобы отдохнуть.

Они делали вместе разные мужские дела: чинили или мыли машину, ходили в баню, еще он помогал им делать уроки. Правда, его примерного поведения хватило на два-три месяца, но мне это очень помогло. Летом мы с Лешей разъехались…

Как изменилась моя жизнь

В июне мы с мальчишками слетали на море, потом переехали в Нижний и начали «новую жизнь». О расставании я не переживала, хотя мне казалось это странным и думалось, что все должно быть по-другому, со слезами и грустью.

Мы много гуляли с мальчиками, ходили в кино, я устроилась на новую работу. В общем, переживать из-за разрыва было некогда.

Первое время после того, как я взяла братьев, у меня было состояние аффекта, все происходило как будто во сне.


Я понимала, что я теперь не могу просто уехать на работу, ведь теперь перед отъездом я должна была всех покормить и собрать, а по пути мне могут позвонить из школы и сказать, что что-то произошло.

С Василиной ребята впервые побывали на море.

Конечно же, я к этому не привыкла, так как до этого несла ответственность только за себя и кота. Но мне ни разу в голову не пришла мысль о том, что должно быть по-другому.

Первые полгода было сложно все, так как нужно было полностью поменять свою жизнь. Нужно было постоянно нести ответственность за младших, перестраивать быт. Когда мы переехали в Нижний, то на три месяца остались без пособия мальчиков, так как опеки долго передавали между собой дела.

Ребята воспринимали меня как сестру

Когда браться жили с мамой, она ставила их в угол в наказание, и они стояли там беспрекословно до тех пор, пока она не говорила им выходить. Когда я пыталась их наказать или призвать к порядку, они меня не слушались.

Возможно, в первый год они воспринимали меня как сестру, своего человека, который с ними наравне, а не как авторитет. Я бы сказала, что только в последние пару лет я стала зарабатывать их уважение как взрослый.

Прошло чуть больше четырех лет, мальчики подросли, они видят мою заботу, мои старания и отмечают наши успехи. Изменилась и я: раньше я думала, что авторитет – это чем громче наорала и чем грознее сказала. Сейчас я понимаю, что это такая вещь, которую нужно заслужить.

Дорогие друзья! Фонд «Измени  одну жизнь» запустил проект «Помогите стать сыном» — создать видеоанкеты 100 ребят из детских домов.

Чтобы каждый из этих мальчиков смог обрести голос, чтобы с помощью роликов ребят смогли увидеть будущие родители.

Любое ваше пожертвование может изменить чью-то жизнь. Если акция соберет больше средств, мы сможем снять еще больше видеоанкет для мальчишек в детских домах. И значит, еще кого-то из ребят назовут сыном.

Нам кажется, что это самый важный подарок.

Как мы решали школьный вопрос

Но самым тяжелым для меня оказалась их учеба: когда я была школьницей, мне никто не помогал, я училась сама и очень хорошо, а тут оказалось, что они не могут обходиться без помощи.

Вначале меня это выводило из себя, и я не понимала, в чем дело. Оказалось, что когда я объясняю им уроки, они меня не понимают, потому что вообще много чего не понимают.

К нам стал ходить репетитор, и вопрос со школой я отдала ему. Мне было очень сложно принять то, что в учебе они совсем не такие, какой была я. Но это был мой первый шаг к тому, чтобы спокойно воспринимать то, что все люди разные.

В результате получилось, что сейчас один из братьев у меня на семейном образовании, так как ему нужно времени больше, чем другому, чтобы разобраться в материале, да и большие скопления людей его пугают.

Именно у моего «семейника» на протяжении двух лет в школе происходило странное явление: начинался очень сильный кашель, от которого мы не знали, куда деваться. Сначала я лечила это явление, как обычную простуду или аллергию. Но после посещений огромного количества врачей и самостоятельного изучения проблемы, я разобралась, что это больше психосоматика.

А что сейчас

Если сравнивать, что было и что стало, то изменения огромны. Если сравнить со среднестатистическими мальчиками из благополучных семей, то работы еще очень много.

Мальчишки отмечают свой день рождения, им по 12 лет. 

Братья пока не решили, кем хотят стать, но один из них все время записывает статьи законов, за что какое наказание, что можно по закону и что – нельзя. Все время кому-то помогает, разрешает споры и защищает девочек.

Думаю, ему была бы интересна юриспруденция. А вот другой, возможно, был бы хорошим поваром, он очень любит готовить блины и не любит точные науки.

Мне хорошо от того, что теперь они не только умеют все делать сами по дому: мыть полы, пылесосить, приготовить, но у них изменилось и восприятие себя.

Один из мальчиков поначалу переживал, что он мелкий и некрасивый, а поэтому никому ненужный. Сейчас от этой неуверенности в себе больше ничего не осталось: он теперь воспринимает себя, как самого классного и замечательного, сделал себе необычную прическу и безумно горд собой.

Другой брат часто ходил, задрав плечи вверх и вообще уходил в себя. Сейчас он гораздо реже это делает: только тогда, когда ему некомфортно или надо делать уроки…

Очень важно именно любить ребенка

В завершении расскажу о своем главном открытии. Когда я училась в ШПР, мне было 26 лет, и я там была почти самая молодая и к тому же одинокая.

Первые три занятия я рыдала: плакать я начинала на том месте, где нужно рассказать о себе и о том, что привело нас в школу. Каждый раз, когда очередь доходила до меня, я начинала рыдать.

Моложе меня была только девочка лет двадцати, которая считала, что самое важное в воспитании – это любить детей.

Я тогда думала: «Ты прикалываешься что ли? Любить – это совсем не то. Ведь я люблю детей в общем-то». А сейчас я понимаю, как она была права: очень важно именно ЛЮБИТЬ ребенка, которого ты воспитываешь. Для меня это значит принимать его со всем, что у него есть так же, как себя.

Первое сентября. Василина с каждым из братьев.

Конечно же, это значит и постоянно работать над собой и принимать себя тоже. Без любви к себе в принципе никакая любовь невозможна.

Фото — из семейного архива Сергеевых.

Портал changeonelife.ru - крупнейший ресурс по теме семейного устройства, который каждый день помогает тысячам людей получить важную информацию о приемном родительстве.

Родители читают экспертные материалы, узнают об опыте других семей и делятся своими знаниями, находят детей в базе видеоанкет. Волонтеры распространяют информацию о детях, нуждающихся в семье.

Если вы считаете работу портала важной, пожалуйста, поддержите его!

1 комментарий

  • Evgenia Klevanaya

    Василина, вы потрясающая! Смотрела также ваш эфир на сайте. Сил вам и терпения в воспитании братьев!
    У меня двое приемных подростков, они ровесники и друзья. С двоими легче, чем с одним: присутствует здоровая конкуренция и всегда есть товарищ по школьным и домашним делам.
    Вы правы, что любить — это самое важное. Любовь всесильна, помогает преодолеть все трудности, не опускать руки и верить в лучшее.

    1 марта 2022