Наталья Кушнер – честно о своем сложном пути к приемному родительству, разбитых розовых очках, победах и неудачах, выпуске троих детей, принятии в семью еще одного ребенка, а также о том, как устроен и чем полезен онлайн-курс «Тест-драйв приемного родительства» фонда «Измени одну жизнь»

О курсе

Курс «Тест-драйв приемного родительства», который проводит фонд «Измени одну жизнь», сильно повлиял на меня, практически вернул мне себя.

Дорогие друзья! Фонд «Измени одну жизнь» анонсирует запуск 6-го потока своего курса «Тест-драйв приемного родительства». Стартуем 15 июня 2022 года!

Участники курса могут выбрать то, что посчитают нужным каждому из них.

Действительно, первый опыт приемного родительства был для меня трудным испытанием, я бы сказала, непосильным. В первую очередь, из-за слабой подготовки ШПР.

Но я прошла путь, искала, училась, и «Тест-драйв» расставил все по своим местам. У каждого, безусловно, свой опыт.

Мой вот такой. Расскажу подробнее.

На пути к приемству

В 2015 году мне было 43 года. У меня высшее авиационное образование, 32 года стаж в аэропорту Сочи, я участвовала в наземном обеспечении обслуживания большинства значимых для города событий, таких, как первые саммиты СНГ, официальный визит президента США, авторалли «Шелковый путь», ежегодный Экономический форум, Олимпиада-2014, Чемпионат мира по футболу.

Со школы увлекалась горными походами, была на горе Эльбрус, с 1987 года катаюсь на лыжах в Красной поляне. Пишу рассказы, рисовать не умею, но раскрашиваю картины по номерам. Ответственно отношусь к животным.

Вырастила, выучила сына, научила кататься на горных лыжах, построила уважительные взаимоотношения с его отцом. Разведена.

Наталья с кровным сыном.

Родители, оба врачи, умерли в 2000 году. Мать из послевоенного детского дома. Отец из многодетной деревенской белорусской семьи. Сестра и племянница. Теплая уютная небольшая семья.

Читать также — 5 шагов к принятию ребенка в семью

С такими документами мне без проблем дали разрешение стать приемным родителем, не задав при этом главный вопрос: знаю ли я, что мир не у всех так хорош, как у меня?

А я не знала. Я не имела такого опыта. За все 43 года.

Первая встреча с будущими детьми

В Новый, 2013 год меня пригласили в гости на край света.  Ну, практически — 20 км до казахской границы, в деревню в Курганской области.

Я, на тот момент свободная от всех обязательств, вырастив сына, набрала кучу подарков, взяла с собой своего белого кота, села в поезд и покатила за тридевять земель. Три дня поездом, 200 км еще до деревни…

Там, в бревенчатой избе-пятистенке с русской печью… только не как на картинке. Из сказочного в этой картинке был только мороз, солнце и день чудесный.

Трое детей, все умещаются в одно кресло, как воробьи в пустом в гнезде. Без матери.

Мать их оставила отцу и поехала строить новую семью, рожать новых детей. Там, в той семье, она хорошая мать. Здесь – трое волчат.

Младшая, девочка девяти лет, мыла холодной водой посуду в тазике. «Давай, помогу!» — предложила ей я. «Нет, что вы! Бабушка ругать будет!»

Мое сердце оборвалось.

Каникулы у моря

А дальше началась сплошная боль. Так, с открытым сердцем, состраданием и предложением помочь я встряла в ситуацию.

Летом 2013-го я отправила бабушке этих ребят три билета на самолет и пригласила детей в Сочи к себе в гости. Только когда самолет взлетел, представитель авиакомпании подтвердил, что на борту есть трое детей. Я поехала встречать.

Худые, в поношенной одежде, в шлепках на босу ногу, прямо с огорода с потрепанными рюкзачками, ребята разительно выделялись среди пестрой толпы отпускников…

Сгребла я в охапку свое «богатство» и повезла домой – отмывать. На следующий день накупила одежды, билетов на концерты, в парки и на аттракционы и стала страницу за страницей открывать детям другую жизнь. И море. Конечно же, какой санаторий без моря!

Отпуск закончился

Но отпуск закончился, пришло время отправляться обратно. Дети очень хотели остаться, но я не была готова к такой перемене. Девочку, конечно, можно было бы оставить…

Наталья сначала пригласила ребят к себе в гости на каникулы. А позже приняла в семью.

Но тут выяснилось, что дети в приемной семье их бабушки. И поступила команда – домой, в село, мыть посуду в тазике, стирать за братьями носки… А тут и осень, подготовка к Олимпиаде, завертелось – дел невпроворот.

Летом 2014-го старший написал мне в ВК: «Мы снова хотим на юг». Ну, спасибо: привыкать, а затем подчиняться команде – отдай! – это слишком больно. Я отказала. И стала жить своей жизнью.

Но мысль о девочке, которая растет как Золушка, не давала мне покоя…  Детские сказки учат нас добру.

Кровный сын «дал добро»

Я обсудила с сыном возможность принять детей, сын проявил дипломатичность и хорошее воспитание – он вырос и самодостаточен, мать выполнила свою работу и может делать то, что считает нужным. И осенью 2014-го я пошла учиться в ШПР.

Методисты ШПР, в которой я училась, – это некая команда странных женщин, которые с тобой три месяца обсуждают теорию, играют в «ромашку» пожеланий и показывают фото детей в направлении «было – стало».

Что находится между этим «было» и до того, как «стало», нам жестоко умалчивали. Ни один «живой» приемный родитель на занятия приглашен не был.

А в ноябре 2014-го в Сочи прошел показ фильма Ольги Синяевой «Блеф, или с Новым годом!» о жизни сирот в России.

Перед показом выступил Александр Гезалов, и тут я впервые услышала эти страшные цифры: сколько сирот, сколько детских домов, сколько детей встраиваются в жизнь, а сколько — нет, и что каждый может изменить хотя бы одну жизнь. Меня это потрясло.

Окончила ШПР я с очень хорошими рекомендациями — и не сомневалась! За спиной опыт работы с молодежью, умение высмотреть, научить, услышать и подхватить. Из авиационного специалиста я доросла до наставника и стала им по призванию сердца.

И вот с этим багажом, фантазиями и ожиданием чудесных перемен «было – стало» я и пошла навстречу новому образу моей жизни – приемному родительству.

О чем не предупредили в ШПР

Настал 2015-й год. Детей принимала как родных. Мальчики 15 и 13 лет обучались в кадетской школе-интернате, девочке было 11 лет, училась в шестом классе.

Ребята стали приемными детьми Натальи. В 2015 году Рае было 12 лет, Алексею — 13, а Павлу — 15.

…И тут началось. Без предупреждения. Дети захватили ВСЕ пространство моей квартиры. Они привыкли в деревне «беситься», а в квартире надо после 22.00 вести себя тихо.

Нельзя разбрасывать вещи, а грязные вещи нужно стирать в стиральной машине. А определение, что есть «грязная», не совпадает. Это мне грязное, а им – нет.

Они мылись раз в неделю в бане. И постельное белье стелить необязательно – матрац же новый, чистый… Шок. Ведь еще год-два назад они у меня же и купались в душе, и одевались чисто.

Накрыл переходный возраст. 15, 13 и 12 лет. Личных границ нет, драки, оскорбления, спихивание друг на друга, подхалимаж и бойкоты, рассовывание вонючей одежды по шкафам, под кровать, хлопанье холодильником, немытая посуда, забрызганные кетчупом стены…

Об этом в ШПР меня не предупреждали.

Моя самооценка умерла

Я чувствовала, что я потеряла все – ощущение уюта в квартире, свежего запаха, красивой посуды, себя. Это стало для меня страшной непреодолимой потерей.

Стресс накапливался, я была в ужасе, не понимала, что происходит, и что с этим можно сделать.

Про вранье, воровство, и отбирание еды друг у друга, двойки и прогулы я даже не говорю. Это как раз не новость. Но шок от потери моих базовых ценностей, которые вот так резко я осознала, меня убивал.

Я обратилась к психологам ШПР. Но теперь все изменилось, теперь меня не заманивают в приятное приключение, теперь я должна и обязана терпеть это все – то, о чем они нам не говорили.

И да, вы плохая мать. Точка. Мой опыт воспитания кровного ребенка совершенно не имеет значения.

Моя самооценка умерла.

Я как мазохист просыпалась утром, готовила, убирала, слушала вранье детей и жалобы педагогов, раз в неделю отодвигала мебель, выявляя горы вонючей одежды и объедков, спасая жилье от методичного превращения в помойку, оплачивала кружки, репетитора, спортивные секции, разыскивала после 22.00 разгуливающих старших, объясняла младшей, что желать смерти обидчику — неправильно.

Я выдержала ровно год

Старший окончил первый курс техникума, и я не продолжила договор на его воспитание. Меня ругали в опеке на чем свет стоит, но мне уже было все равно.

Я понимала, что схожу с ума. Меня просто использовали как средство, чтобы получить круглосуточный доступ к еде, ярким впечатлениям, освободиться от гиперопеки бабушки.

Никаких правил, попытки хоть как-то повлиять на поведение оканчивались обвинениями в предвзятости, жадности и угрозами пожаловаться в опеку.

Это теперь я читаю в анкетах детей из многодетных семей: если у ребенка есть брат или сестра, то это не означает, что брать нужно всех. В моем случае было так: или всех, или никого.


Дорогую цену я заплатила. Во всех смыслах.

С 2015-го по 2020-й, пять лет я вырвала из своей жизни только потому, что подготовка в моей ШПР избегает неудобных тем, а может, сами специалисты не настолько профессионалы, чтобы проанализировать и показать возможное развитие событий.

… Дети выросли и выпустились. А я должна была восстановиться и жить дальше.

Помощь должна быть по силам

Милосердию необходимо учить. Чтобы не умереть от морального и эстетического шока.

Здесь очень помог бы опыт добровольческих организаций, но такие организации, в основном, в крупных городах. Возможно, после прохождении ШПР было бы полезно ввести практику общения и взаимодействия с детьми в СРЦН.

Наталья с детьми, 2015 г. Уже позже она поняла, что необходимо оценивать свой ресурс, не брать на себя больше, чем можешь унести.

Дело даже не в том, кто педагог, а кто нет. Дело в участии. Специалисты ШПР прочитали лекцию, и все – дальше сам.

Только в Сочинском профессиональном техникуме я нашла социального педагога, замечательную женщину, которая вернула мне самоощущение, возродила желание не остаться в стороне от проблемы, высказала мне слова поддержки и консультировала всех троих детей и меня, давая конкретные рекомендации по каждому ребенку, исходя из уровня их реального развития.

В поисках информации в интернете я нашла сайт добровольческой организации «Даниловцы», записалась на обучение, многое для себя почерпнула в плане структурирования подходов к помощи и выявлению грани возможного для помогающего без ущерба психическому здоровью.

Здесь же я узнала, что помощь должна быть по силам, а силы нужно распознать и не брать на себя больше, чем можешь унести.

Видеоанкеты – настоящий прорыв

Отсюда пришло понимание, что анкета в базе «усыновите.ру» — это та же теория. По ней невозможно услышать тембр голоса, манеру говорить, увидеть глаза и движения ребенка.

Описание поведения детей тоже однообразны – большинство танцует и поет. Редко кто любит математику или хочет стать ветеринаром.

Видеоанкеты фонда «Измени одну жизнь» стали настоящим прорывом.

База видеоанкет: часто задаваемые вопросы

Тот, кто работал с людьми, сможет высмотреть реакции ребенка. Да, это «смотрины». Но это то малое, что можно узнать о предполагаемом спутнике жизни на долгие 5-10-15 лет.

Совместное проживание определено постановлением главы администрации муниципалитета. «Развестись» возможно только при обстоятельствах, определяемых ФЗ.

Мир приемного родительства меняется

Дети стали более продвинуты в практике манипуляций, родителям необходимы тренинги и курсы повышения квалификации.

Книги реальных приемных родителей приоткрывают завесу секретности внутреннего мира семьи, со всеми неудачами и радостями. Я прочитала с огромной благодарностью за смелость книги приемных мам Олеси Лихуновой и Дианы Машковой.

Совершенно логично, что на сайте «Измени одну жизнь» появились курсы для приемных родителей, блоги, статьи и дневники приемных мам и пап.

Жаль, что на занятиях в ШПР у нас не был предоставлен список литературы по тематике приемного родительства.

Много ошибок можно было избежать. Много раз можно было бы примерить на себя ситуацию и понять себя: выдержу, или зачем оно мне надо?

На протяжении последних двух лет я активно читаю сайт «Измени одну жизнь», смотрю видеоанкеты.

Сразу после запуска проекта курса «Тест-драйв» я увидела информацию о нем и решила записаться.

О курсе «Тест-драйв приемного родительства»

Итак, я прошла курс «Тест-драйв приемного родительства».

Курс вобрал в себя все то, что я искала и собирала долгие 7 лет.

Курс состоит из двух параллелей: работа со своими сомнениями и общение «в студии». Третья составляющая – чат.

Домашние задания от первого урока к последнему выявляют личные базовые ориентиры, ты понимаешь – вот это я могу предложить, это я могу поделить, это я могу отдать, но есть то, что я не готова отдать никому.

Этого опыта я не испытывала прежде.

И это убеждение крепнет от урока к уроку, это важно. Воспоминания возвращают тебя саму себе, обретаешь себя со стороны и заново, опираешься сам на себя, поднимаешь голову и расправляешь плечи.

Общение в видеочате – это ощущение общности, 100 человек из разных уголков в этот час готовы обсуждать важную деликатную тему.

Ведущие курса — Джессика Франтова и Наталья Городиская дополняют и раскрывают максимально каждый вопрос, деликатно, без нажима.

Родители, настоящие и будущие, пришли каждый за своей темой, вопросом или проблемой, и было очень удобно, что в ссылках давались вебинары других лекторов фонда.

Мне, например, больше было полезно услышать про подростковый возраст, адаптацию подростков. Открытием стали слова, что адаптация может происходить два года, а может и не произойти совсем.

В случае моего первого опыта адаптация не произошла из-за различия базовых ценностей.

Во втором случае (сейчас у меня подросток 16 лет, сирота, 10 месяцев в семье) все совпало (интеллект, чистоплотность, обучаемость, художественные способности).

Абсолютное уважение друг к другу и удовлетворение от достигнутого.

Курс — полезный и интересный, поскольку он дает больше информации, чем ШПР. И это не только мое мнение, другие участники проекта говорили, что подобных знаний не дают в школах.

Ресурс семьи – новая для меня тема

Этапы развития семьи, понятие ресурса семьи – это все новые для меня темы, я это уже использую в общении со своим приемным сыном, все это объясняю ему, как в жизни ему понять, когда он будет в ресурсе создавать свою семью, какие условия для этого нужны, чтобы все происходило без надрыва.

Наталья с детьми, 2017 г. Теперь приемная мама знает, что сначала кислородную маску на себя, затем — на ребенка.

Чат в Телеграмме – это третий важный ресурс. Родители доверяют друг другу самое важное — свои страхи, беды и радости. Это наша большая семья родителей.

Ты чувствуешь, что тебе отвечает не бот, не робот. Ты чувствуешь, что твоя боль, ошибки важны на другой стороне.

Речь необязательно о психологах, скорее, о других приемных родителях. Человек чувствует, что он не одинок, проблемы есть в каждой семье. Когда понимаешь, что не одинок, становишься уверенным в себе.

Дети из системы часто знают, как управлять взрослым в своих интересах, эмпатия у них слаба, они выживают как умеют…

Я рада за тех, кто только вступает на этот путь, они изначально вооружены. Кто-то остановится, кто-то все взвесит, и это правильно! Не у каждого хватит силы терпеть безумие невоспитанного подростка только из сострадания.

Здесь нужны знания и поддержка команды, заботливо помогающих тем, кто отозвался на чужую боль, кто берет на себя тревоги и радости травмированных детей, берет за руку и учит их справляться с бедами и находить свое счастье…

Кислородная маска сначала себе, потом детям.

Я вспомнила себя

Я стала оживать. Я вспомнила свое хобби – горы и лыжи, стала планировать.

Наталья говорит, что курс учит человека получать удовольствие от приемного родительства.

Я стала слышать звуки жизни. Я не одна, мне есть, кому рассказать. Я готова поделиться умениями.

Я знаю семью, которая взяла подкидыша и вырастила абсолютно свою дочь, но мы ведь сейчас не об этом. Мы о том, чтобы из лучших побуждений не сломать себя и не усугубить травму детей.

Ведь дети — это те, ради кого мы здесь, иначе бы мы высаживали елочки в парке или кормили белочек. Покормил – и ушел, без обязательств.

Что нового я узнала на курсе

  • То, что семья к приему ребенка должна находиться в ресурсе, а не только одно желание родителей пожалеть несчастного. К этому надо готовиться более тщательно, чем к появлению кровных детей.
  • Как кровной маме — ощущение уверенности в реализации своих способностей (сын взрослый, успешный, женатый, растит сына, хороший вовлеченный отец).
  • Как приемной маме — опора на знания и поддержку специалистов, понимающих трудности приемных родителей, находящихся в таких же передрягах и не осуждающих за промахи.
  • По отношению к детям, к приемным: больше уверенности, больше лидерства и управления воспитанием, больше понимания происходящего в детских душах, больше ресурсов, на которых можно проконсультироваться по проблемам, возникающим на разных стадиях приемного родительства.
  • По отношению к себе: больше заботы о своем здоровье и психическом состоянии. Осознание, что я не только дающая и все-все отдающая, но и осознанная, заботящаяся о себе, как о надежной базе для создания опоры в жизни приемных детей.

Три открытия

Я открыла для себя три важных вещи: принцип поэтапного развития семьи, наличие ресурса, принцип «сначала маска на родителя, потом на ребенка».

В любой ситуации я сопоставляю эти три вещи, и, если что-то не подходит, отказываюсь.

Недавно мне предложили взять в семью 7-месячного мальчика. Поначалу я задумалась, но в итоге отказалась, потому что сейчас я не в ресурсе. Это адекватная оценка собственных сил.

Курс учит человека получать удовольствие от приемного родительства. У меня в голове все встало на свои места. Это стопроцентная профилактика отказов.

Фото — из семейного архива Натальи Кушнер.

Портал changeonelife.ru - крупнейший ресурс по теме семейного устройства, который каждый день помогает тысячам людей получить важную информацию о приемном родительстве.

Родители читают экспертные материалы, узнают об опыте других семей и делятся своими знаниями, находят детей в базе видеоанкет. Волонтеры распространяют информацию о детях, нуждающихся в семье.

Если вы считаете работу портала важной, пожалуйста, поддержите его!

3 комментария

  • М.

    Добрый день, подскажите, пожалуйста, общаетесь ли Вы сейчас с первыми приемными детьми? Как они сейчас живут?

    8 июня 2022
    • Наталья Кушнер

      Да, общаюсь. Всех троих прописала и поставила на очередь на получение жилья в Сочи. Средний и младшая, подали документы, ожидают в этом году жилье. Старший и младшая по достижении 18 лет бросили учёбу. У старшего заработок время от времени. Младшая нашла мать, со мной не общается. Средний более-менее, окончил техникум. Общение сводится к запросу о финансовой поддержке.

      8 июня 2022
      • Иоланта Качаева

        Наталья, огромное спасибо вам за интервью и за то, что отвечаете на комментарии пользователей! Отдельное спасибо за оценку курса и его подробное описание. Это ценно и для фонда, и для будущих слушателей курса.

        9 июня 2022