Марина Глазкова
Марина Глазкова 7 сентября 2019

«Когда папа взял впервые Тему на руки, сын обнял отца и заснул»

0
2501
4

«Тема изменил нашу жизнь, словно после серой, слякотной осени наступила молодая солнечная весна», — говорит Наталья Исмаилова из Казахстана. Она рассказывает в интервью фонду «Измени одну жизнь» и в своем блоге о том, как искала своего приемного сына, и как поняла, что хочет взять еще детей в семью.

Сохранить в папке «Отложенные»

Приемных детей я хотела иметь всегда, к тому же, по здоровью мне сложно было выносить и родить ребенка. У меня уже было двое кровных детей, когда я поняла, что больше родить не смогу. Я активно взялась за поиски: собрала документы и зарегистрировалась в электронной базе.

Данные о детях-сиротах в казахстанских базах очень скудные: мы видим только регион, дату рождения, диагноз и фотографию, по которой сложно что-то понять о ребенке. И вот на основании этих данных мы должны сразу принять решение: перемещаем ли мы эту анкету в папку «Отложенные», где их может быть не больше десяти, либо сразу пишем отказ.

Я зарегистрировалась в базе в сентябре, а в ноябре нашла в Павлодаре замечательного мальчишку по имени Саша. У него еще были три старших брата и младшая сестра. Я взяла направление и поехала с ними знакомиться. Все шло хорошо, я приходила к ним каждый день, мы общались, играли, и вдруг, на четвертый день, старший, десятилетний Кирилл заявляет, что он отказывается идти в нашу семью.

Я сказала ему: «Давай ты подумаешь, я приду к тебе завтра, и ты скажешь мне свое окончательное решение». В итоге я прихожу к нему на следующий день, и он, словно играя со мной, подбежал и сказал: «Нет, я не передумал». И убежал.

Это решение в каком-то смысле решило мою судьбу. Я вернулась домой со слезами и проплакала недели две. Я очень ждала этих детей и хотела их взять, поэтому почти физически было очень сложно отказаться от них.

КАЖДЫЙ ИЗ НАС МОЖЕТ ПОМОЧЬ ДЕТЯМ-СИРОТАМ ЖИТЬ В СЕМЬЕ

 

Я даже оставила Кирюше и воспитателям свой телефон на случай, если они передумают, но мне никто так и не позвонил. Возможно, дело было еще и в том, что это был не простой детский дом, а семейного типа, где все настолько красиво и здорово, что дети, возможно, просто боятся оттуда уходить.

«Поеду за двумя»

Прошел месяц, и в конце октября я решила опять зайти в базу. Там я увидела огромные голубые глаза моего будущего сына. На тот момент я уже поставила в поиске галочку, что ищу ребенка без братьев и сестер. Потом увидела еще одного мальчишку и решила: «Поеду за двумя».

Первая встреча с сыном.

Поехала я к ним в декабре. Между городами, где находились их детские дома, было три часа пути, и я собиралась ездить к одному с утра, а ко второму после обеда.

Сначала приехала к Темке. На первой встрече он был словно замороженный, со следами зеленки на голове и в девчачьих босоножках с розовыми бабочками.

В анкете у него стояла отметка о задержке психического развития — ЗПР , на самом же деле он просто не выговаривал некоторые буквы. Познакомившись с мальчиком, я выписала направление на общени с ним, и его мне дали только на начало января.

На улице пурга и метель, я поехала ко второму ребенку. Из-за плохой погоды задерживался автобус. Я позвонила в детский дом, чтобы предупредить о своем опоздании.

Юрист ответила, что она уже поставила галочку о том, что встреча с ребенком не состоялась, поэтому познакомиться с ним мне не дадут!

Как я ее ни уговаривала, она осталась непреклонна. Мне так и не удалось увидеть того мальчика, и все это было очень тяжело. Позже я узнала, что в этом детском доме не все благополучно, а его директора судили за хищение крупной суммы денег.

14 стишков и 4 песенки


В начале января я снова приехала к Теме. Наше 15-дневное общение было очень насыщенным. Мне сообщили, что от него отказались четыре семьи: три по причине того, что у него мама психически нездорова, а четвертая –  что якобы он агрессивный. Я пыталась увидеть эту агрессию, но никаких признаков ее не находила.

Я посещала Тему утром после завтрака и во второй половине дня после сна, приходила к нему с раскрасками и детскими книжками. Мы обязательно учили стишок или пели песенку, фотографировались или делали видео. В итоге мы выучили 14 стишков и 4 песенки.

Мамой он стал меня звать на третий день. Все эти 14 дней мы постоянно общались с папой по видеосвязи, поэтому Тема знал, как выглядит папа, и очень хотел его увидеть. На шестой день я решила подать согласие на опеку, а на 14-й день, когда надо было с ним прощаться, расставаться было уже очень тяжело.

Наталья с Темой едут домой.

Согласие на опеку у нас рассматривается 20 дней, и на 15-й день я решила узнать, готовы ли мои документы. Мне сказали, что их еще не рассматривали. Как только я пригрозила сообщить об этом в Комитет по защите прав ребенка, они тут же ответили, что документы будут готовы в срок, что и было сделано.

Поехала я за Темой с огромным чемоданом вещей, так как это был январь, восточный Казахстан и минус 37. Ребенка мне отдали абсолютно без одежды, не дали даже фотографий и его рисунков…

Для поездки в поезде я запаслась йогуртами, бананами, кефиром, так как он не ел обычную еду, а ехать надо было 35 часов. В поезде Тема вел себя сверхактивно, хотел общаться с каждым мужчиной, который проходил мимо, ведь дети из системы видят их очень редко. «Ты такой большой, а ты солдат?» — спрашивал он. В окно мы видели снега, верблюдов, лошадей, провода, которые он называл нитками.

Тема так хотел увидеть папу, что даже заснул, потому что поезд приехал в 12 часов ночи. Когда папа на вокзале взял его на руки, он чуть приоткрыл глаза, обнял папу за шею, лег к нему на плечо и опять заснул.

Прогулки по району и выбор детсада

Мы привезли Тему домой, уложили его спать на синюю простынку с ежиками. В его распоряжении было целых две комнаты: спальня и игровая. На следующий день он проснулся в 5.30, и началась наша веселая жизнь с маленьким ребенком.

Тема постепенно привыкал к дому. Каждый день полтора-два часа мы с ним гуляли по району, и он задавал мне по 150 вопросов: «Почему камни серого цвета, почему они так шуршат, а почему травка сухая?» Первый месяц мы с ним часто вспоминали, как звали его воспитателей и друзей, как приходил Дед Мороз, ведь это же была почти его семья до того, как у него появились мы.

Пока я искала своего сыночка, у меня выпало из работы три месяца, поэтому я не могла долго сидеть с ним дома, у меня была задача устроить его в детсад. Когда он постепенно привык к дому, мы стали каждый день ходить в садик и смотреть, как там играют дети, а, главное, как родители каждый день забирают их домой.

В одном садике Теме не понравилось, в другом он тоже что-то закапризничал, а третий был красивым и светлым, и понравился ему очень. Навстречу нам вышла добрая, но строгая воспитательница, которая обняла Тему, сразу стала с ним общаться.

С родителями Тема по-новому знакомился с окружающим миром.

Я предупредила ее, что ребенок у нас из системы, пока еще слабо запоминает стихи и песенки, она опешила и сказала, что такие дети сложные в работе. Но я ответила: «Это только начало. Вы еще нас услышите, Тема будет участвовать во всех концертах».

В саду он ел, спал и вел себя отлично, но два месяца ни с кем ни играл и ходил один со своей игрушечкой. Только на третий месяц я услышала от него имена двух-трех его друзей.

Сейчас он у нас гроза района, носится на самокате так, что ветер шумит в ушах, ходит на футбол и дерется.

Первое время из детского сада он приходил с синяками. Когда кто-то из детей его ударит, он стоял, смотрел и не мог ответить. Мы научили его, как защищать себя, а потом пришлось отучать драться.

«Ложусь полвторого, и меня на все хватает»

Адаптация все еще идет и у него, и у нас, но мы были к этому готовы и знаем, что она продолжается от года и больше. На третий-четвертый день после того, как Тема оказался у нас, я просто падала без сил, так как он требовал очень много внимания к себе, а я отвыкла заниматься маленькими детьми. Я не могла ни работать, ни заниматься домом, каждая минута была отдана ему.

Тема изменил жизни всей семьи.

Да, бывает тяжело. Раньше я приезжала домой после работы, кормила семью и ложилась отдыхать, а сейчас после работы я забираю Тему из садика, отвожу на футбол. Но дочка выросла, сын поступил в колледж, я приезжала домой и слышала тишину. Есть свой бизнес, но кому я нужна? Кому я могу что-то дать? Кого я могу чему-то научить?

Тема изменил нашу жизнь так, словно после серой, слякотной осени наступила молодая солнечная весна. Я как будто вернулась на 20 лет назад. Не знаю, откуда берутся эти силы. Сейчас я ложусь полвторого, и меня на все хватает.

Бог даст, если будем здоровы, возьмем еще ребят в семью. Недавно нам сообщили, что мама Темы родила двоих детей и сдала их в тот же детдом.

Фото — из семейного архива Исмаиловых.

4 комментария

  • Мария

    Замечательный пост, оптимистический такой)
    Желаю семье много-много сил!
    Хотя концовка спустила меня на землю. Жаль детей, жаль страну, где в детдом сдают малышей целыми семьями…

    16 сентября 2019
    • iolanta_kachaeva

      Да, дети попадают в детский дом по разным причинам. И мы в фонде стараемся сделать все для того, чтобы избежать такого развития различных ситуаций.

      16 сентября 2019
  • Татьяна

    А что с братиком Темы? он так и остался в д/д?

    11 сентября 2019
    • iolanta_kachaeva

      Татьяна, спасибо за вопрос. Наталья рассказывает в статье, что второй мальчик, с которым ей так и не позволили встретиться, не был братом Темы. А в самом конце истории Наталья говорит: «Недавно нам сообщили, что мама Темы родила двоих детей и сдала их в тот же детдом». Вот этих детей она и планирует взять в свою семью. Но кто именно родился у Теминой мамы, она не уточняет, братья или сестры.

      12 сентября 2019