Марина Глазкова
Марина Глазкова 24 мая 2019

Наталья Михайлова: «Я благодарю мужа за такого классного рыжика»

0
1708
2

Наталия и Сергей Михайловы из Московской области, родители двоих кровных детей, приложили немало усилий для того, чтобы найти приемного сына. Сергей встал на учет в 32 опеки, пока в одном из дальних городов Сибири ему не удалось встретиться с долгожданным малышом. Историю усыновления Левы Наталия рассказывает в своем блоге и в интервью фонду «Измени одну жизнь».

Страхов и сомнений не было

Случайно в Инстаграме я наткнулась на блог одной приемной мамы и увидела, какие у нее замечательные дети. До этого я думала, что в детских домах только лежачие или очень больные ребята, которым, к сожалению, уже нельзя помочь. Я продолжила искать похожие аккаунты по хэштегу «усыновление» и погрузилась в эту тему.

Сергей с Мишей и Левой.

В тот момент я была беременной Мишей и думала, что рожу его и, наверное, позже вернусь к этому вопросу. Но я не могла остановиться: каждый день смотрела базу данных, искала информацию, переписывалась с приемными мамами.

Потом, родив Мишу и укладывая его по ночам спать, я думала о детях в детдомах, ведь об этих ребятах никто так не заботится, и никто их не целует.

Когда сыну было четыре месяца, я поделилась своими мыслями об усыновлении с Сергеем. Муж поддержал меня в этом решении и взял все дальнейшие вопросы на себя. Он первым отучился в ШПР, оформил нужные документы и получил заключение опекуна. Как только я стала более мобильной, я тоже прошла ШПР и получила заключение.

Сотрудница опеки с осторожностью сказала, что мальчик — рыженький. Но разве это могло быть препятствием, чтобы взять его в семью?

Страхов и сомнений у нас не было — хотелось сразу взять ребенка и лечить, если нужно лечение, любить и заботиться. Ночью я делала скриншоты детей из базы, которые были со статусом на усыновление и подходили нам.

Сергей пришел в опеку с чемоданом

Муж уезжал из дома пораньше и обзванивал региональные опеки, по 30-50 анкет в день. Везде был ответ: «Детей по вашему запросу нет». При этом по телефону о ребенке никакой информации не дают, а документы по почте им отправить ты не можешь, везде нужно было явиться лично.

Но нам повезло в том, что Сергей часто отправлялся в командировки по регионам Сибири и  Дальнего Востока и использовал эту возможность для того, чтобы посещать региональные опеки. Так он лично встал на учет в 32 опеки.

Мы искали ребенка с августа по декабрь 2017 года. В конце ноября надежды, что мы его найдем, уже почти не было. Сергей уезжал в очередную командировку в один из городов Сибири, мы решили, что он снова попробует сходить в местную опеку. Он пришел туда с чемоданом прямо с самолета.

Лева, как и все члены семьи, пережил адаптацию. 

Сотрудница снова ответила ему, что ни девочки, ни мальчика с 1-3 группой здоровья у них нет. Потом она стала расспрашивать его о семье, попросила показать фотографии и сказала, что, кажется, у нее есть вариант для нас. «Только, вы знаете, тут такая ситуация не очень стандартная.  Он рыжий», — пояснила она. Как вы можете догадаться, это вовсе не стало для нас проблемой.

Как Лева стал нашим сыном


Муж взял направление и поехал за 40 километров от этого города в дом малютки, чтобы познакомиться с Левой.

Сережа рассказывает, когда он взял нашего приемного сына на руки, ничего особенного он не почувствовал. Лева был маленький, испуганный, с потухшим взглядом. Но вдруг внезапно так улыбнулся, что у мужа не осталось сомнений, что это наш сын.

Сергей подписал согласие, вернулся домой, чтобы уладить бюрократические моменты,  купить билеты на двоих и одежду для ребенка. Мы также попросили местных врачей сделать мальчику медицинское обследование, чтобы иметь больше информации о его здоровье. Оказалось, что он полностью здоров.

Старшая дочь Наталии и Сергея с Левой.

Спустя неделю муж полетел за Левой и забрал его. Получилось так, что сын оказался у нас в день рождения старшей дочки, 21 декабря. Сергей и Лева прилетели уставшие и замученные.

Сергей вспоминает: «В самолете Лева как схватил меня за палец, так и не отпускал всю дорогу. Когда мы оказались дома, и этот кроха открыл глаза и обвел взглядом наш дом, у него, наверное, был больший стресс, чем у нас».

Мы сразу развернули Леву и искупали. Он был худенький, сильно хрипел из-за запущенного бронхита, и от него пахло чем-то чужим, словно казенным учреждением. Это запах я перестала чувствовать только спустя год.

Дня через три мы все заболели, и я даже не могу точно сказать, что это было, возможно, ротавирус, а, может быть, у нас была такая адаптация друг к другу. Лева температурил из-за сильно запущенных отитов, но о причине температуры  мы догадались только позже, когда моя мама поцеловала его за ушком. Он отреагировал на поцелуй плачем, тогда впервые он понял, что можно заплакать и его услышат.

ИЗМЕНИТЕ ЖИЗНИ ДЕТЕЙ В ДЕТСКИХ ДОМАХ

 

До этого момента, Лева не плакал, а только ел и спал. Спустя пару месяцев он научился плакать, когда был мокрый или голодный, и мы очень этому радовались.

«Хорошо, что их двое»

Первый год с двумя маленькими детьми в семье был очень непростым. Разница в возрасте в семь месяцев давала о себе знать, ведь когда один уже ходит, а другой только ползает, все становится сложнее. Мы были, как роботы, и просто бесконечно кормили, одевали, купали, любили…

Вся семья в сборе. Пиратская вечеринка.

Мой младший сын Миша воспринял Леву, как соперника, но сейчас уже привык к нему. Когда я уезжаю с кем-то одним из сыновей, то другой скучает без братика. А когда они вместе, то бывает по- разному, то дерутся, то играют вдвоем.

Но я сейчас ловлю себя на мысли, что мы с мужем уже вторую неделю повторяем одну и ту же фразу: «Хорошо, что их двое», потому что вместе им интересно играть, бегать, гулять.

При этом они очень разные: Миша у нас задира, любит машины, Lego, строить и разбирать. Лева абсолютно неконфликтный ребенок, любит спорт и книжки. Старшая дочка просто обожает братьев. Я каждый день говорю мужу «спасибо» за такого классного рыжика.

Наталия с Левой.

Несмотря на то, что первое время было сложно из-за недосыпов и болезней, все вышло даже лучше, чем я мечтала. Мы хотели помочь хотя бы одному ребенку из системы, вытащить его оттуда, дать ему возможность жить полноценной жизнью, и нам это удалось.

Все фото — из семейного архива Михайловых.

2 комментария

  • Сергей Гаврилов

    Вы большие молодцы!

    27 мая 2019
    • iolanta_kachaeva

      Сергей, спасибо! Истории приемных семей еще раз доказывают, что любить — это глагол, действие. Родители тратят много сил и средств для того, чтобы приемному ребенку было хорошо в новой семье, обстановке. И постепенно приходит любовь, принятие. И заслуга приемных пап и мам, действительно, огромная.

      28 мая 2019

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *