Елена хотела стать волонтером-переводчиком, чтобы помогать в иностранном усыновлении, а вместо этого стала приемной мамой. В июне 2018 года она взяла из детского дома 14-летнюю Аню, а в декабре – 12-летнюю Киру. Елена рассказала в интервью фонду «Измени одну жизнь»,  что может скреплять людей, не связанных между собой родством, почему не надо бояться брать в семью подростков, как растить детей самой и где искать поддержку.   

Как вместо волонтера стать приемной мамой 

До принятия закона Димы Яковлева иностранное усыновление было очень распространено,  об этом много писали в СМИ. И мне захотелось стать волонтером-переводчиком между иностранными родителями и руководством детских домов.

Воплотить идею в жизнь, к сожалению, не получилось, но мысль о приемном родительстве меня заинтересовала. Поначалу близко к этой теме не подходила, ограничивалась чтением профильной литературы.

Жизнь шла своим чередом: учеба, брак. Не так давно я развелась и поняла, что ресурсы и желание стать приемной мамой есть. Прошла ШПР, соответственно, стала искать анкеты.

Разрешение получила в 2016 году, но только спустя два года нашла своих детей. Хочу отметить, что искала я их очень тщательно.

Советовалась со своей подругой – многодетной приемной мамой Анной Богатыревой, у которой уже были приемные дети. У меня были вопросы медицинского, юридического характера, Анна помогала мне. Сначала она взяла под опеку, а затем удочерила девочку по имени Диана, которая  жила в одном детдоме с моей будущей приемной дочерью Аней.

Елена искала своих детей в течение двух лет. Фото — Антон Карлинер.

Я увидела фотографию Ани, и она понравилась. В итоге я связалась с руководством детского дома, приехала знакомиться с девочкой. В первый приезд мы познакомились, пообщались друг с другом, во второй я уже забрала Аню домой. Мне было достаточно одной встречи, чтобы понять, что эта девочка – моя.

ДАЙТЕ ШАНС ДЕТЯМ ИЗ ДЕТСКИХ ДОМОВ НА СЕМЬЮ

 

Отговаривал ли меня кто-то? Такого не было. Кровных родственников у меня мало, а друзья давно знали про мою мечту забрать ребенка из детдома. Мой брат сначала уточнил, готова ли я взять на себя такую ответственность, после чего поддержал решение полностью.

«Аня быстро вписалась в семью»

Меня не смутил подростковый возраст Ани, поскольку я работаю учителем в школе и психологию подростков знаю не понаслышке.

Аню сначала изъяли из семьи, мама умерла, папа какое-то время навещал дочь в детдоме, а потом перестал. У нее диагноз по интеллектуальному развитию. Я очень благодарна воспитателям за заботу о девочке.

Аня в детском доме. Фото из семейного архива.

Несмотря на диагноз, у Ани довольно развитая речь, девочка полностью автономно может в быту о себе позаботиться. Воспитатели с ней много занимались. Речь у Ани достаточно богатая, дочка старается строить красивые предложения, рассказывать что-то в деталях.

По дому она все делает сама, помогает мне. Меня поразило, что в первый же вечер она начала мыть полы. Я сопротивлялась, но она сказала, что хочет, чтобы я отдохнула. Видимо, хотела понравиться.

Аня быстро вписалась в семью, хотя первые три месяца все же была адаптация. По моим догадкам, Аня сомневалась: оставлю я ее в семье или нет? Но по прошествии трех месяцев адаптация пошла на спад.

«Дочке хотелось тишины»

У нее упрямый характер, и первое время она не понимала, что нужно делать, как себя вести. Я не знала, как она среагирует на то или иное слово. Когда берешь первого ребенка, то возникает желание показать и рассказать кучу всего. Дочке, видимо, хотелось покоя и семейного уюта, тишины, что ли.

А я могла предложить походы по музеям, театрам, поездки на море. Мы поехали в Грузию, я распланировала большую культурную программу. Аня отказалась, не хотела впитывать большое количество новых эмоций и отказывалась от всех моих предложений в течение отпуска.

Аня в семье. Фото — Антон Карлинер.

Это был самый сложный период в адаптации: я не понимала, как разговаривать с девочкой, она переживала, что я откажусь от нее. Аня не ходила на море, все время сидела дома. Так было каждый день, мы часто ругались.

И однажды разругались очень сильно. Видимо, ей нужно было выпустить пар. И после этой ссоры Аня, наоборот, стала очень активной и сама предлагала поехать куда-то, посмотреть что-то.

Она называет меня Леной. В первые дни называла меня мамой, но потом сказала, что комфортнее называть по имени. Отчасти это связано с тем, что Аня помнит свою кровную маму.

Что касается учебы, то Аня сначала пошла в коррекционную школу. Изначально я думала, что дочка будет сопротивляться занятиям. Я взяла ее летом, в период каникул. И она много говорила про школу, я понимала, что придется повоевать. Но в сентябре Аня пошла на занятия, и учеба приносит ей радость, она делает уроки с удовольствием.

Вместе с воспоминаниями о детдоме исчез и мат

Сначала Аня много рассказывала мне о жизни в детдоме. У меня складывалось ощущение, что я сама там жила. Аня помнила всех детей по имени и фамилии, истории, происходившие там. Первые два месяца жизни в семье она жила детдомовским распорядком дня.

Еще одна особенность: в первое время в ее речи было много мата. В моей семье не принято ругаться матом, родители при мне не бранились. Аня же использовала какие-то закрученные матерные выражения.

Аня с Кирой. Выставка Архипа Куинджи в Третьяковской галерее. Фото из семейного архива.

Когда она перестала так активно рассказывать про детский дом, то и количество матерных выражений сократилось с ее стороны. Постепенно это вообще ушло.

Сейчас Аня живет настоящим,  много рассказывает о школьной жизни. Иногда вспоминает жизнь в семье, говорит, что «мама меня учила тому-то и тому-то», «я похожа на бабушку», «ростом пошла в папу». И вспоминает только светлые моменты, что меня очень радует.

Младшая сестренка

Аня любит заботиться о младших. И я подумала, что ей нужна сестренка. Опять-таки моя подруга Аня Богатырева сделала репост в соцсети про девочку Киру, приехавшую в Москву и ищущую семью. Кира участвовала в театральном проекте.

Поясню, что в Дзержинском санаторном детском доме (Нижегородская область) была организована Лаборатория театра для подростков. Участники проекта — воспитанники детского дома от 12 до 18 лет. Кураторы — режиссер Евгения Беркович и актриса Мариэтта Цигаль-Полищук. Они занимались с ребятами, проводили мастер-классы и тренинги по театральным дисциплинам.

«Глубокий вдох,  — так написала Евгения Беркович на своей страничке в Фейсбуке. — Это Кира. Мы начинаем искать для нее приемную семью. Кире 12 лет. Она живет в детском доме в Нижегородской области. Она пошла в пятый класс. У нее нет братьев и сестер. Ее можно как усыновить, так и взять под опеку. Она сама очень хочет в семью, каждый день пишет: «А ты еще не нашла мне приемку?»

Такой Елена увидела Киру  на страничке Евгении Беркович в Фейсбуке в августе 2018 года. Фото из семейного архива.

Теперь немного эмоций и личных наблюдений. У Киры очень легкий характер, и очень нелегкая судьба. Она живая и вдумчивая. Она конечно еще совсем малышка, выглядит лет на 9. Она обожает обниматься и петь, читает, отлично ладит и с детьми, и взрослыми, и готова пойти куда угодно, где ее не будут бить и наказывать, а будут хохотать и обнимать, укрывать вечером одеялом, снова обнимать.

Она совсем не ориентируется в быту – чай, оказывается, сам по себе не сладкий! Еду можно греть в микроволновке! В метро лестницы ездят! — но очень быстро осваивается и учится.

Я прожила с Кирой 10 дней, и я, конечно, понимаю «разницу между туризмом и эмиграцией». Мы не знаем, как у Киры будет проходить адаптация, но за эти 10 дней она ни разу не создала никому ни малейшей проблемы. И она точно будет очень, очень стараться. Пока Кира ходит в коррекционную школу (ну, а как же), но я лично наблюдала, как она за час освоила сложение и вычитание трехзначных чисел в столбик и в уме, голова у нее светлая, память — отличная.

А если совсем с эмоциями — это самая нежная, веселая, живая и чудесная маленькая девочка в мире. А я видела довольно много маленьких девочек».

Одним словом, Кира присоединилась к проекту, я видела в сети видео, как девочка выступает на сцене. Мне она очень понравилась, я стала читать информацию о ней, а еще поговорила со старшей дочерью Аней. Рассказала все, что знала про Киру. Аня одобрила идею – взять Киру в нашу семью.

Кира родилась в Нижнем Новгороде. В графе отец стоит прочерк, мама ведет асоциальный образ жизни, она отказалась от дочери.

Больше трех лет Кира жила в замещающей семье, но потом приемную маму лишили родительских прав. После этого девочка попала в санаторный детдом  в городе Дзержинск.

Сначала я поехала знакомиться с Кирой одна, поговорить с ней, посмотреть на нее. Второй раз приехала уже с Аней. С первой минуты между девчонками сложился хороший контакт, они сразу же начали играть вместе. Не знаю почему, но так случилось.

Вскоре мы пригласили Киру на гостевой режим, я решила посмотреть, как девочки будут ладить друг с другом уже в домашней атмосфере.  Аня старше Киры, и ей очень нравится учить чему-то младшую сестренку…

Кира в семье. Фото — Антон Карлинер.

Днем я уезжала на работу, Аня шла в школу, а Кира оставалась дома одна. Вечером мы все воссоединялись. Жила она у нас в гостях две недели, по окончании гостевого режима мы с Аней пригласили ее жить с нами. Кира согласилась.

«Дети требуют постоянного креатива»

Приемное родительство – большой ресурс. Ты понимаешь весь масштаб ответственности. Работая педагогом в школе, ты можешь не ощущать весь груз ответственности, по сравнению с воспитанием приемных детей.

У меня очень сильно изменился мой личный режим. Я жила одна, была предоставлена самой себе. С появлением детей, конечно, стало меньше свободного времени. Дети требуют постоянного креатива, но отдых иногда нужно давать самой себе. Хотя бы один свободный час для того, чтобы переключиться и отдохнуть.

Елена Далина: «Ваша задача, как родителя, дать детям все, что вы хотите». Фото — Антон Карлинер.

В то же самое время у меня появилось ощущение наполненности жизни. Если раньше я могла просто проснуться, одеться и пойти на работу, то теперь я собираю детей, проверяю уроки. Мне хочется стать для дочерей мамой, которой можно гордиться.

Иногда задумываешься:  а что может скреплять трех людей, не связанных между собой родством? Любовь, то же чувство, что скрепляет между собой людей, в принципе. Это действует на уровне интуиции, а не логики.

Я воспитываю девочек одна, но мне помогает брат (родной по отцу). Основные сложности: учеба Киры, так как мы отважились пойти в общеобразовательный класс после коррекционки, и многое нужно наверстать.

Сложно донести до учителей определенные особенности работы с приемным ребенком и то, «как все устроено», сложно «притереться» в быту с детьми и начать говорить с ними на одном языке.

Мы консультируемся с психологом (как девочки, так и я сама раз в пару месяцев, когда что-то поменялось и хочется понять, правильно ли я поступаю, как лучше поступить в вопросах реакции на действия девочек или найти ответы на актуальные вопросы — такой здоровый ежеквартальный check). Я общаюсь с другими приемными родителями, особенно с теми, кто принял в семью друзей по детдомам моих дочерей, девочки также поддерживают общение с этими ребятами.

Нулевой меридиан. Гринвич, февраль 2019 года. Фото из семейного архива.

Советы будущим приемным родителям

  • Если внутренне Вы чувствуете, что готовы стать приемным родителем, то не нужно откладывать этот шаг. Идите и делайте. По окончании ШПР далеко не все решаются взять ребенка. Слушайте свой внутренний голос и следуйте за ним.
  • В трудные периоды не отпускайте руки. С Аней часто был так: делаешь что-то – не получается, и ты злишься на весь мир. Но постепенно все получится.
  • Ваша задача, как родителя, дать детям все, что вы хотите. А то, что ребенок возьмет, Вы увидите, может быть, через 10 лет. Не требуйте от детей быстрого результата.

2 комментария

  • Елизавета

    Три прекрасных человека:) Дай Господь вам стать родными друг другу!!!

    6 мая 2019
    • iolanta_kachaeva

      Спасибо за добрые слова!

      6 мая 2019

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *