Дмитрий Хазиев
Дмитрий Хазиев 14 января 2019

Елена Фролова: «Я придумываю детям их будущее, не забывая прошлое»

0
47
0

Как по совету дочки взять младшего приемного сына, а по его просьбе — еще и старшего, как не бояться детей после возвратов и запретных тем, и при этом быть готовой стать мамой для еще одного ребенка, — фонду «Измени одну жизнь» рассказала москвичка Елена Фролова. 

У Елены Фроловой кровная дочь Татьяна (17 лет) и двое приемных сыновей: Сергей (17 лет) и Саша (13). Первым взяли Сашу. Получилось нестандартно: сначала в семью пришел младший ребенок, затем старший. Сашу взяли в мае 2015 года. А в 2016 году пришел старший сын Сергей.

Первый проект приемных семей СССР

В середине 80-х годов я познакомилась с одной из приемных мам, которая участвовала первом в СССР проекте приемных семей. Их было на весь Союз всего 10, если мне не изменяет память. У этой женщины было на тот момент четверо кровных и столько же приемных детей.

Для меня приемное родительство казалось чем-то необыкновенным и недосягаемым. Мне тогда было 18 лет, и первая мысль как раз и родилась тогда — и я так хочу. Но потом эта встреча как-то забылась, пока я не стала волонтером.

Как раз подросла моя  кровная дочь Татьяна, и мы с ней вместе на выездных мероприятиях раздавали листовки. Рассказывали, для чего мы это делаем, много говорили с ней про жизнь в детских домах. Однажды Таня сказала мне: «Мам, роди мне братика или сестричку». Я ответила, что не могу, поскольку не в браке.  «Но мы можем взять ребенка из детдома», — сказала мне дочь. Так мы впервые задумались о принятии ребенка в семью.

Таким Елена увидела на фотографии Сашу.

Вскоре заболела моя мама, и мы временно отказались от идеи приемного родительства. Через несколько лет я снова задумалась над тем, чтобы взять ребенка. Татьяне в тот момент было 14 лет. Сейчас с оглядкой на то, через что нам пришлось пройти, я могу сказать, что это не самый лучший возраст для принятия чужого ребенка в семью. Но мы так долго шли к этому, и я записалась в ШПР. На тот момент я уже общалась с другими приемными мамами и готовилась к приходу нашего ребенка.

Как дети приходят в семью

Я не искала ребенка — это для меня было главным критерием моего будущего материнства. Мы только обсудили с моей дочерью пол и примерный возраст будущего нового члена нашей семьи для заполнения заявления в опеке.  И звезды сошлись!

Моя подруга и по совместительству психолог Елена Мачинская как раз временно взяла в свою семью девочку, предотвратив ее возврат в детдом, и искала ей постоянную семью. А я как раз оканчивала Школу приемных родителей, и Лена знала, что мы готовы взять ребенка. Но когда мы должны были познакомиться с девочкой, она уже стала своей для Елены…

Встреча с Сашей

Только возвратных детей в ДД домах столько, что узнав меня ближе и зная мою готовность к сложным детишкам, Елена прислала мне фотографию Сашки, которого тоже вернули в тот момент в детдом Ивантеевки Московской области. И я просто поехала забирать своего мальчика.

Саша в семье.

Меня предупредили, что мальчик гиперактивный. Кстати, встречу постарались организовать тактично: мол, просто занятия детей и психолога с приглашенными гостями. Это было сделано для того, чтобы не вселять в мальчика напрасную надежду. В тот момент на руках у меня еще не было документов. Вообще никаких, кроме свидетельства об окончании ШПР. Сашка же все просек и понял, что я приехала конкретно за ним.

Нас посадили рядышком и ребенок, мой супергиперактивный мальчишка просто уснул рядом со мной, положив голову на колени. И проспал все занятие. Вот тогда я поняла, что это мой ребенок. И я знала уже тогда, что как бы ни было тяжело, возврата в детдом не будет.

А во время второй поездки я забрала мальчика к себе. Документы нам все подготовили уже тогда, когда ребенок был в семье.

Страх того, что опять предадут

Сейчас Саша почти подарочный ребенок, но с первых дней было большое количество проблем в поведении. Истерики, обжорство, агрессия по отношению ко мне и другим детям… И страх. Страх того, что вернут, опять предадут, бросят.

Знаете, кого из книжных персонажей мне напоминал Сашка в первое время? Полиграфа Полиграфовича Шарикова из «Собачьего сердца». Отношением к жизни, к себе. Сил он забрал очень много. Он жил только собственными желаниями, не слышал, не видел никого, кроме себя. «Я хочу» распространялось абсолютно на все: одежду, поведение, еду, поступки. Первые два года все внимание уходило на Сашку. Да это и норма для детей из детдома. Нам нужно было выжить. И основная моя задача была убедить ребенка, что мама — навсегда! Мы каждый день строили свой новый дом, по кирпичику. Все по силам с верой в душе.

Но Сашка не только забирал, он делился со мной той радостью и любовью, которая есть только у него. Светлой и чистой. Он умеет любить и это потрясающее качество.

И, кстати, благодаря Саше в нашей семье появился Сережа.  Хотя это претило всем канонам приемного родительства: сначала появляется старший, затем младший. Но об этом чуть позже.

Так вот Саша во время адаптации пытался привлечь внимание к собственной персоне различными способами. Я вот только сейчас понимаю, как тяжело всего было моей дочери. Но ни разу Татьяна не сказала: «Верни его обратно». И я очень благодарна своей девочке за это. Но с приходом старшего ребенка нас накрыла повторная волна адаптации. Все это усилилось с приходом старшего сына. Можно сказать, что соперничество за мое внимание заметно обострилось.

Сережа — мальчик ростом под два метра


После прихода Саши мы с Таней решили, что нам пока хватит приемных детей, но желание помогать другими способами осталось, и весной 2016 года я откликнулась на просьбу знакомой приемной мамы взять ребенка из детдома на майские праздники.  На семейном совете мы обсудили втроем, какого возраста и кого мы могли бы пригласить. Хотя я была готова взять девочку, моя дочка убедила, что нам нужен только мальчик.

Сережа — в центре.

Я прошла собеседование и поехала в детдом знакомиться с ребенком 10-12 лет. Меня встретили и пригласили в кабинет социального педагога. Мы познакомились и обсудили еще раз, кого мне дадут на один день. На часах было семь вечера, я сидела в кабинете и ждала мальчика Давида,  за которым побежали. Он где-то играл в футбол. Время идет, а Давида все нет. Я взглянула: на часах было уже девять вечера. Надо сказать, что я сидела в кабинете спиной к входной двери. И чувствовала, что регулярно в кабинет кто-то заглядывает. Тут соцпедагог мне говорит: «Может быть, вы возьмете другого ребенка?» Я подумала, почему бы и нет. Тем более что Давид так и не появился.

В этот момент кто-то снова заглядывает в кабинет, и педагог спрашивает: «Сережа, а ты не хотел бы поехать на майские праздники на один день в семью к Елене?» Ответ был прост: «Да, хочу». Я оборачиваюсь и вижу мальчика ростом под два метра. И точно не 10-12 лет. Но глубоко вдохнула и пошла знакомиться с парнем, пока он провожал меня к машине. Я успокоила себя, что это на один день, и все!

Пока шли, Сергей немного рассказал о себе, что он в детдоме с трех лет, у него четыре возврата, а через два года он покинет детдом. И Сергей не хочет в семью. Я не ожидала такой истории. У Сашки два возврата и, ой, как все сложно, а тут — четыре. Я только и смогла сказать в ответ, что после такого тоже не пошла бы ни в какую семью, но я и не планирую пока брать еще ребенка, я просто приглашаю в гости. Рассказала о своей семье, о Сашке, Тане и о собаках. Я была предельно откровенна.

И мы договорились, что сможем провести выходные вместе, пообщаться. А в дальнейшем, если Сергей захочет, то в будущем сможем дружить. Я подумала, что смогу стать мальчику наставником.

И, вернувшись домой, я рассказала о Сергее. Его история поразила моих детей. И мы все стали ждать 3 мая. Это действительно было странное ожидание. Сергей тоже ждал нашу встречу.

Тусовка на диване

3 мая я приехала в детдом за Сергеем. Он ждал меня. Очень ждал. И переживал, что не приеду. Возможно, у него уже были такие знакомства — неоконченные. Когда потенциальные родители или возможные наставники-волонтеры просто исчезают из жизни ребенка, не завершив отношений и не объяснив ребенку, почему так происходит.

Я не копалась в прошлой жизни Сергея — я принимала его таким, как есть, и когда мы приехали домой, наша семья сложилась. Сережа приехал и сразу же вписался в нашу картину мира. Как паззл, понимаете. У нас есть диван, на котором образовалась тусовка: Татьяна, Сашка и Сережа. И наши собаки – да, собаки играют особую роль — они просто любят нас всех.

И вот эта куча детей и собак нашли общий язык. Они постоянно о чем-то разговаривают, беседуют. И я получаю удовольствие от того, что вытащила ребенка из детдома. Но мысль взять еще ребенка из системы я отгоняла. Еще рано. У нас адаптация с младшим. Потом.

А когда везли Сережу обратно, Сашка повернулся и спросил: «Хочешь жить в нашей семье?» Я сильно напряглась в тот момент, поскольку мы говорили исключительно о гостевом режиме. Сережа спросил: «А можно?» «Конечно, да!» — сказала я. Тогда я не смогла сказать: «Нет». Когда мы приехали в детдом, я сказала, что заберу Сережу в семью. Вопрос был решен.

Сережа был более взрослым, у нас нет запретных тем. Совсем нет. Откровенность на грани фола. И эмоции и переживания.  Возможно, этим я его и подкупила. У Сережи был хороший опыт выживания после многих лет жизни в детдоме и приемных семьях.

Но мальчик не знает, как работать и как учиться. Учиться он категорически отказывается. В детдоме Сережа занимался по своей программе, а придя в семью, вынужден был перейти в обычную школу.  Я понимаю учителей, что Сережа – не подарок. С другой стороны, до недавнего времени он находился в очень специфической среде, которой за 13 лет буквально пропитался. Когда Сергею исполнится 18, мы решили, что он пойдет работать.

О кровных мамах

Кровных мам моих обоих приемных детей звали Еленами, как и меня. Обе женщины умерли. У обоих мальчиков мамы были из асоциальных семей. Саше было шесть лет, когда умерла его мама. Так он оказался в детдоме. Она пила, и это факт. Старший брат спасал Сашку от того, что родная мать могла зарезать ребенка в пьяном угаре. Я пересказываю Сашины воспоминания.

Сергею «повезло» больше — его изъяли в три года. И когда мальчики спрашивают меня, почему так произошло, то я отвечаю: «Если бы у мамы была поддержка в виде супруга, семьи, родителей, возможно, все было бы иначе».

Я придумываю детям их будущее, не забывая прошлое. Они научились мечтать. Сашка вообще утверждает, что у него будет большая семья и не менее пяти детей — двое своих и трое приемных. Я поддерживаю его! И говорю, что буду любящей бабушкой, но воспитывать своих детей будут они сами, а я просто буду любить своих внуков. Всех.

Как преодолеть трудности адаптации

В период Сашкиной адаптации я посещала семинары Анны Гайкаловой о том, как выжить самим родителям. У Людмилы Петрановской в ИРСУ были прекрасные семинары для родителей и детей, касающиеся проблем адаптации. Основная мысль: родитель должен быть в ресурсе. Условно говоря, «спокойная мама — спокойные дети».

Кроме того, у нас есть домашние животные, которые не позволяют сойти с ума в трудные минуты, а, наоборот, позволяют переключаться психологически. Когда истерики ребят длились по 3-4 часа, и мне было невмоготу, то я брала собак и выходила гулять. Животные расслабляют всех, не только меня.

Саша увлекается футболом. Мы также ходим в фитнес-клуб. Это тоже возможность привлечь к себе внимание со стороны Саши. У Сережи нет такой острой потребности в пристальном внимании.

Моя дочь с появлением Саши и Сережи почувствовала мужскую защиту. Опыт приемной мамы и те знания, которые я получила после семинаров и ШПР, помогли мне не только с приемными детьми, но и дочерью. Я родила Таню в 31 год, но только после прохождения Школы приемных родителей я стала видеть наши отношения иначе. Я поняла, сколько я не додала своей девочке.

Когда я брала Сашу и Сережу, то полагалась на свой родительский опыт. Выяснилось, что этого недостаточно. Поэтому я повышаю регулярно свою родительскую компетенцию, посещая семинары, курсы в различных фондах. Последнее мое достижение — окончание курсов по подготовке фостерных семей. Теперь, благодаря своим знаниям и опыту, я более уверенно строю свою семью.

Я и мои дети готовы взять в нашу семью еще детей из детского дома. Приемная семья —  это здорово! А я — счастливая мама.

Фото — из семейного архива Фроловых.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!