Дмитрий Хазиев
Дмитрий Хазиев 26 декабря 2018

«Мы обнялись и постарались попрощаться с легким сердцем»

0
49
0

«Забирают. С сегодняшнего дня все обязательства с нас в отношении ребенка сняты»,  — написала на своей страничке в соцсети многодетная приемная мама Татьяна Кукочкина. В конце ноября 5-летнего Ярослава из замещающей семьи Татьяны и Владимира Кукочкиных забрал к себе биологический отец, который недавно вышел из мест лишения свободы. Татьяна рассказала о том, как они с мужем приняли мальчика и как расставались с ним.

У Татьяны Кукочкиной и ее мужа Владимира двое кровных и четверо приемных детей: Кристиан — 2 года, Артем — 3 года, Ясмина — 4 года, Владислава — 8 лет кровные дочери Алиса — 6 лет и Таисия — 19. Пятилетний Ярослав прожил в этой большой семье 3,5 года.

«Желание усыновить детей зрело в нас давно, особенно явным оно стало после того, как у младшей дочери Алисы стали проявляться эгоистические черты характера, — рассказывает Татьяна Кукочкина. —  Старшая Тая, подросток, начала отделяться от нас. В это время врачи прогнозировали неблагоприятные исходы от последующих беременностей. Понимая все этапы взросления и строения личности ребенка, мы с мужем и пришли к выводу, что нам в семье не хватает шустрого пацана».

Читать историю приемной семьи Кукочкиных — «Важно показать, что мама любит всех детей»

Татьяна не хочет вдаваться в подробности выбора и общения с опекой, рассказывает, что в итоге они с Владимиром взяли двух детей. Ярику было 1,8 года, Ладе — почти 6лет. Это были сиблинги — по маме. Отцы у детей были разные, у Лады папа умер, у Ярика отбывал срок в местах лишения свободы. Но у обоих детей в графе отец были прочерки.

«Опека предупредила нас о бабушке со стороны отца Ярика, но так как родство было не установлено, мы оставляли за собой право усыновить детей, — рассказывает приемная мама. — По закону для начала процесса усыновления необходимо было подождать 6 месяцев с момента лишения кровных родителей родительских прав. Т.к. дата принятия детей и дата лишения родительских прав кровной мамы совпадали, мы набрались терпения и стали ждать, знакомясь друг с другом и создавая новую семью».

Ярик с сестренками.

По словам Татьяны, спустя пару недель после того, как ребенок оказался в приемной семье, бабушка со стороны отца Ярика изъявила очень настойчивое желание общаться с ребенком.

«Мы, наученные ШПР, не имея своих родственников рядом, решили, что ничего плохого от бабушки (без вредных привычек), которая любит внука, нам не будет, — признается Татьяна. — Но после нескольких наших встреч с бабушкой Ярика, она сообщила нам, что настроена забрать внука. На вопрос о сестре Ярика, сказала, что не имеет желания воспитывать Ладу».

Решив разобраться в ситуации и понять, какими правами они обладают, Татьяна и Владимир обратились в курирующие органы. Им объяснили, что приемным родителям  не надо брать в расчет желания человека, который больше двух лет только желает, но никак не может забрать ребенка к себе.

«Мы успокоились, — рассказывает Татьяна. – Но через месяц пришла повестка из суда. Вопрос, поднятый в суде бабушкой, должен был выяснить родство между Ярославом и его биологическим отцом, которого, к слову, ребенок никогда не видел. Не вдаваясь в детали, напишу, что, спустя 4 месяца с момента принятия детей в семью, суд определил кровного отца в качестве биологического родственника и прописал его в графе «отец» в свидетельстве о рождении Ярика. Бабушка  тут же подала еще один иск на изъятие Ярослава из нашей семьи и, как следствие, разделение его с сестрой Ладой. Суд отклонил данную просьбу, так как разлучать брата и сестру нельзя».

По словам Татьяны, спустя 6 месяцев после принятия детей, скончалась их биологическая мать — от передозировки. Еще через 3 месяца бабушка, со стороны мамы, умерла от цирроза печени. Со стороны мамы у детей не осталось родственников, желающих общаться с Яриком и Ладой,  поддерживать связь с маленькими братом и сестрой.

«Так как родной папа Ярослава отбывал срок и должен был освободиться зимой 2018 года, нам сообщили, что ребенок с нами будет только до этого момента, а потом отец его заберет и разлучит с сестрой, ибо такое его право, — рассказывает приемная мама. — Может быть, на нас были розовые очки, и мы все видели в радужных тонах, но мы не могли себе представить ситуацию, где мы отдаем Ярослава незнакомому мужчине, и навсегда лишаем его возможности расти рядом с сестрой».

Все попытки приемных родителей изменить ситуацию через суд потерпели фиаско: «Ни один юрист не брался разрешить этот вопрос. Со всех сторон мы слышали только о том, что через 3 года нам нужно отдать малыша…»

Прошло 3,5года. За это время, Татьяна и Владимир, все дети в их семье немного смирились с возможностью расставания с Яриком, но надежда, что его кровный отец не захочет, не сможет, не дойдет и не напишет заявление в опеку об изымании — в них жила.

«И вот, после 20ноября 2018 года нам позвонили из опеки и сообщили, что обязательства с нас в отношении Ярика сняты, — рассказывает Татьяна. — Сказать, что мы были готовы к этому на все 100%, не могу. Мы рассказывали Ярику сказку о семье, в которой мама умирает от болезни, а папа, ушедший искать лекарство, блудит по темному лесу и никак не может найти дорогу домой. Больше года назад малыш сам додумался, что эта сказка — про него и его сестру, про родителей».

Общую картину, по словам многодетной приемной мамы, скрашивал тот факт, что бабушка регулярно навещала внука и проговаривала с ним переезд и совместное проживание, хотя сотрудники службы сопровождения запрещали волновать ребенка такими разговорами, так как по факту, не было уверенности в намерениях отца.

«Ярослав очень смышленый малыш, сообразительный и дальновидный. Все свои мысли и планы он строит на несколько ходов вперед. Так, прощаясь с сестрой, он заранее попросил меня сделать ему свою фотографию и подарил ее сестренке Ладе, при расставании, чтоб она его помнила. Так же он попросил фотографию, где мы вместе весело бежим по парку. На фото не хватает Лады и Таи, они были на обучении, но Ярик попросил именно этот снимок. Это последнее его, сфотографированное, воспоминание о семье, где запечатлен он и остальные члены семьи счастливыми», — говорит Татьяна.

По ее словам, Яр продумывал встречу с кровным отцом. Хотя она и происходила в присутствии представителей органов опеки и службы сопровождения, 5-летнему малышу удалось вдохнуть в нее всю свою чистоту и искренность.

«Со своей стороны мы постарались сохранить позитивный настрой при знакомстве. Собрали малышу все его любимые игрушки, вещи, одежду (любую мелочь), которую Ярик захотел взять с собой в новый дом, чтобы рядом с ним были привычные, значимые вещи, которые поддержат его и наполнят любовью и воспоминаниями о нас, о тех людях, которые были с ним, воспитывали, любили его, в его прошлом», — рассказывает приемная мама. — При расставании, когда Ярик готов был расплакаться, я пообещала, что позвоню ему на следующий день, чтобы узнать как его дела. Мы обнялись и постарались попрощаться с легким сердцем».

«Многие спросят, почему я не рассказываю про сестру малыша, да потому, что, по факту, никому нет дела до этого ребенка, — говорит Татьяна. — Кроме нас, ее нынешней семьи».

Ладе уже 9 лет, и она все очень хорошо понимает. Татьяна и Лада договорились между собой, что так как они не знают, будет ли у них возможность дальше общаться с Яриком или нет, при расставании они обе (Владимир остался дома с другими детьми) будут стараться держать лицо, чтобы в памяти у всех сохранилось только хорошее.

«Дома мы и пообнимались, и поплакали вместе, но при Ярославе мы старались улыбаться, — рассказывает приемная мама. — На следующий день мы созвонились, но разговор был скомканный из-за того, что бабушка включила громкую связь и тоже участвовала в беседе».

В конце декабря, по семейной традиции,  Татьяна и Владимир зовут к себе в дом Деда Мороза. «Я очень хочу, чтобы бабушка позволила Ярославу побыть с нами в этот момент и вновь почувствовать себя семьей, насладиться волшебством и счастьем. Давайте вместе подержим кулачки, чтоб все у нас получилось!» — говорит Татьяна.

 

 

Дина Магнат, психолог:

«В последнее время о подобных историях приходится слышать все чаще. Внешне схожие, по сути они бывают разными. Насколько я знаю, Ярослав действительно на протяжении нескольких лет общался с бабушкой, привязан к ней, Татьяна рассказывает, что мальчик поехал к бабушке с радостью. Перемещение ребенка провели постепенно, и это, безусловно, снижает стресс.

Если обобщать, то возврат в кровную семью имеет смысл только в том случае, когда ребенок привязан к кому-то из родителей или родственников. Даже в этом случае перемещение должно быть постепенным, чтобы ребенок мог осознать положение вещей, привыкнуть, адаптироваться к ситуации.

Хорошо, если связь между ребенком и приемной семьей сохраняется, но это возможно только в том случае, если есть готовность обеих семей – кровной и замещающей. В ситуации, описанной Татьяной, если отношение бабушки и отца не изменится, разрывается связь между Ярославом приемными мамой и папой,  сестрой Ладой и другими детьми в семье. Это утрата для мальчика, потеря не меньшая, чем он уже пережил однажды, когда потерял кровную семью.

Он снова будет адаптироваться к новым условиям жизни, новым правилам, новым людям. Хотя бабушку он знает, отец для него – человек незнакомый, чтобы не сказать «чужой».

Остается надеяться, что этот процесс пройдет плавно, а со временем станет возможным и контакт с приемными родителями и их детьми, в том числе, сестрой Ярослава Ладой».

Все фото — из семейного архива Кукочкиных.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!