Валентина Викторовна, кутаясь в норковую шубу и неловко перебирая каблуками по заледенелой дороге, спешила на прием к директору детского дома. В эту минуту ее сильно беспокоил вопрос, не увезет ли эвакуатор машину, которую она припарковала под знаком «парковка для инвалидов». Немного подумав, она решила, что ничего страшного не случится, ведь в других детских домах она не проводила обычно и 20 минут.

Визит Валентины был согласован заранее, минуя органы опеки, через главу области. Поэтому ее ждали, в кабинете директора на столе около стены уже закипал чайник, красовался торт и лукошко с мандаринами. Самого директора сегодня не было на месте – вызвали на важное совещание в Москву. Встретить  Валентину было поручено Вере Борисовне Лушницкой, социальному педагогу. В силу возраста и доброго нрава Веру Борисовну все звали просто Верочка.

Валентина, проигнорировав закрепленный на стене пакет с бахилами, ворвалась в заведение и сразу направилась в кабинет к Вере Борисовне.

— Верочка, — с  порога начала Валентина, скидывая шубу на стул. — Я получила информацию от Светланы Петровны. И сразу к вам. Мне сказали, у вас есть хорошие девочки. У нас с мужем все доки готовы. Мы уже третий год ищем ребенка.

— Присаживайтесь, Валентина Викторовна, — Верочка почему-то разволновалась. Нечасто к ним приезжают такие высокопоставленные гости.

— Мы взрослые люди и очень серьезные кандидаты, — продолжала гостья, усаживаясь за стол. На оголенной шее заискрилось колье. «Наверное, настоящие бриллианты», — отметила про себя Верочка.

— Только немного уставшие, потому что те дети, которых мы хотели взять в нашу семью, за эти три года никогда нам не доставались, — продолжала  тем временем Валентина. — Да, и кстати, Верочка, зовите меня просто Валентиной. Не люблю я эти отчества. Я еще слишком молода.

— Ну, что же вы сразу к нам не приехали, —улыбнулась Верочка.— У нас очень много хороших детей. И всем нужна семья. Вы точно по адресу. Посмотрите сами! — Верочка показала на окно. За окном бегали, суетились, катали снежных баб, дрались и дурачились несколько десятков детей. Первый снег взбудоражил их, внес в серые будни детского дома какое-то разнообразие и оживление. Даже подростки, которые обычно «тусовались» на лавках, сегодня приняли участие в этой шумной возне.

— Я, как вы, наверное, слышали, не только меценат, но и поэтесса. Я так мечтаю стать матерью. У меня вышел целый сборник стихов  «Мамины песни».  У нас огромный коттедж на Рублевке, вы, наверняка, читали, а вы знаете, кто мой муж, да? Ох! Покажите скорее мне фотографии девочек. Мне-то самой не важно, как они выглядят, но мой муж… Мой муж, Верочка, для него так важно, чтобы дочка была похожа на нас. И обязательно здоровая, обязательно. Ему же уже 60 в прошлом году исполнилось, и у него никогда не было детей, вы же понимаете, да? — сделав многозначительную паузу и театрально закатив глаза, она продолжала, не дав Верочке сказать и слова.  — Психолог сказала, что нам нужна именно девочка от 4 до 8 лет. Светлана Петровна в курсе моего сложного поиска ребенка… Можете навести у нее справки обо мне.

— Есть очень хорошая девочка. Машенька. Умненькая, учится хорошо, уже читает, что вообще-то редко для детского дома. Совсем недавно к нам попала. И, кстати, очень похожа на вашего мужа. Только у нее мама не лишена пока родительских прав. Ее будут лишать, но чуть позже, когда она выйдет из МЛС,— Вера достала личное дело ребенка. — Вот, посмотрите.

— 8 лет — это неплохо, но у нее мама в тюрьме что ли? Ох, девочка милая… — Валентина посмотрела на фотографию с любопытством. —  А что с мамой, простите? Кража? Убийство?

В этот момент в кабинет заглянула хорошенькая белокурая девочка.

—Соня, а ты почему не на улице? — удивленно взмахнула руками Верочка.

—Ко мне Тоня приедет, мне ее тут сказали ждать, — сказала девочка и убежала по коридору, громко топая ногами.

—Ой, какая хорошая! — Валентина захлопала в ладоши, и браслеты на ее запястьях  зазвенели как новогодние колокольчики. — С ней можно познакомиться?

—Нет, Сонечка у нас временно, ее сегодня забирают родственники.

— Ой, ну, может вы можете как-то мне помочь? Точно бесполезно? Может, мне стоит поговорить с губернатором?

— Она привязана к родственникам. Мама Сони погибла, и вот ее бабушка приехала, чтобы забрать ее.

— Ну, может с ними можно как-то договориться? Денег, может, дать? Или… вы же знаете, у меня связи. Моему мужу такая дочка точно бы понравилась!

— Нет, к сожалению, нет. Все документы уже оформлены.

—Вот так всегда, хорошие дети нам не достаются, — Валентина отодвинула фотографию Машеньки, все еще лежащую перед  ней.  — Девочка хорошая, но моему мужу точно не понравится, что мама в тюрьме… Нам это не подходит. Есть кто-то еще?


Верочка достала еще одно дело.

—Вот, есть еще одна девочка, 5 лет. Первая группа здоровья! Мама лишена родительских прав, так что можно усыновить без проблем. Зуля зовут, только посмотрите, какая красавица, — Вера потянулась за личным делом.

—Ой, нет-нет, даже смотреть не буду. Нерусские дети нам не нужны. Мой муж такого ребенка никогда не примет! Верочка, это не наш вариант!

— Но почему бы вашему мужу самому к нам не приехать? Возможно, когда бы он увидел наших деток, он бы сделал какие-то исключения?

—  Ой, нет, он же занятой человек, вы что, не понимаете? Он даже в Школу приемных родителей не пошел, ему некогда. Довольно того, что я уже 3 года ношусь по всей стране в поисках. Вы, наверное, даже не понимаете, как сложно найти хорошего ребенка.

— Я, наверное, действительно чего-то не понимаю. У меня 5 детей, и я никого не искала, просто брала тех, кого просили. У каждого ребенка свои сложности, но мы их решаем – лечим, учим. Я бы и больше взяла, да метров в квартире мало – не дают больше. Поэтому я просто пришла сюда работать. Я тут каждого, каждого забрать готова. Посмотрите, как их много. Только у нас больше 100 человек. А в Литвиновке у нас еще 70.

— Ах, Верочка, я вами восхищаюсь, вы умница, но мой муж, увы, подвержен идеалистическим взглядам… К сожалению, нам нужны не такие дети. Кто есть еще?

Вера задумалась. Из 100 человек примерно 60 мальчиков. Из 40 девочек младше 8 лет — только 7. Остальные подростки. Машу отвергли, Соню забирают, Зуля «не русская». Остались Надя, Катя и две Настеньки. Но у одной Настеньки есть старший брат и сестра, делить их не будут. У Нади инвалидность, даже смысла предлагать нет. У Кати мама восстанавливается в правах.

Вторая Настенька может быть и подошла бы, но больно сложный у нее характер, ее уже дважды возвращали. Вера знала, что такому ребенку нужны очень теплые и терпеливые родители, которые смогут отогреть, принять,  полюбить Настю вопреки всем сложностям, такой, как есть. Потребуется очень много работы прежде чем девочка снова поверит взрослым. Вера долго колебалась, стоит ли показывать фотографию Насти, но все-таки достала папку.

— Это Настя. Она… хорошая, красивая и здоровая, но не простая девочка, ее дважды возвращали. Она у нас сейчас проходит лечение в больнице, у нее был нервный срыв после последнего возврата…

— Она что, в психушке? Вы мне что, психа предлагаете? Хороших детей не возвращают. У вас нормальных детей тоже нет, да? Так бы сразу и сказали, я бы не ехала полдня в эту вашу тьму тараканью.

Уже стоя в  дверях, Валентина резко повернула обратно и достала из сумочки детские фотографии.

— Верочка, это мои и мужа детские фотографии, как только появится ребенок, похожий на нас, сразу звоните, сразу. Я в долгу не останусь.

***
Татьяна со своим приемным сыном Тимуром каждый ноябрь навещали детский дом, где у мальчика остались друзья. Приехали и в этот раз. Таня с грустью заметила, что парковка для инвалидов занята. Пришлось долго искать, где оставить машину и катить коляску с Тимуром почти бесконечность  по свежевыпавшему снегу. Коляска шла тяжело, колеса часто проскальзывали и буксовали. Тимур своими слабыми непослушными руками как только мог помогал маме крутить колеса.

Иногда они останавливались и отдыхали. С неба падали крупные снежинки, и Тимур ловко ловил их языком, и тогда мама и сын заливисто хохотали на всю улицу.

Таня вдруг ощутила такой прилив счастья, такую благодарность этому детскому дому, случаю, фортуне, Богу,  всему миру за то, что она нашла Тимура 5 лет назад. Ей было хорошо сейчас и весело идти рядом с ним. Он был остроумен, всегда мог насмешить ее и поддержать в трудную минуту.

В этом году Тимур, несмотря на свой диагноз и необходимость передвигаться на коляске, сам поступил на престижный факультет, переехал в общежитие при ВУЗе и уже успел там обзавестись друзьями, и, кажется, у него появилась девушка.

— Тимур, как я счастлива, что я нашла  тебя тут, — вдруг сказала Таня и порывисто обняла Тимура за плечи. — Ты лучшее, что у меня есть.

Брюнетка в шубе, пробегавшая мимо, удивленно обернулась и остановилась. Постояв так доли секунды и брезгливо наморщив нос, побежала дальше, продолжая громко разговаривать с кем-то по телефону.  До Тани донеслись слова:

— Ой, зай, ну как всегда. Совсем нет хороших детей. Опять ни-че-го. Да-да, еду. Ну, ты знаешь, какие у нас пробки. Да, я попрошу Анечку приготовить тебе кесадилью.

Через несколько секунд серебристая машина рывком отъехала с места для инвалидов и умчалась прочь. Ошеломленная Верочка стояла у окна и провожала взглядом джип своей гостьи, пока машина не скрылась за поворотом. В руках Верочка все еще держала детские фотографии людей «со связями».

«Нетакие дети» подхватили под руки Тимура и, громко хохоча, поволокли его и Таню пить чай.

А во дворе все падал снег, заметая следы и забытую коляску.

В основу рассказа положены  истории нескольких людей, находящихся в поисках ребенка, и истории, услышанные от сотрудников организаций для детей-сирот. Все они настолько похожи друг на друга, что легко объединились в единый рассказ. Все имена и фамилии вымышлены. В процессе написания рассказа ни один губернатор не пострадал.

Иллюстрация — Елена Мачинская.

5 комментариев

  • Светлана

    Правда жизни!..
    Всем нужны красивые, умные, здоровые дети, имеющие внешнюю и расовую схожесть с потенциальными родителями. Особенно богатым людям!
    Понятное дело, что семью хотят найти все детишки, но… Зачем человеку тратить свои нервы, взяв на себя ответственность за жизнь больного, отстающего в развитии или обезображенного ребёнка, если он может чуть позже найти такого, который не будет раздражать его и устроит по всем параметрам?

    18 декабря 2018
  • Евгения

    Дети все хорошие, это чистый лист, бывают плохие родители.

    9 декабря 2018
    • Наталья

      Дети чистый лист? Серьезно? Безхарактерные создания чтоли

      10 декабря 2018
  • Лена

    Когда мы забирали домой сынулю, чиновники устроили проволочку в 1,5 мес. А познакомились мы с ним, когда ему было 7 дней.
    Минздрав через знакомых предупредил, что лучше не брать — «он же с пороком cердца, пусть в доме ребенка побудет, подумайте». Чиновница нашу прыть забрать не одобрила.
    Сейчас у него расстройство аутистического спектра, а порок зарос сам. Он мой сын, разный и любимый.
    Он сдерживает мою прыть и заставляет жить.
    Спасибо за рассказ — затронул, вызвал разные чувства, отогрел…

    8 декабря 2018
    • Елена Мачинская

      Спасибо вам большое за отзыв. Мне очень приятно было прочитать ваши слова. Спасибо вам за решительность, за каждый день вашего сына в вашей семье — спасибо .

      9 декабря 2018

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *