Иоланта Качаева
Иоланта Качаева 12 ноября 2018

«У нас радости – каждый день»

0
1152
0

Многодетная приемная мама Ольга Оводова, педагог из подмосковного поселка Менделеево стала победительницей конкурса «Героиня нашего времени-2018», который проводит журнал «Домашний очаг».  У Ольги с мужем Ильей — семеро детей, четверо из них приемные. Видеоанкеты двух своих дочерей — Вари и Анжелы — супруги увидели на сайте фонда «Измени одну жизнь».  У Вари — артрогрипоз. У нее скрюченные суставы и очень слабые мышцы. Анжела незрячая от рождения.

Сегодня, 12 ноября, во Всемирный день сирот Ольга рассказала корреспонденту фонда «Измени одну жизнь» о том, чем отличаются приемные родители от «обычных», как взять на воспитание детей со сложными диагнозами, как выстроить общение с кровными родственниками, как привить малышам и подросткам любознательность и увидеть их способности, и в чем минусы тайны усыновления.

Как правильно держать планку  

«Чем приемные родители отличаются от обычных? Я думаю, что уровнем ожиданий от детей, — говорит Ольга Оводова. – Мы не поднимаем планку высоко. Она у нас примерно на том уровне, как и у родителей малышей и подростков с особенностями  развития. В то время как обычные родители ждут очередной грамоты или медали от ребенка с хорошим стартом, у нас радости – каждый день.

Телеведущая Татьяна Лазарева поздравляет Ольгу Оводову на церемонии награждения финалисток конкурса «Героиня нашего времени». Фото — Ефим Эрихман и Антон Гончаренко.

Мы замечаем, казалось бы, незначительные, но важные для нас достижения. Например, девочка у нас научилась вытирать со стола, и мы злостно этим пользуемся. А другая может теперь понарошку разговаривать по телефону за обоих абонентов. Кому-то покажется, что об этом даже не стоит и говорить. Но если знать, что первая девочка только год назад впервые встала на ноги – в 10 лет, а руки у нее висят плетьми, а у другой после детдома в арсенале была ровно  одна игра – изображать, как орут младенцы, то это ужасно круто!»

Ольга как многодетная мама и как педагог знает, как ребенку найти дело по душе. Надо дать детям возможность самим выбрать занятие, поддержать разговор об этом, искренне интересоваться увлечением, говорит она. А еще очень важно, чтобы у детей было свободное время на то, чтобы искать себя.

Как математика помогла в любви

Сама Ольга с детства была увлечена математикой. Вместе с родителями жила в Астрахани. «Моя мама ничего в этом не понимала, она – филолог, но старалась мне помочь узнавать новое. Помню, как мы шли с ней в книжный магазин, и  нам «из-под прилавка» продавали книжки по математике. Продавцы знали, что у этой женщины дочка интересуется».

Победительница  математических олимпиад, Ольга увлеченно занималась наукой. Ей не было еще и 14 лет, когда она прошла сложнейший конкурс и поступила в школу-интернат имени А.Н. Колмогорова Московского госуниверситета имени М.В. Ломоносова (сейчас СУНЦ МГУ).

Илья Оводов с детьми. Фото — из семейного архива Оводовых.

«В какой-то момент я начала переживать, а как же я там, в Москве,  буду жить одна, без родителей? Но тогда мама сказала, что в Астрахани я могу рассчитывать только на поступление в пединститут, и я поняла, что решается мое будущее. Я с таким трудом поступила, после этой школы есть реальный шанс учиться в одном из лучших мировых вузов,  неужели я откажусь от этого?»

В Москве, по словам Ольги, у нее и ее одноклассников из разных городов тогда еще Советского Союза была чудовищная загрузка. «Было очень интересно, весело.  И я ни в коем случае не могу сравнивать свою жизнь в Москве без родителей в школе-интернате при МГУ с тем, как живут воспитанники детских домов, — говорит Ольга. – Конечно, я скучала по маме и папе, но они приезжали ко мне, и я ездила домой, все было хорошо».

Именно математика «помогла» Ольге и Илье найти друг друга. Супруги познакомились на встрече выпускников Колмогоровской школы, хотя они учились в ней в разное время.

Ольга ведет математический кружок, организовывает и проводит ежегодный Фестиваль увлекательной науки и техники. Для детей и взрослых работают станции по самым разным направлениям: от математики, физики, конструирования и занимательных опытов до биологии и художественного творчества.

Как узнать правду о жизни детей в детдоме

Сейчас Ольга читает книгу Анны Клепиковой «Наверно я дурак», в которой от лица волонтера описана жизнь в детдоме для детей с «нарушениями».  «В день могу осилить страниц 10-20, не больше. Очень тяжело узнавать о том, как могли бы жить мои дети, — говорит она. — Знаю, что и Варя, и Анжела жили в таких детдомах, где за ними был хороший уход. Но они жили по командам и по строгому режиму.

Варя. Фото — из семейного архива Оводовых.

Вот недавно я перед тем, как пропылесосить, убирала игрушки с пола. Много их достала из-под кровати, где Анжела устроила себе берлогу.  И остро почувствовала, что девочка теперь может играть там, где она хочет!  Может класть кукол под кровать, устраивать там свой домик, не бояться, что ее за это отругают или отберут ее игрушки.

Когда понимаешь, что у тебя дома ребенок может сам пойти и попить, не спрашивая разрешения, перекусить, если ему хочется есть, а не только тогда, когда обед по расписанию, пойти гулять, то осознаешь, что даже только ради этого стоит забирать детей из системы».

Как стать мамой подростка

Когда у Оводовых было трое детей, Ольга много читала в сети о детях-сиротах. «Один из прихожан нашего храма привозил на службу ребят из детского дома, — рассказывает она. — Просил всех помочь, кто как может. Так мы познакомились с 10-летним Сергеем. Позже я стала вести в детдоме занятия по шахматам, и он на них приходил. Мы стали брать его к себе в гости на выходные, а через год решили взять насовсем. Оформили опеку. Кровной младшей дочери Ане тогда был всего год».

Ольга говорит, что тогда не знала, а теперь уверена, что если решил брать ребенка в семью – надо делать это сразу, без гостевого режима. «Такой формат ни к чему, он словно «подвешивает» ребенка, — уверена многодетная мама. – И нам это даже повредило, потому что появилась дистанция в отношениях». Ничего демонического Сережа не делал. Но он дружил с ребятами из компаний, которые не нравились Ольге и Илье. Курил (но почти не пил). В школе жаловались постоянно, это само собой.

«Мы в то время – в 2005 году — были «неграмотными» приемными родителями, фамилию Петрановская  я услышала только спустя пять лет, поэтому действовали только по наитию, без учебников и психологической поддержки, — говорит Ольга. – В какой-то момент мне казалось, что уже все соки из меня выжаты».

Несмотря на сложный подростковый возраст,  Сергей окончил школу (на одни тройки, но кому это сейчас важно), получил среднее профобразование — специальность автомеханика. Работает на складе, получил повышение. В этом году Сергей женился. Его избранница оканчивает педагогический институт, работает в МФЦ.

Сергей женился в июне этого года. Фото — из семейного архива Оводовых.

«У Сергея есть старшая сестра. Мы не думали о том, чтобы забирать и ее, я всего на 15 лет ее старше, да и жили мы тогда очень тесно. Девушку после выпуска из детдома взяла на патронат родственница, и это очень ей помогло. Теперь у сестры нашего приемного сына – своя семья, ребенок. Она приезжала на свадьбу к Сергею, они хорошо общаются, — рассказывает Ольга. – Не так давно я узнала, что у ребят есть еще и младшая сестра, ее удочерили малышкой. Мы не связывались с ее родителями, потому что не знаем, возможно, девочке не говорили о том, что она – приемный ребенок. Вот, кстати, один из минусов тайны усыновления — девушка уже взрослая, а информация вокруг событий 20-летней давности все еще крутится».

Как общаться с кровными родственниками 

Арину взяли в 2015 году. Когда растили Сережу, Ольга думала, что не будет больше брать детей. Но сердце и чувства оказались сильнее,  девочку нашли в Федеральном банке данных.

«Все на месте: две руки две ноги, веселая, курносая, — рассказывает про Арину Ольга.- Мы не искали блондинок до трех лет. Единственное, что я хотела взять ребенка не старше кровной 9-летней дочери, чтобы не нарушать естественного хода событий. Арина на полтора года младше Ани».

Кровная дочка Аня сначала очень ждала сестренку, потом после короткого периода бурной дружбы они стали ужасно ссориться. Потом не ссорились, но и не дружили, а сейчас между ними хорошие отношения.

Арину разлучили с ее кровной младшей сестрой. По закону нельзя разлучать братьев и сестер из детского дома. Арину и ее сестру взяли в одну семью. Но Арину приемные родители потом вернули в детдом, а младшую сестру оставили у себя. Оказывается, закон этого не запрещает. Арина очень тосковала.

У девочки была бабушка, которая навещала ее в детском доме. Женщина могла бы заботиться о внучке, но сильно болела. Сначала бабушка и внучка очень переживали из-за того, что девочка вновь переедет в приемную семью. Но потом убедились, что так будет лучше. Бабушка Арины присылала подарочки и Ане тоже, ей это внимание было очень приятно. К сожалению, она умерла.

Арина. Фото — из семейного архива Оводовых.

Мама Арины в прошлом принимала наркотики, отбывала наказание в тюрьме. После освобождения перестала быть наркоманкой, работала, потом вышла замуж и родила ребенка. Сейчас она общается с дочкой. Кровная мама не настраивает Арину против Ольги и Ильи. Наоборот, благодарна им, говорит: «Спасибо вам за нашу девочку».

Когда мама захотела общаться с дочкой, приемная семья могла не допустить этого, это право опекунов. Но они посчитали правильным дать возможность ребенку знать свою маму, разговаривать с ней, видеть ее. Это очень непросто для девочки, уместить в своей голове всю эту ситуацию, а в сердце любовь и к родной маме и к приемной семье. Потребовалась и помощь психолога. Но приемные родители считают, что поступили правильно.

Как взять в семью особого неунывающего ребенка

Видеоанкету Вари Ольга Оводова увидела на сайте фонда «Измени одну жизнь». Ольга говорит, что если бы увидела только фотографию, а потом услышала бы от регионального оператора перечень диагнозов, то наверняка отказалась бы от идеи взять эту девочку в семью. А видеоанкета дала возможность Ольге почувствовать себя мамой этого ребенка. Она посмотрела ролик много-много раз и поняла, что Варя может жить в их семье.

«Мы  с мужем долго размышляли над этим, а потом поехали знакомиться. У Вари артрогрипоз, у нее с рождения скрючены суставы, а еще очень слабые мышцы. Но девочка нас очаровала. Она очень милая, обаятельная», — говорит Ольга.

Фонд «Измени одну жизнь» снял фильм о семье Оводовых, когда Варя только появилась в их семье.

Варю за это время серьезно подлечили. В Санкт- Петербурге, в Федеральном научном центре реабилитации инвалидов им Г.А. Альбрехта девочке провели  операции по выпрямлению стоп, колени разогнули без операции, сделали ортезы.  Теперь Варя может ходить с поддержкой, до этого она могла передвигаться в коляске или сидя. Она преодолевает сама небольшие расстояния.

«В основном мы ездим на машине и ходим пешком от машины до нужного места. Коляску Вари достаем всего 2-3 раза в месяц, только для больших расстояний», — говорит Ольга.

Но руки у девочки по-прежнему остаются слабыми – она не может обслуживать себя сама. Ей необходима помощь в самых простых вещах — одеться, застелить постель, достать учебник с полки, выдавить зубную пасту на щетку.

«Несмотря на эти особенности, у Вари масса друзей, она учится в обычной школе, ездит в лагеря, поет, плавает, занимается адаптивным спортом. Варя очень веселая, никогда не унывает. Многие взрослые, глядя на нее, задают себе вопрос: «А я-то на что жалуюсь?», — рассказывает Ольга.

Прошлым летом девочка была в лагере «Академия безопасности», это лагерь для обычных здоровых детей. На первой смене была с мамой, а на вторую сама уговорила вожатых, чтобы ей позволили остаться. Конечно, к такому ребенку, как Варя, должен прилагаться взрослый. И не всякий взрослый захочет брать на себя такую нагрузку и ответственность. Но Варя умеет расположить к себе людей.

«У нее очень легкий и веселый характер, к ней тянутся не из жалости, а именно по причине комфортного общения. Получается, что людям приятнее общаться с веселым инвалидом, чем со здоровым нытиком», — говорит Ольга.

Как видеоанкета сработала лучше эфира на центральном ТВ

Ольга рассказывает, что когда погибла их собака, ей предложили взять на воспитание щенка будущей собаки-поводыря. «Собаку-поводыря я не взяла, — говорит многодетная мама. — Но я заинтересовалась этой темой, а потом и темой жизни незрячих людей. И поняла, что хотела бы воспитать незрячего ребенка. Но тогда нам предстояло сложное лечение Вари, я отложила свою идею, но не забыла о ней». Когда все же решила искать ребенка, то открыла базу видеоанкет на сайте фонда «Измени одну жизнь». Анжела была первая – на букву «А».

«Девочка с нами полгода, и все проблемы, которые у нас сейчас, это не особенности ее диагноза,  а последствия того, что ребенок жил в детском доме, — говорит Ольга. — В быту Анжела умеет обслуживать себя сама. К примеру, утром она встает, одевается, умывается, ест, собирает портфель, надевает верхнюю одежду, обувается, берет трость, портфель и игрушки и идет к машине».

А вот страхи, дикий аппетит, когда она съедала по 2-3 килограмма разной еды в день, бессмысленная говорливость, навязчивые движения, раскачивания – это все признаки депривации. Анжела – незрячая с рождения, в 2 месяца она оказалась в доме ребенка, мама отдала ее по заявлению о том, что оказалась в трудной жизненной ситуации.

Анжела. Фото — из семейного архива Оводовых.

Когда Анжеле было 3 года, певица Диана Гурцкая добилась ее перевода из Кургана в подмосковный Сергиев Посад, в специализированный детский дом для незрячих детей. Здесь Анжелу научили говорить, читать, считать, обслуживать себя.

«Видеоролик об Анжеле показывали несколько раз по Первому каналу, но желающих взять девочку в семью не было. И вот как оказалось – эфир на центральном ТВ ей не помог, а видеоанкета на сайте фонда «Измени одну жизнь» сработала», — говорит Ольга.

Анжела была рядом – в детском доме Подмосковье, но ее документы вернули в Курган. И для того, чтобы получить направление на ребенка, Ольге пришлось лететь на родину Анжелы. «Я понимала, что если начнем разбираться – уйдет время. Если уже решили, что берем ребенка, значит, берем. Мы познакомились, понравились друг другу».

Девочка с первых дней в семье стала называть родителей «мама» и «папа». Поначалу была дикая, колючая, не давала себя обнять. Сейчас уже может подойти к родителям  сама, если хочет, чтобы ее пожалели. А когда к Оводовым кто-то приходит, просит взять ее на ручки под предлогом «посмотреть лампочку». «Анжела видит источник света, и пользуется этой возможностью как  поводом побыть на руках. Это классическая картина нарушения привязанности», — рассказывает Ольга.

Анжела отстает в развитии, но это конечно, не умственная отсталость, которую ей поставили в детском доме. Приемные родители сразу увидели потенциал ребенка. Вот только как обучать незрячую девочку? Оставить дома – нужны специалисты. Есть прекрасные спецшколы, но все они далеко, а отдавать в интернат ребенка только-только из детдома – убить зарождающуюся привязанность.

Но оказалось, что учитель с нужным образованием и опытом есть в самой ближайшей школе. «Мы очень радовались, благодарили Бога, ведь мы всю голову сломали, думая, что делать для образования Анжелы, а тут так удивительно все решилось», — говорит Ольга.

 Анжела. Незначительные, но важные для девочки и всей семьи достижения. Фото — из семейного архива Оводовых.

Насколько сложно быть родителем не  только приемных детей, а к тому же еще и детей с особенностями развития? Ольга считает, что они с мужем обладают очень мощным ресурсом – семьей. «Наши дети помогают друг другу и нам. Помимо нашей заботы старшие девочки могут заплести младшим косички, разогреть им обед. Анжела помогает Варе в том, что она не может сделать сама.  И так – всегда и во всем. Есть еще один помощник – мой отец. После смерти мамы он часто приезжает к нам и помогает с детьми. Он принял сердцем всех, для каждого нашего ребенка он – родной и любимый дедушка».

Как к большой семье с особыми детьми относятся окружающие? Какого-то негатива Оводовы по отношению к себе не встречали. Не только Варя, вся семья обладает легким и добрым нравом.  В поселке их хорошо знают и относятся с уважением.

Недавно, к примеру, трогательную заботу о семье проявила администрация поселка, рассказывает Ольга. «Я написала заявление с просьбой выделить парковку около школы, потому что с двумя инвалидами лавировать между машинами это совсем не то, что с одним. И они немедленно поставили знак. Не совсем тот, что нужно по ПДД, но зато через неделю еще добавили надпись, чтоб уж наверняка. А надпись под знаком «инвалид» такая: «Забрал мое место – забери мои болезни». Пока никто наше место не занимал».

Помогите нам снять больше видеоанкет, чтобы дать шанс каждому ребенку жить в семье!

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *