Взять в семью мальчика с неизлечимым заболеванием, от которого отказались предыдущие приемные родители. Растить другого ребенка и знать, что в скором будущем он вернется к кровной матери. Оставаться в процессе адаптации после того, как младшая дочь уже прошла этот период. Ольга Свешникова рассказывает корреспонденту фонда «Измени дну жизнь» Дмитрию Хазиеву о буднях своей большой семьи. Многодетная мама уверена: «Не нужно брать с кого-либо пример, ориентируйтесь только на собственные чувства и силы. Приемный ребенок — это очень большая ответственность».  

«Мы с мужем часто ездили в детские дома, возили памперсы, я работала в благотворительных фондах, мы устраивали мероприятия для малышей и подростков, — рассказывает Ольга. — Каждый месяц ездили в Калужскую область — чтобы учить ребят готовить еду, обустраивать быт – готовили их к жизни после выпуска. Это были двухдневные поездки. Мы знали, что рано или поздно возьмем ребенка в семью. Но специально к этому не готовились. Историю Леши муж прочел в Интернете (в тот момент я работала в Первом московском хосписе) и предложил взять мальчика к нам».

Читать – Ольга и Петр Свешниковы: «Просто берите ребенка и будьте счастливы вместе с ним»

«Что касается ухода за детьми с диагнозами, то в этом смысле я — человек подготовленный». Фото — Ольга Павлова.

Сейчас в семье Ольги и Петра Свешниковых – четверо детей. 10-летний Леша родился в Украине, воспитывался в детском доме. Предыдущие приемные родители, которые взяли мальчика в семью, через некоторое время узнали, что у него — неизлечимый диагноз. И отвели ребенка в опеку, отказались от него. В итоге Леша оказался в приюте в подмосковных Химках. А на родине в детском доме остался его кровный брат.

Даше – 5 лет, она родом из Магнитогорска. У девочки — синдром Дауна. По этой причине от нее отказались кровные родители. Малышке Вике – 1 год 10 месяцев, она родилась в Москве. Кровная мама оставила дочку в роддоме.

Мама 9-летнего Никиты  – гражданка Узбекистана. После родов она не смогла получить документы на собственного сына, потому что нарушила миграционный режим. Никита живет в семье Ольги и Петра, они постоянно на связи с кровной мамой мальчика. Свешниковы очень надеются, что ребенка ей удастся вернуть. Женщина уже прошла один суд с генетическим подтверждением своего родительства.

«Сердце, как говорится, не екнуло»

«Первая встреча с Лешей прошла у нас в Химкинском приюте. Мальчик был в плохом настроении. Мне показалось, что он всем недоволен, — вспоминает Ольга. — Но и я была смущена, и вообще не была уверена, что смогу полюбить этого ребенка. Сердце, как говорится, не екнуло. При первой встрече он показался мне страшненьким, наверное, от того, что был тогда в жутких детдомовских вещах».

Когда Ольга с Петром взяли Лешу, они жили в двухкомнатной малогабаритной квартире в районе станции метро «Петровская-Разумовская». А после того, как в семье появилась Даша, приемные родители решили расширить жилплощадь. Они продали квартиру и приобрели загородный дом в Новой Москве.

Леша. Фото — Ольга Павлова.

«Дело в том, что у Леши тяжелое генетическое заболевание, и ему требуются особые условия быта. Сейчас мы расширяем проемы в коридорах в доме, обустраиваем ванную комнату специально под Лешу, поскольку он не может пользоваться обычной ванной. А еще строим пандус», — рассказывает Ольга.

По ее словам, сейчас Леша ходит намного хуже, чем пять лет назад. В обозримом будущем он, скорее всего, будет передвигаться в инвалидной коляске. Его заболевание — прогрессирующее, и в загородном доме мальчику, безусловно, будет удобнее, чем в квартире многоэтажного дома с маленьким лифтом.

С другой стороны, Леша развивается. В первые месяцы жизни в семье Свешниковых Леша не мог сказать даже свое имя, произносил только звуки. Он в пять лет только начал говорить. Сейчас Леша — обычный мальчик, ученик обычной общеобразовательной школы.

«Что касается ухода за детьми с диагнозами, то в этом смысле я — человек подготовленный. Во-первых, я работала в Первом московском хосписе. Во-вторых, все приходит с опытом. Когда в обычных семьях рождаются дети с диагнозами, то родители также учатся правильному уходу за ними», — говорит Ольга.

«Мы с Дашей – подружки»

К Леше и Даше чувство привязанности появилось с первых дней, признается приемная мама. «Когда Алеша пришел в семью, у меня возникло ощущение, будто бы он всю свою жизнь был с нами», — признается многодетная мама.

Даша очень любит слушать оперу. Фото — Ольга Павлова.

Дашу супруги взяли в семью совсем крошкой, адаптации как таковой в семье не было. «Мы с Дашей — подружки, — говорит Ольга, — всегда и везде вместе. Вместе ездим, слушаем музыку, танцуем. Вместе ходим слушать оперы, и она очень это любит. Например, «Ночь перед Рождеством». В автомобильных пробках она – очень терпеливая. Кстати, Даша со мной ездила в машине с самого начала, как стала жить с нами».

«С Никитой проблемы появились со временем»

«Поначалу наши отношения складывались с Никитой нормально, так как мы не знали, что однажды появится его кровная мама, — рассказывает Ольга. — Сотрудники опеки говорили, что женщина бросила своего сына. На самом деле, в это время она восстанавливала документы в Узбекистане. Это заняло очень много времени, поскольку она нарушила миграционный режим».

Никита с Викой. Фото — Ольга Павлова.

Никита хочет к маме, очень любит ее. Между ними — большая привязанность. Он вынужден жить у приемных родителей, и это тяжело дается мальчику. Никита всячески показывает, что ему плохо. Не то, чтобы слезы, а, скорее, ощущение тоски у него. Шансы, что мама восстановится в правах, считает Ольга, есть, поскольку она — обычная женщина, асоциальный образ жизни не ведет.

«Вообще, к Никите мы всей семьей привыкали достаточно долго. Бабушка сидела на успокоительных, потому что было тяжело. Психологически было сложно принять мальчика. С появлением кровной матери он стал стремительно отдаляться от нас», — говорит Ольга.

«С Викой я нахожусь в процессе адаптации»

«К Вике, наоборот, я очень долго привыкала, и до сих пор привыкаю. Она – потрясающий ребенок, но первые полгода девочка беспрестанно орала. Теперь она, правда, успокоилась, но я сама до сих пор нахожусь в процессе адаптации. Вика — травмированная. Она испуганная, дерганная. У нее присутствуют спонтанные истерики. Ее пока нельзя оставлять одну».

Вика пришла в семью достаточно спокойным ребенком, но потом истерики начались по разным поводам. К примеру, смена комнат для нее могла стать стрессом. По словам Ольги, девочка не слезала с рук вообще, постоянно кричала. И до сих пор, если Вика не видит Ольгу или бабушку, то не понимает, что вообще происходит. «Наше сиюминутное отсутствие для нее – трагедия. Тем не менее, прогресс в поведении происходит, и Вика становится спокойнее», — рассказывает приемная мама.

Все праздники Свешниковы отмечают в кругу семьи. Каждую весну стараются поехать в Кабардино-Балкарию, в Приэльбрусье.

Ольга с Дашей кладут цветы к памятнику работникам 1-го ГПЗ, погибшим во время войны. Фото из семейного архива.

Есть и другая памятная традиция в семье – посещать каждый год 9 мая, в День Победы памятник работникам 1-го ГПЗ (Государственного подшипникового завода) в Москве, погибшим во время Великой Отечественной войны. Среди сотен павших бойцов — и прадедушка Ольги.

«Минус одна проблема»

«Временами накатывает ощущение усталости, — признается приемная мама. — В многодетной семье список дел нескончаемый, задания идут потоком: поликлиники, школы, детсады. В эти периоды необходимо переключаться. Мы, к примеру, много путешествуем вместе с детьми на автомобиле по России, летаем за рубеж. Это меня немного вытягивает. Например, в середине сентября уезжаем с детьми на море.

Иногда нам помогает бабушка или сестра. Если нужно встретить ребенка из школы, то я могу их об этом попросить. Хочу отметить, что дети между собой не конфликтуют, общаются просто прекрасно. Так что — минус одна проблема! Дети дружат, но иногда могут поругаться. Когда Никита вернется к маме, Леше станет очень грустно без него, потому что мальчики очень дружны».

Советы будущим приемным родителям

Очень много знакомых Петра и Ольги взяли за это время детей на воспитание. По словам Ольги, у нее был негативный опыт, когда семья взяла приемного двухлетнего ребенка по примеру Свешниковых, а затем был возврат: приемные родители посмотрели, подумали, что смогут, а получился обратный эффект, к великому сожалению.

«Не нужно брать с кого-либо пример, ориентируйтесь только на собственные чувства и силы. Приемный ребенок — это очень большая ответственность», — уверена Ольга.

«Ваше решение стать приемным родителем не должно базироваться на жалости и эмоциях». Фото мз семейного архива.

«Мы видим большое количество отказов от детей с диагнозами и без, — говорит она — Люди не ощущают до конца свою ответственность. Ваше решение стать приемным родителем не должно базироваться на жалости и эмоциях.

Если вдруг в семейном бюджете внезапно закончатся деньги, а государство перестанет оказывать помощь, то вы готовы вкалывать в три раза больше, чтобы помогать приемному ребенку?! Вы должны быть уверены: «Что бы ни случилось, я ни за что не откажусь от сына или дочери».

Сейчас, как признается Ольга, они с мужем не готовы взять еще детей в семью. «Это не значит, что мы не сможем осилить воспитание больше четырех ребят, но на данном этапе нам вполне хватает той нагрузки, которая есть. Я не знаю, что будет через 10 лет. Возможно, дети вырастут и станут самостоятельными, и тогда мы задумаемся о том, чтобы вновь стать родителями».

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *