Дмитрий Хазиев
Дмитрий Хазиев 8 мая 2018

«Важно показать, что мама любит всех детей»

0
1570
0
«Дети начинают раскрываться и показывать, насколько они прекрасны изнутри». Все фото - из семейного архива Кукочкиных.

Татьяна и Владимир прошли второй раз обучение в Школе приемных родителей, когда взяли в семью двоих детей – брата и сестру. Супругам была необходима помощь психологов, настолько тяжело шла адаптация. И «двойное» образование помогло. Вскоре Татьяна с мужем взяли еще троих детей. О том, как распределять внимание в многодетной семье и при этом избежать выгорания, Татьяна рассказала корреспонденту фонда «Измени одну жизнь».

«Было страшно: справимся или нет?»

Татьяна Кукочкина с мужем Владимиром воспитывают 2 кровных и 5 приемных детей: Кристиана — 2 года, Артема — 3 года, Ясмину — 4 года, кровную Алису — 6 лет, Владиславу — 8 лет, Ярослава — 4 года, и кровную Таисию — 19 лет. Супруги стали приемными родителями чуть больше двух с половиной лет назад.

Влада, Алиса и Ярослав. Владу и Ярослава супруги взяли в семью первыми. 

«Разница в возрасте между нашими кровными дочками Таисией и Алисой — существенная. Алиса росла практически одна, все свободное время старшей дочери занимала учеба и подготовка к поступлению в университет. Это и стало одним из решающих факторов принятия малыша из системы», — рассказывает о своем пути к приемному родительству Татьяна.

Сначала супруги планировали взять одного ребенка в семью, но вскоре стали задумываться о том, чтобы сразу забрать двоих. «Было страшно: справимся или нет? — говорит приемная мама. —  Опытные приемные родители посоветовали нам заключить договор опеки, а не оформлять сразу усыновление-удочерение. Мы так и сделали, и первыми в нашей семье появились Ярослав и Владислава, брат с сестрой. Дети родом из того же города, в котором мы живем».

Следующие трое детей — тоже родные  между собой, говорит Татьяна. Ясмина, Кристиан и Артем — подкидыши, супруги толком ничего не знают о прошлом этих ребят. «Ясмина прекрасно помнит семью, в которой росла, иногда рассказывает о прошлой жизни, но без подробностей, и никого из родных  по именам не называет, — говорит Татьяна. — На вопрос, как звали маму, Ясмина замолкает и перестает рассказывать. Артем тоже много помнит, но ничего не рассказывает. Крис еще очень маленький».

«Ребенок должен получать информацию о себе»

«Не вижу особого смысла в тайне усыновления, — уверена Татьяна. — Существует ряд способов получения информации по усыновлению, поэтому родителям не стоит скрывать что-то от ребенка. В игровой (в зависимости от возраста) или неигровой форме ребенок должен получать знания о самом себе».

Ясмина, Алиса и Влада.

Владислава тоже многое помнит из своей жизни в кровной семье, о многом рассказывает. «Но ее кровная мама и бабушка мертвы, мы посещаем их могилы, говорим о прошлом и будущем девочки, — рассказывает Татьяна. — Ярослав не помнит никого, для него я — единственная мама, хотя он знает про то, что родился из животика другой мамы. Старшие дети помнят своих кровных родственников, но это не мешает им называть нас мамой и папой – семья нужна всем».

В момент прихода Ярослава и Влады в семью Татьяну с мужем поддержали все друзья и близкие. Но когда супруги вскоре взяли «троицу», то столкнулись с негативом. «Мы не раз  слышали вопрос: «Зачем вам это надо?», — говорит  Татьяна. — Многие стали искать подвох в нашем желании воспитывать приемных детей. Отдельные высказывания в отношении ребят стали для нас шоком».

«Самые большие трудности в семье были с Владой»

Татьяна говорит, что они с Владимиром сразу приняли детей. Она замечает, что ребята очень похожи на нее с мужем. «Создается ощущение, что они – наши кровные дети, просто до недавнего времени жили где-то вдали от нас, — говорит Татьяна. — Это сходство улавливается по мимике, манере поведения. Мы не ожидали такого эффекта от приемного родительства. Но сразу оговорюсь, что опыт выстраивания отношений с первыми приемными детьми и вторыми – разный».

После Школы приемных родителей Татьяна с Владимиром, как они признаются, были окрыленные, носили розовые очки, и не представляли, с какими сложностями им предстоит столкнуться. И самые большие трудности в семье были с Владой.

Влада с Кристианом и Артемом.

С девочкой Татьяна и Владимир познакомились, когда ей было 5 лет. В свидетельстве о рождении у нее указана только мама, которую множество раз лишали родительских прав. И в очередной раз лишили окончательно. Влада жила (в периоды, когда ее возвращали в семью из детдома) с мамой и бабушкой и братом, поэтому девочка прекрасно понимала разницу между кровной семьей, детским домом и приемной семьей. Влада знала, что в детском доме плохо, а в нормальной семье должно быть хорошо. Ее родная бабушка периодически навещала девочку в интернате и говорила внучке о том, что всеми силами нужно стараться попасть в приемную семью. Влада восприняла этот совет буквально. Стала своего рода мини-роботом, руководствовалась принципом «нужно делать все, чтобы понравиться приемным родителям».

«Другая странность заключалась в том, что Влада буквально вымаливала рукоприкладство, провоцировала нас,  — рассказывает Татьяна. — Не только по отношению к ней самой, она сталкивала и нас с мужем. Влада – хороший манипулятор. Когда мы с мужем спорили, она говорила: вы должны драться, а еще родители должны бить детей. Мы были в полнейшем шоке от этих слов. И медового месяца не было как такового после приема первых деток. Истерики и провокации начались с первого дня.

Один раз она специально разбежалась и сама стукнулась головой о стену. Это стало последней каплей, мы поехали к психологам. Специалисты сказали нам, что мы не понимаем, не осознаем и поэтому не принимаем весь тот ужас, в котором Влада росла всю свою жизнь. А этот тяжкий груз необходимо осознать, чтобы потом разделить его с ребенком. По совету психологов мы создали все условия, чтобы девочка находилась в постоянном комфорте. Мы тщательно отслеживали свои реакции и старались облегчить адаптационный период всеми возможными способами».

Если сравнивать с остальными детьми, то Влада – самый сложный ребенок, требующий максимального вложения времени и сил, говорит Татьяна. Она наблюдается у невролога, психиатра. Пока ребенок поддается родительскому влиянию, имеет огромное желание жить в семье, быть частью семье, сдвиги в развитии есть. Но существуют и проблемы в плане социализации. Окружающие жалуются, что Влада никого не слушается. Также Татьяна заметила, что девочка не может ни с кем подружиться, общается с детьми некоторых друзей семьи, но полноценными дружескими отношениями это назвать сложно.

«Если бы стоял вопрос «оставить или вернуть ее обратно в детдом», то я попросила бы совет у других приемных родителей, — объясняет Татьяна. — Но я не зацикливалась на непростых ситуациях. Были трения, я спрашивала советы, получала их, трения сходили на нет, и мы шли дальше. Вот и все. Один из советов начинающим приемным родителям – не зацикливаться».

Хорошие советы дала психолог Дина Магнат в отношении собственных внутренних историй, которые заставляли реагировать на окружающий мир, говорит Татьяна. «Не могу про них рассказывать, слишком много очень личного… А тренер Варя Михина стала для нас путеводной звездой, она сыграла большую роль в адаптационный период нашей семьи. Советовала почаще хвалить детей, буквально за все, чтобы сформировать комфортный мир вокруг них. Но больше это была работа над нашим восприятием детей. Психологи научили принимать детей такими, какие они есть. Советовали не воспринимать каждую истерику ребенка как трагедию. Истерика – привычное явление в адаптационный период», — отмечает она.

Любовь и инстинкты

«Не могу сказать, что есть ощущение какой-то взаимной любви с Владой, — признается Татьяна. — С моей стороны родительские инстинкты и порывы присутствуют. Если кто-то обижает ее, то я мгновенно встаю стеной. Но при этом ситуация с Владой отличается от ситуации с другими приемными детьми. Между мной и Владой существует некая привязанность, которая крепнет с каждым днем, но это чувство пока трудно безоговорочно назвать любовью. С остальными детками изначально теплые, дружеские отношения постепенно переросли в любовь. Не могу сказать, когда конкретно это произошло, не отслеживала, вот вы сейчас спросили и я понимаю, что люблю их всех. При этом любовь к троице сейчас только начинает набирать обороты, дети начинают раскрываться и показывать, насколько они прекрасны изнутри».

«Чтобы стать опекунами или усыновителями, важно любить людей во всех их проявлениях».

Детей в семье много, как распределить свое внимание, чтобы его хватало всем, чтобы не было ревности? Татьяна говорит, что ревность возникала в самом начале между малышами – Крисом и Артемом. Они постоянно отстаивали первенство друг перед другом. Если Татьяна уделяла внимание первому, второй начинал плакать. «Приведу пример, — говорит она. — Подошел пообниматься Крис, сел на одну ногу, тут же подбежал Тема и занял вторую ногу, тут Ясмине тоже понадобилось обнять маму, она пристроилась сбоку. Видя это, Алиса и Ярик подошли со словами: «А мы тоже обниматься хотим!» Тут же Лада пришла на общую суету, и по ее лицу я вижу, что и она не против объятий. Дошло до того, что я переместилась на пол, чтобы дети могли усесться на меня, как им комфортно. Многие сползали, кувыркались, прижимались друг к другу, мы все вместе смеялись и получали огромное количество положительных эмоций. Живя в большой семье важно показать, что мама любит всех детей, и каждый ребенок дорог».

Как удается избежать эмоционального выгорания? С первыми детьми, по словам Татьяны, было непросто. Владислава устраивала такие сцены, что не хватало никаких сил — ни душевных, ни физических. В течение года супруги общались с психологами, прошли ресурсную группу семейного устройства. Даже повторно прошли Школу приемных родителей, поскольку поняли, что им не хватает знаний и определенных навыков в отношениях с Владой.

«Сейчас в нашей семье живет 5 приемных детей разного возраста, каждому нужно уделить внимание, каждый из них имеет собственные вкусы и предпочтения, — объясняет приемная мама. — Вечерами я ощущаю усталость. Это именно физическая усталость, а не эмоциональная опустошенность. Вообще очень сильно помогает супруг. У него свободный график работы, и в дневное время мы практически всегда вместе. Кроме того, с нами живет бабушка, мама мужа. Ее помощь очень важна для нас, она помогает по хозяйству, готовит еду и смотрит за чистотой – это огромный ресурс для родителей, воспитывающих много деток».

У каждого из детей свои предпочтения, способности. Ярослав, по словам Татьяны,  очень любить что-то конструировать, но часто ленится. Дальше разобранных конструкторов и машинок дело не продвигается. Ярославу, в силу того, что он попал в семью совсем рано, супруги привили навыки и стремления.  Для Влады же необходимость приложить какие-либо усилия превращает деятельность в мучение. Но она любит петь, танцевать и рисовать.  Девочки ходят в школу английского языка, на танцы, рисование. А  Алиса – еще и на дзюдо. Ярослав тоже танцует, рисует с девочками. Малыши посещают секцию спортивных развивающих занятий для детей младшего возраста.

«Чтобы стать опекунами или усыновителями, важно любить людей во всех их проявлениях, — уверена Татьяна. — Без этого в отношении с детьми ничего не получится».