Дмитрий Хазиев
Дмитрий Хазиев 23 марта 2018

«Наша стратегическая задача — поставить Леру на ноги»

0
1515
0
Надежда с Лерой и Андреем. Все фото - из семейного архива.

«Приемное родительство – это работа, а работу надо выполнять хорошо», — говорит Надежда Апполат из Орла. Вместе с супругом Алексеем Дедковым и тремя кровными сыновьями они приняли в семью девочку с инвалидностью. Все вместе радуются каждому новому успеху Леры и многое делают для того, чтобы она смогла ходить. Как избавиться от страхов и мифов о воспитании и уходе за особым ребенком, Надежда рассказала корреспонденту фонда «Измени одну жизнь».

От фотографии до знакомства

«Я активно изучала детские анкеты, в том числе на сайте фонда «Измени одну жизнь», а Леру нашла случайно, — рассказывает Надежда. — На сайте администрации города Болхов Орловской области я увидела фотографию девочки, решила приехать к ней, познакомиться. Дело в том, что у меня был волонтерский опыт, и я связалась с коллегами из Орла, позвонила руководству детского дома-интерната, где жила Лера».

Младший сын Надежды и Алексея — Андрей был в восторге от того, что у него появится сестренка.

Директор интерната, по словам приемной мамы, одобрила встречу с ребенком при условии – необходимо оформление гостевого режима. «Поскольку это был долгий процесс, я позвонила орловским волонтерам и спросила о том, в чем нуждается именно этот дом-интернат», — такой выход из ситуации нашла Надежда. Вместе с мужем они собрали необходимые вещи, приехали на машине Болхов и встретились с Лерой.

«Я поняла, что мы вернемся к этой девочке обязательно, — говорит приемная мама. — Всю обратную дорогу рыдала. Муж предложил ездить и навещать ее». В следующий приезд супруги подарили Лере телефон и стали созваниваться с ней. Раз в две недели приезжали на встречи с девочкой.

«Потом муж сам предложил забрать ее домой, и 9 мая 2015 года в День Победы Лера приехала к нам», — вспоминает Надежда. Она признается, что в первую неделю совместного проживания с девочкой у нее возникло ощущение того, что назад дороги нет: «От этого мне становилось по-настоящему страшновато. Я понимала, что в такие минуты надо взять себя в руки, успокоиться, выдохнуть и идти дальше».

«Врачи смогли выпрямить Лере ноги, и она стала учиться ходить»

В годовалом возрасте хирурги сделали Лере несколько неудачных операций. После признали девочку неоперабельной. Врачи говорили, что позвоночник у малышки очень сложный, проведение операции достаточно рискованно. Лера могла передвигаться только в инвалидном кресле, а в 5 лет ее направили в дом-интернат.

У родителей очень мало систематизированной информации, связанной с лечением ребенка.

Страхов, связанных с воспитанием ребенка с инвалидностью и уходом за ним, у Надежды не было: «Лера – маленькая девочка, и я вполне могла взять ее на руки и перемещаться с ней по квартире. По образованию я — педагог. А еще мне очень помогает общение с другими родителями, которые воспитывают детей с ОВЗ».

«Когда мы забрали девочку к себе, то вскоре последовала череда операций на позвоночник и ноги, — рассказывает Надежда. — Всего Лере сделали пять операций, а летом 2017-го мы с ней проходили реабилитацию. До этого времени активно ходили на массаж — для поддержания общего физического состояния. Сначала врачам удалось выпрямить Лере левую ногу, потом правую. Она стала учиться ходить. Сейчас Лера пока еще прыгает на одной. Так и перемещается по квартире».

Надежда говорит, что очень мало систематизированной информации, связанной с лечением. «Если кто-то рекомендует врача, то нужно обязательно прочитать отзывы о нем в Интернете, — рассказывает она о своем опыте поиска специалистов. — Затем вы едете на консультацию, параллельно консультируетесь у других специалистов, чтобы сравнить результаты».

Обычный ребенок

Если не обращать внимания на диагноз, то Лера – обычный ребенок, говорит приемная мама: «Адаптация у нас протекала так же, как у других приемных семей. Стандартный набор: истерики, ревность, метание предметов в стену мы успешно прошли. Общаясь с младшим братом Андреем, Лера достаточно быстро догнала свой психологический возраст. Она пыталась командовать и Андреем, и даже нашими взрослыми детьми».

Надежда понимает, что к истерикам во время адаптации нужно быть готовым, ведь без них ни одна приемная семья не обходится, хотя конечно, бывают и исключения.

«Чем меньше ты повышаешь голос, тем реже повторяются истерики, тем легче управлять ситуацией, — делится опытом Надежда. — Ты должна стать своего рода железной леди. К примеру, ребенок не хочет принимать ванну, закатывает истерику. Ты не кричишь в ответ, а берешь его в охапку и ведешь мыться».

Приемная мама говорит, что стала более терпеливой. В момент истерики ребенка старается осмыслить ситуацию и только потом реагировать. «Взрываюсь крайне редко. Это наработанный навык», — говорит она.

Лера хочет быть ветеринаром

Лера учится в 4 классе, а учителя приходят к ней на дом. «В данный момент это нас устраивает, поскольку девочка не может посещать школу, — объясняет Надежда. — В дальнейшем мне бы очень хотелось, чтобы она училась в школе, но это будет зависеть от плана операций».

Лере в этом году предстоит еще одна операция.

По словам приемной мамы, в этом году Лере предстоит очередная операция. «Если она состоится в мае, то осенью пойдем в школу, — рассуждает Надежда. — Если же оперировать будут в сентябре, то, соответственно, учеба начнется позже. После хирургического вмешательства несколько месяцев Лера будет ходить в гипсе и заниматься на дому».

«Наша стратегическая задача — поставить Леру на ноги, — говорит Надежда. — И только потом вплотную заняться учебой». Сейчас девочка проявляет активный интерес к живой природе, ее любимый канал Animal planet. Лера говорит, что в будущем хотела бы стать ветеринаром. Она ответственно относится к животным. Возможно, в будущем она станет ветеринаром или откроет магазин товаров для животных, кто знает?

«Лера умеет читать, но вслух читает медленно (есть дислексия), — рассказывает приемная мама. — По характеру она — перфекционист, и первое время впадала в панику, когда что-то не получалось в учебе. За три года нам почти удалось устранить истерики. Мы не прерываем учебный процесс, но стараемся давать материал дозированно, чтобы она не перегружалась».

У младшего сына была депрессия

Старший сын Надежды и Алексея – Михаил живет отдельно, ему 28 лет. Средний сын —  20-летний Иван согласился на то, что родители возьмут девочку в семью, но при условии, что ее воспитание его будет касаться минимально. У Ивана — отдельная комната, в жизни младших детей он появляется лишь по необходимости — если надо призвать к порядку или за ними присмотреть. При этом приемная мама может оставить ему детей на пару часов и уйти по делам.

Младший сын Андрей, которому сейчас 7 лет, был в восторге от того, что у него появится сестренка. Но в первый год он конкурировал с Лерой за внимание со стороны родителей. У него, по словам Надежды, даже была депрессия. Но он успешно справился с ней, стал сильнее.

Андрей с Лерой прекрасно ладит, научился с ней общаться. Она также быстро догнала свой психологический возраст. Когда Андрей приболел, Лера за ним ухаживала, как взрослая.

«Я объяснила ей, что нужно делать, какие лекарства давать брату, в какие часы. Она следила за этим. Если сын забывает надеть тапки, то она обязательно напомнит ему. Лера – очень ответственный человек», — отмечает Надежда.

Андрей ездил вместе с мамой и Лерой за компанию в реабилитационный центр для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата. После встречи с ребятами он относится к Лере с заботой и пониманием.

Муж ответил: «Сдюжим».

Отношения с соседями у многодетной семьи достаточно хорошие. Но, как признается Надежда, в самом начале пути супругов к приемному родительству люди, мягко говоря, были удивлены тому, что Надежда и Алексей  взяли на воспитание ребенка с инвалидностью. Спустя время те, кто крутил пальцем у виска, могли встретить Надежду с Лерой на вокзале с поезда и отвезти домой. «Возможно, они следят за Лерой, как за сериалом: начнет ходить или нет?», — говорит приемная мама.

До прихода Леры в семью Надежда работала генеральным директором частной компании. С появлением девочки приемная мама практически все время посвящает ей. Перед тем, как взять Леру в семью, они с Алексеем обсудили финансовый вопрос. Муж ответил: «Сдюжим».  «Я работаю на полставки, занимаюсь документооборотом. Мы получаем небольшие региональные выплаты для замещающих семей», — рассказывает приемная мама.

Советы приемным родителям, которые берут в семью детей с ОВЗ

  1. Мой главный совет — читайте как можно больше профильной литературы по диагнозу, ребенка, общайтесь с теми, кто через это прошел. Если бы женщина после рождения ребенка с инвалидностью получала хотя бы минимальный алгоритм действий (к какому врачу обратиться, где пройти лечение, реабилитацию), то количество отказов от детей с ОВЗ у нас бы резко сократилось.
  2. Необходимо рассчитывать свои силы, беря ребенка с особенностями развития. Вы должны быть готовы к любому проявлению характера.
  3. Я — противник приемных семей с большим количеством детей с особенностями развития. Ребенок с особенностями развития требует к себе большего внимания и ухода. Невозможно одновременно заниматься воспитанием пятерых-семерых детей с инвалидностью.

«Давайте скажем откровенно, приемное родительство – это работа. Работу надо выполнять хорошо, — говорит Надежда. — Когда в семье 5-7 детей с ОВЗ, то ни о какой качественной реабилитации, социализации, адаптации речи быть не может».

Родитель должен проходить с ребенком реабилитацию, обследования, возможно, операции, уверена приемная мама. Это требует большого количество времени. «Помимо медицинских аспектов, есть еще и психологические. Адаптацию никто не отменял. А теперь представьте, что в семье не один ребенок с ОВЗ, а семь. Нужно четко рассчитывать собственные силы», — говорит она.

Не каждый может взять ребенка в семью, но помочь может каждый