Ирина Толстошеева
Ирина Толстошеева 19 марта 2018

«Приемные дети – это большой опыт избавления от иллюзий»

1
2625
0
Все фото - из семейного архива.

В семье Сергея и Юлии до недавнего времени было трое собственных детей – старшая Даша (сейчас ей 17 лет) и близнецы Саша и Дима (9 лет). Три года назад в семью к ним пришла Света, видеоанкету девочки супруги увидели на сайте  фонда «Измени одну жизнь». А спустя год  в семью взяли Мишу. Оба подростка имели неудачный опыт пребывания в приемных семьях, поэтому адаптация длится до сих пор. Своим опытом поиска подходящих ключиков к приемным детям с корреспондентом фонда поделился глава семьи — Сергей.

Исправить несправедливость

Почти 4 года назад Юлия и Сергей поняли, что могут воспитать еще одного ребенка. И не обязательно собственного. Зная, что есть дети, лишенные родительского тепла, они решили просмотреть несколько анкет таких мальчишек и девчонок на сайте фонда «Измени одну жизнь». Поиск начали больше из любопытства, чтобы понять, какие вообще дети есть в базе.

«Наши кровные дети нашли в себе большой запас терпимости и прониклись той ситуацией, в которую попали приемные».

Сначала присматривались к ровесникам своих близнецов: на тот момент Саше и Диме было по 5 лет. Но увидев анкету Светы, 12-летнего подростка из Амурской области, уже не смогли забыть  этого ребенка.

«Сразу поразила грусть в глазах этой девочки. Видео отозвалось в нас желанием стать значимыми для нее людьми: чтобы она была не сама по себе, чтобы ее жизнь стала по-настоящему нужной близким. Уже позднее, отсмотрев множество других анкет и увидев детей-сирот в детских домах, мы поняли, что у них у всех есть эта грусть в глазах. Ее даже видно сквозь улыбки и хорошее настроение», — рассказывает Сергей.

Тогда же появилась мысль, что этим детям не с кем поделиться своими успехами, например, в плане учебы. И что раз существует такая несправедливость, то в их силах ее хоть как-то исправить.  Рассказав своим детям о тех, которые живут без родителей в детских домах, Юлия и Сергей получили от них предложение взять кого-нибудь к себе домой.

Читать также —  База видеоанкет: часто задаваемые вопросы

После этого пара записалась в Школу приемных родителей и начала процесс оформления документов для появления в их семье Светы. Забегая вперед, скажем, что через год после переезда Светы в Москву, Сергей и Юлия увидели на концерте в одном из детдомов другого ребенка, мимо которого тоже не смогли пройти. Им стал 15-летний Миша.

«Мы решили, что, несмотря на трудности, необходимо как-то найти возможность взять его к себе. Он был отказник с рождения, и у него серьезное заболевание крови. Он очень нуждался в семье. А мы почувствовали, что примем его и сможем стать родными людьми», — вспоминает Сергей.

Трудности из-за прошлого опыта

Света и Миша уже жили в приемных семьях (не вместе, а в разных). И их приемные родители не смогли найти с ними общий язык – детей вернули обратно в детский дом. Света признавалась, что она утратила доверие к любым взрослым людям. Поэтому и у нее, и у Миши ушло много времени на установление хоть каких-то доверительных отношений в семье Сергея и Юлии.

Юлия со Светой, Мишей и близнецами Сашей и Димой. 

Поначалу Света хотела заниматься вокалом, потому что у нее, действительно, красивый голос. Но когда дошло до записи в вокальную студию, оказалось, что желания заниматься уже нет. И так было со многими увлечениями, которые поначалу вроде бы интересовали подростка. Сергей и Юлия вспоминают, что поначалу любимой фразой Светы была «Нет настроения, у меня состояние такое». Девочка пыталась оправдать отсутствие интереса или желания что-то делать своим прошлым опытом: «Я к такому не привыкла», «Я так не делала».

Сергею и Юлии пришлось учиться спокойно принимать эту позицию и не ругать приемных детей за то, что они такие. Потребовались силы и выдержка на то, чтобы постоянно сподвигать Свету и Мишу на выполнение домашних заданий, разного рода активности и домашние обязанности.

«Света — прекрасная актриса, она легко способна замаскировать самые темные и безрадостные настроения в глубине своей души покровом обаятельности и милого радушия. Лишь спустя два года в семье она начала потихоньку оттаивать, и процесс этот по сей день долог от завершения. Миша попал в нашу семью довольно большим, и есть опасения, что перевести его внутренний мир на рельсы нормального ребенка полностью уже не получится. Он постоянно настороже, глубоко внутри очень боится повторения возврата. Поэтому это сильно сказывается на его поведении», — замечает Сергей.

Он вспоминает, как всех членов семьи поражало незнание Мишей элементарных вещей и неумение решать проблемы, которые не представляют трудностей для детей его возраста. Несмотря на то, что он воспитывался в хорошем детском доме, пробелы в его жизненном опыте и знаниях о порядке жизни казались просто невероятными.

«Восстанавливать упущения приходится до сих пор, по маленьким кирпичикам отстраивая его несформированную картину мира. Со временем он начал намного разумнее и адекватнее реагировать на происходящие с ним события. У Миши появилось ранее отсутствовавшее понятие ответственности, он перестал перекладывать вину за что-либо на все вокруг, кроме себя самого», — говорит Сергей.

Со своей стороны семья Сергея и Юлии делает так, чтобы вопросы взаимодействия с людьми вокруг, а также различными организациями Миша, по возможности, решал сам. Или хотя бы предпринимал самостоятельные попытки для их разрешения.

«Все это, увиденное собственными глазами, заставляет ужасаться от мысли, что же происходит в жизни со сверстниками Миши. Они покидают в какой-то момент стены детского дома, не имея вокруг себя опекающих и направляющих неравнодушных взрослых. Они совершенно не готовы ни к бюрократии, ни к технической стороне дела, эмоционально незрелые и часто не умеющие решать вопросы, кроме как уходя в сторону, с абсолютно сбитой шкалой ценностей (как материальных, так и нравственных). Они практически обречены на то, что вопрос обустройства собственной жизни станет для них тяжкой обузой и вряд ли будет успешно решен для большинства из них. Даже совершенно домашние дети чаще всего не готовы сразу после наступления 18 лет перейти к полностью самостоятельному существованию, тогда что же говорить про сирот из детских домов», — рассуждает Сергей.

Родным детям супругов, которые выступали за появление у них приемных брата и сестры, тоже было сложно с новыми членами семьи. Они не ожидали, что Света и Миша будут закрытыми и медленно пойдут на контакт. Вместе с тем, они не испытывали ревности к ним или сожаления о том, что эти дети появились в их семье. И именно собственные дети Сергея и Юлии помогли приемным стать полноценными членами семьи.

«Наши кровные дети нашли в себе большой запас терпимости и прониклись той ситуацией, в которую попали приемные. Я уверен, во многом благодаря им наша семья ощущается внутренне полноценной и дружной», — считает Сергей.

Одна семья

Из-за появления приемных детей привычный ритм жизни всей семьи, по словам Сергея, не очень изменился. Отпуск проводят так же, как и раньше – ездят на дачу, летом отдыхают на море.

«Сократилось время на личные дела, но в целом осталось более-менее в прежнем режиме. Появление приемных детей – это очень большой опыт по способности избавляться от иллюзий, вовремя снимать розовые очки и внутренне меняться вопреки уже сложившимся убеждениям. У нас появилась большая сплоченность в решении обычных бытовых и организационных вопросов», — добавляет многодетный приемный папа.

Не каждый может взять ребенка в семью, но помочь может каждый