Наталья Волкова
Наталья Волкова 26 января 2018

«Дети были словно раненые»

0
4227
0
"У нас семеро детей сейчас, а больше восьми не положено. Мы бы еще кого-то погрели". Все фото - из архива Козловых.

Супруги Надежда и Владимир Козловы из Липецкой области после обучения в Школе приемных родителей детей не искали. Однажды им просто позвонили из опеки и сказали: «Тут есть две сестры и брат, посмотрите?» Оказалось, что братьев — двое, то есть, детей — четверо. Козловы взяли всех. Почему они не искали других? Чем руководствуются в большой семье? Об этом — в материале корреспондента фонда «Измени одну жизнь».

О семье Козловых любят писать и снимать репортажи в Липецке — эти люди удивляют даже тех, кто скептически относится к институту приемного родительства. Во-первых, радует история крепкой любви супругов — Надежды и Владимира. Во-вторых, когда они взяли четверых приемных детей, у них уже было пятеро своих — дочь и четыре сына. В-третьих, они открыты для общения, дружбы, развития: в конце 2017 года, например, Козловых признали самыми творческими на Всероссийском конкурсе замещающих семей.

Неслучайные случайности

Надежде и Владимиру — по 42 года каждому. Они познакомились еще в школе, полюбили друг друга и поженились в 18 лет. Вскоре у них родилась дочь Оксана, потом сын Андрей. Жили дружно, но трудно — в Липецке, откуда оба родом, у них не было своего жилья, снимали углы. Надежда получила специальность портного, а Владимир — электромонтера. Работали.

До принятия детей в семью — Надежда с Ваней, Колей и Серафимом.

Размеренная и привычная жизнь прервалась после неприятного случая, стоившей семье покоя. Владимир сел за руль чужого автомобиля и попал в аварию. Сам уцелел, а вот деньги за машину, которых и без того мало на что хватало, надо было отдавать хозяину. Это стало встряской для Козловых, проверкой на прочность, но испытание они выдержали. Только поняли, что чего-то важного в их жизни не хватает — интуитивно стали искать. И нашли. Вроде бы случайно, но на самом деле — нет.

— Сейчас анализирую прошедшие годы и понимаю — все было неслучайным, все приходило вовремя и такими путями, что не ожидаешь, — говорит Надежда.

Козловы однажды зашли в православный храм — да так там и остались. Не в буквальном смысле, конечно, в переносном. В их жизни появилась вера в Бога, осознанность и радость. Вместе с детьми они стали ездить по святым местам, задумались о третьем ребенке.

И третий ребенок родился — Ваня, несмотря на то, что у Козловых долго не получалось зачать его. А потом родился четвертый, пятый — тоже сыновья, Коля и Серафим. Из Липецка к тому времени семья переехала в село Куликово — купили большой дом, который достраивали сами. Здесь было просторнее и спокойнее для большой семьи с маленькими детьми.

А Надежде очень хотелось еще девочку. Старшая дочь выросла и уже готовилась вступать в самостоятельную жизнь. А как же в семье без девочки, без косичек, бантиков, рукоделия, которому Надежда могла бы ее обучить? По состоянию здоровья Надежда уже не могла иметь детей, она предложила Владимиру взять дочку из детского дома. Он согласился легко: доверие к решениям любимого человека, стремление поддержать его — признак крепкой семьи. Старшие дети тоже не были против.

«Наше само нас найдет»  

Дальше все было как у всех — Школа приемной семьи, сбор документов. Владимир и Надежда уже было собирались взять под опеку двойняшек из Курска, но к супругам, по их словам, отнеслись в другом городе неприветливо, пугали страшными диагнозами детей, чуть ли не прогоняли.

Владимир легко согласился взять детей в семью.

— Мы решили тогда: ладно, значит, что-то не так. Не будем ломиться в закрытую дверь — наше от нас все равно не уйдет.

А потом Владимир снова попал в аварию — только уже на своей машине. Сам он не пострадал, а вот автомобиль восстановлению не подлежал. Надежда вспоминает, что это было похоже на уходящую из-под ног почву. Надо было сначала разобраться с машиной, а уже потом опять думать о приемных детях.

Дело в том, что разбитый автомобиль был единственным средством передвижения для Козловых: на нем глава семьи ездит на работу в Липецк, это 60 километров в один конец. На нем же возит детей и жену по делам, которых немало у многодетной семьи.

— Мы решили все отложить, хотя я расстраивалась. Но Володя мне говорил: «Вот увидишь, нам сами позвонят». Так и получилось, — говорит Надежда. — Авария произошла в августе, а 3-го сентября нам позвонили. Когда мы увидели детей, то поняли — вот они, наши. Господь Бог нас друг к другу привел — так мы и встретились. Самый лучший выбор.

Дети были в Елецком доме ребенка, но жили отдельно друг от друга: самой маленькой, Ксюше, было почти 2 года, Вике — 3, Косте — 4. Как только Владимир и Надежда сказали: «Берем», им объявили, что у детей есть старший брат, шестилетний Данила.

В детстве Надежда мечтала стать учителем.

— Нам сказали, что мальчик перенес менингит, и якобы с головой у него не все в порядке, он в специализированном интернате жил, — рассказывает Надежда. — Но сердце у нас болело, мы решили выяснить точно, что с ним. Оказалось, что Данила потерял слух. Мы его, конечно, тоже забрали.

Мальчику сделали операцию, установили слуховые импланты. Он учится в обычной школе и, несмотря на инвалидность, поет, танцует, любит читать и называет Надежду и Владимира мамой и папой.

«Сейчас все уже родненькие»

Приемные дети стали жить в семье Козловых четыре года назад. За это время они сильно изменились. Надежда вспоминает, что поначалу даже маленькая Ксения не проявляла эмоций, все ребята были словно замороженные.

«Все ребятишки быстро переплелись друг с другом, сравнялись».

— Мы их взяли в таком возрасте, когда их нужно было еще нянькать и тетешкать — но они даже на руки не шли поначалу, не давались. Но мои кровные дети были почти в том же возрасте — и все ребятишки быстро переплелись друг с другом, сравнялись. Рожденный мной Серафим и приемная Вика даже внешне похожи. И характер у них схожий — оба тихие, спокойные. Как двойняшки. Удивительно!

Надежда и Владимир никак не выделяют «своих» и «чужих» — все дети для них «наши». Один из приемных мальчишек тяжелее всех приживался в семье — и до сих пор его несахарные привычки и характер не дают никому спуску. Хотя, в первое время, признается Надежда, руки опускались, было по-настоящему страшно: особенно по ночам, когда весь дом просыпался от грохота посуды, которую мальчик опрокидывал на пол, когда искал в шкафу конфеты…

— Но он у нас замечательный, талантливый парень, в свои семь лет читает, как взрослый. Что же поделать: мы воспитываем его, а он нас терпению учит. Он же все равно наш! — говорит Надежда. — Если Господь послал нам такого ребенка, значит Он и поможет нам его растить.

По словам Надежды, бывали моменты, когда она была бы готова обратиться к специалисту по сопровождению семей, к психологу, ведь учеба в ШПР — это одно, а реальность все равно шокирует. Но не каждый человек сможет помощи попросить — тут надо уметь ее предложить приемным семьям, а пока предлагать особо нечего и некому.

Что помогает Надежде и Владимиру решать все проблемы и успокаивать себя и детей? Уважение ко всем членам семьи и — шутки, смех, доброе отношение.

—  Чистили недавно снег — площади у нас в деревне огромные, — рассказывает многодетная мама. — А лопат-то три всего, нужно больше! Взяли дети свои совочки детские, а я говорю: «Вы бы еще чайную ложку взяли!» Я шучу, смеюсь — они тоже откликаются, хотя раньше шуток не понимали. Без юмора нам никак нельзя, не выжить. Ничего, сейчас все уже родненькие. Был у Вики день рождения — и я пыталась вспомнить, в каком роддоме ее родила. Ну все, говорю себе, женщина, вы поплыли!

Семейная традиция

Новые семейные традиции в семье Козловых начались со сказки, прочитанной на ночь. Такая традиция уже была — читать книги, особенно по вечерам, вслух.

Надежда и Владимир никак не выделяют «своих» и «чужих» — все дети для них «наши».

— Когда приемные дети у нас появились, я решила, что надо их чем-то занимать — не должны они возле телевизора сидеть, — рассказывает Надежда. — Прочитала им одну сказку на ночь, вторую, третью — а однажды предложила сыграть по ролям. Началось с «Репки». Нашила костюмов — и детям понравилось переодеваться, меняться костюмами и ролями, хохотать до упаду. Продолжили дальше, да и увлеклись — мне самой интересно очень. У нас уже две вешалки костюмов!

Сейчас Козловы ставят сказки всей семьей, привлекая друзей старших детей. Здесь инсценировали уже английские песенки и украинские колядки. То, что начиналось как семейные концерты, теперь вылилось почти в семейный ансамбль, который приглашают выступать в дом культуры.

Девочки помогают маме рукодельничать, а мальчики учатся у папы мужским делам: гвозди вбивать, дерево пилить, мебель мастерить… Все в семье читают — в доме большая библиотека.

— Иногда я читаю что-то для себя, а дети просят: расскажи! Я рассказываю, например, на прополке огорода. Скучно же просто так полоть — а за рассказом незаметно время пролетает, прополка двигается быстро.

Кажется, что у Надежды — педагогический дар от природы.

— Я очень хотела стать учителем. Но когда училась в 10 классе, маму парализовало, я не смогла пойти учиться в вуз. Но Господь все же осуществил мою мечту, как я сейчас понимаю… Вообще, все получается как-то плавно, правильно. Недавно троюродная сестра подарила нам синтезатор — и стало мне понятно, зачем я купила книжки по сольфеджио!

Узнавать каждый день что-то новое и делать что-то хорошее

Когда приемные дочери только появились в семье, Надежду страшно поражало то, что они не интересовались куклами. Просто не представляли себе, что с ними делать. В кровной семье они не видели ласки и заботы.

— Дети были словно раненые, но все выправляется, — говорит она. — И в куклы девчонки учатся играть, и посмотрят, как все должно быть в семье, когда у нас внуки появятся — как младенцев холят, лелеют, как берегут.

Козловы ставят сказки всей семьей, привлекая друзей.

При этом Надежда  старается сделать так, чтобы о кровной матери дети не забыли. Недавно разбирала документы, спросила: «Хотите фото мамы снова посмотреть?» Самый старший, Данила, сказал: «Нет, мам».

— Иногда до слез расстраиваюсь на их мать, сержусь на нее, думаю: «Что же ты наделала?». Но понимаю, что молодая, глупая девчонка она, запуталась. Мы об этом тоже говорим с детьми.

Козловы учат детей отдавать. Потому что это дает многое тому, кто отдал. И каждый день жизни узнавать что-то новое и делать что-то хорошее. Так они и живут.

— Сейчас созрела у нас с Володей мысль — может, еще кого-то взять? У нас семеро детей сейчас, а больше восьми не положено. Мы бы еще кого-то погрели.

Проект «Передышка» дает свободное время приемной маме в то время, когда с детьми остается няня. Это дает возможность маме переделать много важных дел. Пожалуйста, поддержите этот проект, чтобы у приемных родителей была возможность эмоционально отдохнуть или заняться теми делами, которые сложно сделать с детьми.

[leyka_inline_campaign id=»151234″]

Помогите детям и родителям найти друг друга и больше не потерять – поддержите работу нашего портала!

Поддержать портал