«Кто я и откуда родом?» — вопрос, которым хотя бы раз в жизни задавался, пожалуй, каждый из нас. Кто-то расспрашивает о семейном прошлом прабабушку, кто-то даже нанимает специалиста в генеалогии, чтобы восстановить потерянную (например, из-за революции 1917 года) связь с родовой историей. Полное право узнать о корнях — своих кровных родителях — должны иметь и те, кто воспитывается в приемной семье.

family-tree-

Фото maxcdn.thewhoot.com.au

К сожалению, в нашей стране людей, воспитанных приемными родителями, на пути к себе и своему прошлому ждет много трудностей: российское законодательство в этом отношении далеко не совершенно. Так, согласно 139 статье Семейного кодекса, существует тайна усыновления, за разглашение которой против воли приемных родителей чиновников ждет ответственность.

Хотя в том же Семейном кодексе указано, что каждый человек имеет полное право знать собственных родителей, поиски кровных родственников для многих усыновленных заканчиваются ничем, или из-за судебной волокиты растягиваются на годы. Дело в том, что госорганы, в том числе ЗАГСы, хранящие данные о биологических матерях и отцах бывших детей-сирот, опасаясь последствий, отказывают усыновленным — в том числе и совершеннолетним, в предоставлении любой информации. Так что получить сведения о кровных родителях детей из детских домов, минуя судебные инстанции, могут только их приемные «заместители».

Во многих странах ситуация обстоит ровным счетом наоборот: каждый усыновленный должен знать о своем происхождении, никаких секретов нет. Было проведено множество исследований, доказавших, что людям, воспитывающимся в приемных семьях, важно рассказывать о том, откуда они родом на самом деле.

Отмена тайны усыновления давно обсуждается российскими властями. В ноябре минувшего года в Госдуме планировали рассмотреть законопроект, предлагающий поправки в 139 статью Семейного кодекса. Согласно ему, каждый усыновленный, достигший 18-летнего возраста, сможет самостоятельно, без согласия приемных родителей, получить любую имеющуюся у госорганов информацию о своих кровных родственниках. Слушания были перенесены на начало 2015 года, но пока так и не состоялись.

Комментарий специалиста

Стоит ли приемным родителям бояться того, что усыновленные ими дети захотят познакомиться с другими мамой или папой — кровными? Психолог-консультант фонда «Измени одну жизнь» и приемная мама четырех подростков Ирина Гарбузенко считает, что нет: напротив, необходимо помочь своим детям разобраться в себе.

«Мы должны давать понимание о корнях, чтобы дети знали, кто они. Причем нельзя довольствоваться одной фразой из серии: «Твоя мама не сделала аборт, потому что денег не было». Нужно сказать ребенку, что мама вынашивала его, пыталась справиться с жизненной ситуацией, но что-то не получилось», — говорит Ирина.

По словам психолога, ребенку важно понять, что каждый человек рождается в любви. Важно увидеть, к примеру, фотографию кровной мамы: узнать, что она была красивая, что ему достались ее волосы или глаза. Знание собственных корней дает спокойствие.

«Самое ужасное — это когда приемные родители ничего не могут рассказать своим детям. Например, если взяли подкидышей. Вообще, нужно всегда просить в госорганах любые документы, справки — все, что известно о кровных родителях. Иногда ребенку, чтобы успокоиться, бывает достаточно даже просто узнать, что мама красиво вышивала», — отмечает Гарбузенко.

Психолог советует приемным родителям с самого начала брать или ксерокопировать в органах опеки все документы, связанные с происхождением усыновленного ими ребенка. Если о родителях ничего не известно, можно узнать роддом, в котором малыш появился на свет. Там могут хранить, к примеру, заявление биологической матери с отказом от ребенка. Для многих приемных детей даже такое связующее звено с кровной мамой может оказаться важным и принести успокоение.

«Важно рассказать, что мама ушла не потому, что ребенок был плохой, а потому что, видимо, не выдержала, не справилась с какой-то жизненной ситуацией. Бывает, дети читают отказ, а видят в нем весточку о маме. Говорят — о, какой почерк, у меня такой же. Они не обожествляют ее, но понимают, что такой человек есть», — говорит Ирина.

По словам психолога, если мама ребенка жива, в большинстве случаев ребенку нужно организовать встречу с ней. Это тоже поможет ему найти самого себя. Причем хорошо, если приемные родители сами возглавят и проконтролируют процесс, помогут ребенку встретиться с его биологическими родственниками.

«Ребенку важно узнать, что его оставили не потому, что он плохой, а потому, что не было возможности заботиться — может, даже сделали лучше, что позволили узнать другую жизнь. Ему важно, что не в нем дело», — отмечает Ирина.

Ирина говорит, что в России до сих пор остаются семьи, в которых от детей скрывают, что они — приемные. Но этот подход неправильный.

«Если я храню тайну — значит, сама не признаю, что усыновила ребенка, потому что хочу думать, будто я на самом деле его родила сама. Но это не так. И прикрываться при этом тем, что ты якобы хочешь «уберечь» ребенка от его прошлого тоже нельзя. Тайна — это слабость. А если я слаб, как я могу взять на себя ответственность за воспитание ребенка, оставленного другими, тоже слабыми, родителями?», — добавляет психолог.

Гарбузенко говорит, что тайна усыновления была введена в СССР в 1937 году — тогда много детей «врагов народа» убегало из детдомов. Ребят было в буквальном смысле слова некуда девать, и их возвращали родственникам. Но родственники должны были хранить тайну о том, откуда взялись дети: иначе они также могли стать «врагами народа».

Family-Tree-1

Фото artzencrafts.com

Психолог подчеркивает: важно, чтобы приемные родители не препятствовали встречам своих детей с кровными родственниками. «Если запрещать, они все равно убегут к кровным родственникам — причем в самый неподходящий момент. Лучше самим все это возглавить, проговорить, продумать», — рассказывает специалист.

Впрочем, по словам Ирины Гарбузенко, лучше всего предварительно самим узнать, что именно кровные родные хотели бы сказать ребенку при встрече. Можно также для начала организовать встречу сразу трех сторон, особенно если ребенок еще маленький или находится в подростковом возрасте.

Если выяснится, что общение с тем или иным родственником может навредить усыновленному, придется запретить встречи — тем более, что после усыновления родственные связи с прошлой семьей юридически разрываются. При возникновении спорных ситуаций можно и нужно обращаться к юристам, и привлекать органы опеки.

«Бывает, впрочем, и так: мама у ребенка слабенькая, пьет, зато есть бабушка, которая очень любит внука, переживает. Можно общаться с ней», — добавляет Ирина.

Знакомство с кровными родственниками может быть полезно и важно не только для самих усыновленных детей, но и для приемных родителей. «У вас с ними общий ребенок: деваться некуда. Ваши внуки могут унаследовать их, к примеру, темные или рыжие волосы. Да и вообще интересно: у кого-то дедушка воевал, есть, к примеру, какие-то семейные реликвии, истории, легенды», — поясняет психолог.

Что касается опасений за неблагополучие биологических родственников усыновленных детей, то Ирина советует поразмышлять о собственной родословной. «Задумайтесь: разве можно найти человека, у которого в роду никто не пил, к примеру? Не нужно навешивать ярлыки», — утверждает психолог.

Желание ребенка познакомиться и пообщаться с кровными родителями отнюдь не означает, что он желает сменить приемную семью на биологическую. Подобные опасения приемной семьи понятны, но обычно они безосновательны, считает Ирина.

«Им хочется перетащить кровную семью в свой мир, и они злятся, что, наверное, сделать этого не получится. Но и тонуть вместе с биологическими родными им тоже не хочется. Чтобы подтвердить принадлежность к своему роду, вовсе не обязательно пить, курить и так далее. Ты другой, эти места уже заняты родственниками. Я в своей практике еще ни разу не встречала такого случая, чтобы усыновленные дети возвращались к кровным родственникам. Такое бывает разве что в кино и сериалах», — говорит Ирина Гарбузенко.

Фонд «Измени одну жизнь» проводит онлайн-консультации для действующих приемных родителей. Наши консультанты — Ирина Гарбузенко и Дина Магнат. Записаться на консультацию

2 комментария

  • Елена

    Доброго времени суток! Мне нужна помощь! Мне исполнилось 44 года, я ищу своих генетических родителей, т.к. меня удочерили. Приемной мамы уже нет 12 лет, к сожалению.(( Марина, напишите мне , пожалуйста! Мне очень важен Ваш опыт, может быть, Вы сможете мне помочь?! С уважением, Елена

    24 октября 2018
  • Марина Трубицкая

    Статья во многом написана на основе материалов сообщества взрослых усыновленных http://usynovlen.livejournal.com/ и книги Людмилы Петрановской «Дитя двух семей», но многие важные моменты слишком упростили.

    > По словам психолога, если мама ребенка жива, в большинстве случаев ребенку нужно организовать встречу с ней.

    Хорошо бы сначала у ребенка поинтересоваться, хочет ли этого он сам. И необходимо сказать, что не все так просто и к встрече нужно подготовка.

    21 февраля 2015