Елена Мачинская
Елена Мачинская 21 августа 2017

Елена Мачинская: «То, что происходит с ребенком при повторной травме, действительно, страшно»

0
554
0

Исповедь приемной мамы о возврате 7-летнего мальчика в детский дом — «Я не боюсь признаться в том, что мне не жаль этого ребенка», —  опубликованная 14 августа 2017 года, вызвала шквал комментариев. Мнения разделились: одни сочувствовали героине статьи и защищали ее, другие обвиняли, третьи ставили под сомнение институт приемной семьи… Специально для сайта фонда «Измени одну жизнь» Елена Мачинская, психолог, приемная мама проанализировала рассказ о неудачном опыте принятия ребенка в семью.  

http://cdn.iz.ru/sites/default/files/styles/900x506/public/article-2017-05/8315ae8a19d930c934e73e7f61725c26.jpg?itok=qtLqHDfB

После того, как ребенок один раз пережил разлуку со значимым взрослым, он может испытывать последствия травмы всю жизнь. Фото — ТАСС/Вячеслав Прокофьев.

В первую очередь, мне хочется поблагодарить автора рассказа за то, что она не побоялась открыть нам свои чувства. Благодаря этому смелому поступку в Интернете возник серьезный резонанс и обсуждение давно назревшей проблемы, когда приемные родители отказываются от обязанностей по воспитанию приемных детей. Описанный в письме сценарий и последовавшая за ним полемика довольно типичны для всех отказов, поэтому на примере данного случая разберем стандартные ошибки приемных родителей и пути решения возникающих проблем.

Для начала давайте попробуем разобраться, кто он такой — приемный ребенок?

Только нелегкий жизненный опыт может привести ребенка в детский дом. Такой опыт называется травмой. Чаще всего дети, оставшиеся без попечения родителей, — жертвы насилия и пренебрежения со стороны взрослых. Когда базовые потребности ребенка не удовлетворяются, или он подвергается насилию, миндалевидное тело, которое отвечает за страх, высылает импульс к мозговому стволу, который сразу же приступает к реализации защитных действий побега или борьбы.

Если это происходит часто, уровень гормонов стресса в организме растет. Вследствие этого гиппокамп работает неэффективно, поступающая информация усваивается плохо, некоторые области мозга перестают развиваться. В особо тяжелых случаях развивается ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство),  (РРП) реактивное расстройство привязанности, появляются фобии, неврозы, тики, расстройства пищевого поведения и другое.

Травмированные дети могут быть агрессивны или замкнуты, могут не знать о том, что такое сочувствие, не уметь выражать свои нужды. В школе им тяжело учиться и заводить друзей. В приемной семье такому ребенку потребуется длительный период реабилитации, чтобы мозг научился работать правильно.

Чтобы помочь ребенку адаптироваться в новой семье и научиться доверять взрослым, потребуются особенный профессиональный подход, навыки и терпение. К счастью,  мозг ребенка нейропластичен, и при бережном, внимательном и терпеливом отношении близких ребенок постепенно поправляется. Этот период называется адаптацией. У каждого ребенка он разный, и может занимать от нескольких месяцев до нескольких лет.

Поэтому агрессивное, «неправильное» поведение травмированного ребенка не только понятно, но ожидаемо и оправдано с точки зрения нейропсихологии.  Неестественное поведение в неестественной ситуации – естественно. На первых порах травмированный ребенок может вести себя правильно, он присматривается, оценивает ситуацию, он напряжен и может какое-то время контролировать свои действия. Поэтому гостевой период, на котором настаивает автор – чаще всего не показателен и превращается в медовый месяц.

«Передышка» — это проект благотворительного фонда «Измени одну жизнь», созданный для поддержки опекунских семей и семей усыновителей. Он направлен на профилактику эмоционального выгорания приемных родителей и кризисных ситуаций в семье, а также на предотвращение вторичных отказов от приемных детей.

Как только ребенок начинает доверять семье и расслабляется, его глубинные страхи и убеждения выходят наружу. К этому должен быть готов любой замещающий родитель, основам работы с травмой должны обучать в ШПР. Боюсь, что для автора письма это обучение было формальным, потому как допущены грубейшие ошибки, которые должен знать любой кандидат. Попробуем разобрать некоторые из них.

Первая и основная, ставшая камнем преткновения ошибка была допущена изначально – нельзя сразу селить еще чужого, да еще и травмированного ребенка в одну комнату с соперниками за родительскую любовь, особенно с теми, кто слабее и не сможет за себя постоять.

Вторая ошибка: зная, что травмированный ребенок может быть агрессивным или проявлять аутоагрессию, нельзя оставлять его с другими детьми без присмотра, а также давать или оставлять на видных местах ножницы, ножи, таблетки, лезвия и прочие опасные предметы. Лично я настоятельно рекомендую всем потенциальным родителям не надеяться на «авось пронесет», и подготовиться к приходу приемного ребенка: купить сейф, вставить замочки в мебель, где хранятся ценные и опасные вещи.

Многим кажется это диким и чрезмерным. Однако никто ведь не додумается оставить человеку, склонному к суициду,  переживающему потерю близких людей, заряженный пистолет в комнате? Пусть лучше окажется, что вы — «пере», чем «недо».

Беды не произойдет, если не перебегать дорогу на красный свет, даже если перед вами перебежали двадцать человек, и все остались живы. Кроме того, даже самый простой и дешевый сейф или замок на ящике защитит не только от попадания в руки ребенка ножа или яда, но и от воровства, которое тоже часто случается.

Последовавший закономерный гнев родителей лишь подливает масла в огонь, ребенок ощущает страх и тревогу с новой силой, его гормоны стресса снова растут, и мозг опять и опять включает программу «борьбы». Замкнутый круг.

Следующая ошибка. Настоятельно не рекомендуется ребенку устраивать развлечения, шарики, подарки, походы в кино, детские городки и кафе в первые недели пребывания в доме. Переезд, новая семья, новые правила – это тяжелый стресс и перегрузка нервной системы для любого человека. У ребенка и так масса эмоций, с которыми не то что травмированная детская психика не способна справиться, но и не каждый взрослый такое выдержит.

И вот тут еще добавлять эмоций и впечатлений, чтобы добиться улыбки, мягко говоря, несколько неправильно. Может, не очень корректное сравнение, но это как человеку в состоянии агонии пригласить клоунов с собачками. Только тишина, режим, покой, уют и ощущение безопасности – то, что человеку требуется после тяжелой травмы.

Нет возможности описать, как сильно повторный отказ сказывается на психике ребенка. После того, как ребенок один раз пережил разлуку со значимым взрослым, он может испытывать последствия травмы всю жизнь. А то, что происходит с ребенком при повторной травме, действительно, страшно. Часто таким детям в сотни раз сложнее поверить очередным родителям, и там, где, как в нашем случае, процесс адаптации занял бы, возможно, полгода, в следующий раз потребуется работать с ребенком не один год.

Именно поэтому так важно при отказе приемной семьи от обязанностей опекуна экстренно искать ребенку профессиональную семью, хорошо знакомую с адаптацией детей, переживших повторную травму сиротства, не допуская даже возможности отправки ребенка в детский дом. К сожалению, таких профессиональных родителей очень мало, и в основном они все живут в Москве и других крупных городах, так как именно там есть возможность подготовить таких родителей и обеспечить им хорошее сопровождение.

Большой трагедией стало решение Москвы и некоторых других регионов — запретить брать региональных детей в приемные семьи. Фактически это лишило возможности устроить таких детей  и дать им возможность вырасти и стать полноценными членом общества.

 

В рамках совместного с МегаФон проекта «Будущее зависит от тебя» мы публикуем видеоанкеты подростков, которым также, как и малышам, очень нужны семьи. Не каждый может взять ребенка в семью, но каждый может дать им шанс, поделившись анкетой в социальных сетях: присоединяйтесь к сервису «Ангелы-Хранители» и помогайте детям обретать любящие семьи.