Иван Иванов из подмосковного посёлка Голубое (недалеко от Зеленограда), занял второе место в нашем фотоконкурсе пап «Как за каменной стеной». Ивану 35 лет, он работает водителем. Его жена Татьяна ведет блог «Счастье своими руками», в котором описывает истории жизни своей семьи. Ивановы воспитывают восьмерых детей: трех кровных и пятерых приемных. И мечтают о том, чтобы стать родителями и другим приемным детям. Татьяна рассказала нам о том, как из знакомства с будущим мужем выросла их семья.

Ivanova3

О знакомстве с мужем

С детства я мечтала о большой семье. Хотела, чтобы у меня было 7 детей. Также из детства — мысли о приемных детях. Откуда я это знала — не помню, но мысль не потерялась, а росла и крепла.

Мы с Иваном познакомились зимой 2001 года. Я работала в Московском зоопарке, в отделе «Детский зоопарк». Иван приходил к своей знакомой (моей коллеге), а когда увидел меня (как потом выяснилось), забыть уже не смог.

Однажды я позвала коллег в театр «Ромэн», где работает моя бабушка, всем достала билеты. Пришла к театру и жду подружек. А вместо девчонок появился Иван. На календаре было 8 марта 2001 года. Спустя четыре месяца мы официально стали мужем и женой. С тех пор мы живем дружно, у нас никогда не возникало споров по поводу количества детей или каких-то других серьёзных вопросов.

Фото на конкурс пап я отправила сама. Но всей семьей мы болели за другого папу – Сергея Кузнецова. В их семье – 11 детей. Поэтому мы сразу отдали за него свой голос и были очень рады. когда узнали, что именно он занял первое место, это заслуженно.

О любви

Меня слишком часто спрашивают, как же я смогла полюбить чужих детей, и я всегда удивляюсь, ну какие же они чужие? Мои, все мои. Мужья ведь нам тоже не чужие, хотя нашей крови в них ни грамма нет. И мы любим их вместе с их дурными привычками, храпом, ковырянием в носу, вместе с глупостями и носками на кухне, вместе с гулянками где-то там, пока мы волнуемся, даже когда ругаемся, даже когда злимся. Так почему с детьми должно быть по-другому?

 

Ivanova1

О старших дочках и брате Юре

У нас родились три чудесных дочки – Алена, Ирина и Олеся. Сейчас им 11, 9 и 7 лет. Они росли и радовали нас, но нам хотелось родить еще и сына. Девочки тоже требовали братика. И мы задумались об усыновлении.

В мае 2009 года мы нашли мальчика – Юру. Увидели его фото на сайте Радио России. Он жил в одном из московских детских домов в течение шести лет. Его опека мучила нас четыре долгих месяца после получения направления. Но в день рождения сына, в декабре, сделала-таки нам подарок, в виде подписанного постановления. От воспоминаний слёзы текут также как и тогда, четыре года назад. Конечно от счастья. Юра — самый трудный наш ребёнок, первенец, первопроходец.

Юра оказался старше нашей старшей дочери Алены на три месяца. Сейчас им обоим по 11 лет, они ходят в один класс. Юра быстро подружился с девочками, быстро влился в нашу семью. Но почти семь лет в Системе даром не прошли, нам многое до сих пор приходится наверстывать. Юра у нас заводила, фантазии у него хватит на пятерых. Именно он придумывает разные веселые игры, в которые включаются все наши дети. Юрик красиво рисует, фантазия и тут его выручает. Когда вырастет, мечтает пойти работать в МЧС.

О Ване и Кирилле

Через год после появления Юры, мы начали понимать, что ему нужен брат. Начали потихоньку собирать документы, и в июне 2011 года нашли на сайте opekaweb.ru мальчика Кирилла 2,5 лет из Мордовии. У Кирюши оказался старший брат Ваня, ему тогда было 4 года. Долго не думали, решили забирать обоих. Старшего на тот момент уже перевели в детский дом по возрасту, в другой город. А на лето отправили в лагерь, в который попасть было нереально – то ветрянка, то нет нужного человека на месте. Говорили, ждите до осени. Но мне все же удалось туда попасть. Младшего – Кирилла местная опека тоже нам не отдавала. Чиновники уверяли, что ребят можно забирать только вместе и в один день. Хотя как это сделать одновременно в разных городах, в опеке не поясняли.

В итоге мы забрали детей только осенью. Они быстро адаптировались. Юра и девчонки сразу полюбили малышей, все время играли и занимались с ними. Кирилл, правда, первый месяц очень сильно ныл, но потом постепенно перестал. У мальчишек были проблемы с речью, они очень плохо говорили. Есть эта проблема и сейчас, но я уверена, что постепенно все у них выправится, ведь у них есть старшие брат и сестры, есть за кем тянуться.

Сейчас мальчишкам уже 5 и 6,5 лет. Они сильно выросли, многому научились. Им нравится ходить в детский сад. Ваня идет в школу только через год – мы хотим, чтобы у него было больше времени на беззаботное детство.

О Лиане и Маше

Через год после того, как у нас появились братики Ваня и Кирилл, мы решили взять девочку. Но у мужа обнаружили лимфому, и на время лечения мы отложили сбор документов.

В 2013 году, летом, мы снова пошли в органы опеки. Нам очень понравилась одна малышка – Лиана из Санкт-Петербурга, даже ее диагноз – ВИЧ нас не испугал. Лиану мы случайно увидели на проекте «Дети ждут». Но прямо перед самой сдачей документов вышел закон, запрещающий забирать ребенка семьям, в которых есть дети с определенными заболеваниями (167-фз от 02.07.2013 — сейчас его уже отменили). Мы как раз подпадали под этот запрет.

У нас замечательная Солнечногорская опека, все сотрудники как родные люди. Они нас поддерживали, писали запросы в министерство, подбадривали нас. Мы тоже писали письма во все инстанции, подписывали обращения. В конце сентября наша опека, несмотря на этот закон, все-таки выдала нам положительное заключение, и я в этот же день выехала в Питер.

Перед поездкой я просмотрела всю базу Питера и области, и нашла ещё одну малышку — Машеньку. У Маши диагноз – гепатит С. Главврачи обоих домов ребенка устроили мне экзамен, и оба раза я прочитала им маленькую лекцию, доказав свою готовность к диагнозам малышек.

Опека Лианы (МО «Финляндский округ»), в первый раз приняв меня очень настороженно, в дальнейшем во всем помогала и шла навстречу, очень быстро сделали постановление, и в конце ноября я привезла Лиану домой. А вот опека Маши (г. Всеволожск) показала себя с другой стороны. Сначала мы пытались договориться, были готовы переделать документы, довезти дополнительные. Наша опека тоже была готова нам в этом помочь. Но, когда стало понятно, что они только затягивают процесс (а это было накануне новогодних праздников), мы позвонили и предложили им на выбор – либо они делают нам постановление или пишут отказ, либо мы прямо завтра выезжаем во Всеволожск и идем в прокуратуру писать жалобу. В этот же день в 6 часов вечера раздается звонок: «Постановление подписано, можете приезжать». И через пару часов я уже была на пути в Питер. На следующий день, 25 декабря, Маша тоже была дома.

Вот так у нас появилась вторая пара «двойняшек». У младших девочек разница два месяца, они ведут себя как настоящие двойняшки – копируют друг друга, везде и всегда вместе, даже спать хотят в одной кровати. Младшенькая Маша отстает в развитии, но ей есть на кого равняться, и мы каждый день отмечаем ее новые успехи. Лиана очень боевая и развитая девочка. Тут хочется сказать отдельное спасибо персоналу 16-го Дома ребенка в Санкт-Петербурге. Лиана выгодно отличается от других приемных деток. У неё тоже есть «системные» привычки, но при этом она развита как обычный домашний ребёнок, поэтому с ней гораздо легче преодолевать адаптацию.

Старшие дети были очень счастливы появлению малышек, они даже ругаются за право катать большую двойняшковую коляску, покормить или помочь мне переодеть малышек. Так что забот у меня почти не прибавилось.

Ivanova4

 

О том, что хочется увеличить семью

Мы очень хотим взять еще несколько ребят. У нас есть силы, желание и возможности, жилищные условия и наш доход тоже позволяют сделать это. Но согласно закону (п. 3 Правил создания приемной семьи, утв. Постановлением Правительства РФ № 423), мы, к нашему большому сожалению, не можем иметь больше восьми детей. И все-таки мы надеемся, что наша семья в скором времени еще немного подрастет, ведь дети – это счастье!

Ivanova2

 

 

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *