Анна Черкашина из Адыгеи приняла в свою семью пять девочек, при этом у нее есть двое собственных дочек. Сейчас это сплоченная семья, дети учатся в музыкальной школе, а еще у них есть прекрасная традиция домашних спектаклей.

Адыгея приемная семья

«Она привыкла и не хотела возвращаться в детдом»

История нашей семьи началась лет 20 назад. Отчасти она была связана с газетой «Семья», которая печатала рассказы о семьях, о семейных детских домах. Тогда я впервые задумалась о помощи сиротам. Однако возможностей для этого не было, потому что мы жили с мужем и дочкой на очень небольшой жилплощади с дровяной печкой. Вернулась я к мыслям об этом уже через 10 лет. Тогда у меня уже было две дочери, и я была в разводе, достраивала новый дом. Наша республиканская газета «Советская Адыгея» с 2003 года начала рубрику «В поисках семейного очага», где печатались истории сирот.

В моих первых шагах мне помогла одна семья из нашего города, с которой я познакомилась через эту рубрику. Пообщавшись с ними, я стала заниматься волонтерством и параллельно оформляла документы на опеку. Сначала я настраивалась на ребенка 5-6 лет, но получилось иначе.

Среди детей, которых я брала на гостевой режим, была девочка Аня (11 лет), которая очень подружилась с моей дочкой Полиной. В определенный момент я увидела, что она уже привыкла у нас и совсем не хочет возвращаться в детский дом. Тогда я решила ее оставить. Это было в начале марта 2007 года. Одновременно с Аней я взяла и ее сестру Ванессу (6 лет). В тот момент не было школ приемных родителей и было очень мало специализированной литературы. Я была успешным преподавателем в школе, а со своими детьми проблем у меня никогда не было, поэтому, когда я брала девочек, я была уверена, что все будет прекрасно. Но ошибалась, потому что началась пресловутая адаптация, которая наиболее сильно проявилась с Ванессой.

Сложности адаптации с Ванессой продолжались, с перерывами, около трех лет: платье не такое, сахар не сладкий, соль не соленая, и при этом капризное выражение лица и истерики. Я очень долго не могла понять, что же ребенку надо. Мама говорила мне, чтобы я не мучилась и отдала Ванессу обратно, но я не могла этого сделать.

02, апрель 2012. новая семья

Семья Черкашиных

Пытаясь найти различные способы улучшить обстановку в доме, я взяла подружку Ванессы Ангелину. Потом я поняла, что это было неверным шагом. Дело в том, что у Ангелины и Ванессы очень разные характеры. Ванесса пыталась командовать, Геля не слушалась. Появились проблемы ревности к маме, борьба за внимание. Потом девочки вместе пошли в школу, но если Ванессу я успела подготовить в 1-й класс, то у Гели началась серьезные проблемы, и нам приходилось очень много времени уделять учебе.

Позже, когда мне в 2010 году удалось окончить Школу приемных родителей, я лучше поняла все проблемы, через которые мне пришлось пройти с приемными детьми. Их реакции часто противоположны тому, что мы, как педагоги, ожидаем от обычных детей. Потом к нам пришли журналы «Родные люди» и «Дети дома», которые мы все читали взахлеб. И, конечно же, много полезной информации я стала получать из интернета. Было очень важно понять, что ты не один, что вокруг тебя много людей, которые преодолевают те же проблемы, что на возникшие вопросы есть ответы, что все не так тяжко, как кажется.

«Наташа и Гуля сразу влились в нашу семью»

Вообще, у нас в Адыгее, благодаря нашей газете с рубрикой «В поисках семейного очага», детей-сирот почти нет: в доме малютки человек 20, в детском доме и интернате почти столько же. В основном это или тяжелые инвалиды, или отказники. Мне же хотелось взять еще детей. Но по разным бюрократическим причинам сделать этого в Адыгее мне не удалось. Поэтому еще двоих детей я взяла в Уссурийском детском доме, во время поездки во Владивосток: Наташу и Гулю, которым тогда было 7 и 9 лет. Теперь у нас в семье две Ангелины.

Надо сказать, что в Уссурийске психолог готовила детей для передачи в семью. Еще до моего приезда мы переписывались с ними, я присылала им фотографии моих девочек, они знали, когда я приеду, и как это будет.

Но когда я туда приехала, «проснулись» бабушка и дедушка, которые стали собирать документы на опеку и заявили, что никому их не отдадут, хотя до этого в течение трех лет жизни детей в детдоме они практически не уделяли им внимания. Но после того, как с ними поработали органы опеки и психологи, бабушка дала согласие на то, чтобы я забрала Наташу и Гулю. Сейчас мы регулярно пишем им письма, посылаем фотографии, а в ответ бабушка один раз прислала открытку и пару раз звонила.

26.учимся плавать

Наташа и Гуля оказались очень хорошими детками: Они сразу влились в семью и, как таковой, адаптации у них не было. Мне самой после того, как я прошла Школу приемных родителей и прочитала много специализированной литературы, было интересно, как же теперь пройдет весь процесс «вживания» детей в семью на фоне полученных мною знаний. Теперь мне проще было анализировать их реакции.

Сейчас у нас хороший большой дом, дети учатся не только в обычной школе, но и в музыкальной. У нас в семье есть давняя традиция семейных спектаклей, концертов. Одно представление мы делаем зимой, к моему дню рождения. А самый большой спектакль – летом. Все происходит по-настоящему: с занавесом, сценарием, декорациями, костюмами и зрителями. Спектакли эти очень детей сплачивают и помогают проводить время с пользой.

Материалы по теме:
Инструкции по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *