Москвичи Надежда и Андрей Демочкины — обычные люди, каких в России десятки миллионов. Сами про себя они говорят: семья со средним доходом, в которой муж работает на госслужбе, а жена сидит с детьми. При этом Демочкины взяли из лобненского дома ребенка двоих детей. И несмотря на первоначальные трудности, им удалось создать счастливую полноценную семью: «задержка в развитии» ушла сама собой, дети поют, рисуют и развиваются как им и положено. А годовщина создания новой полной семьи будет совсем скоро — 25 мая.

Истории усыновления

Найти ребенка помогли волонтеры

«У нас не получалось родить своих детей … Мы долгое время просто не задумывались об этом из-за работы и семейных сложностей. Но потом, когда в полной мере осознали проблему, не стали тратиться на врачей и решили взять детей из детдома. В начале хотели принять одного ребенка, но потом получилось, что взяли двоих», — рассказывает Надежда.

«Мы сделали ремонт в квартире, прошли Школу приемных родителей, а через нее вышли на фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Через сайт opekaweb.ru пытались выбрать себе детей, но их было так много, что я не знала, как выбирать. Тогда я попросилась с волонтерами в дом ребенка, когда там была видеосъемка, и мне удалось пообщаться с большим количеством детей.

Когда я познакомилась с одними братиком и сестричкой, то поняла, что они мои», — вспоминает Надежда.

Вызывали некоторое беспокойство и тяжелые диагнозы детей, один из которых, гепатит C. Но изучив информацию в интернете и пообщавшись на тематическом форуме с другими приемными родителями (mdr7.ru) мы успокоились и устранили свою безграмотность за один вечер.

Детям нужны родители — это заложено природой

«Я не боялась, что дети не смогут нас принять. Еще в ШПР нам объяснили, что это невозможно, что ребенку нужны родители, это заложено природой. Первое время они не называли нас мамой и папой, потому что Юра еще помнил кровных родителей, старшего братика и бабушку, а Оля вообще не говорила. Но природа берет свое, и теперь мы для них мама и папа, хотя мы и поддерживаем память о кровной семье», — говорит Демочкина.

По ее словам, первые дни вместе прошли сложно. Проблема заключалась отчасти в том настрое, который создали сотрудники дома ребенка. Они говорили детям: «Скоро вы поедете к маме и папе». «Но Юра при изъятии из кровной семьи был уже большой, ему было полтора года и он помнил своих родителей. Пусть редко, но их даже посещала бабушка, давала им говорить по телефону с мамой.

Мы приехали домой, и первый вопрос ребенка был: «А где же мои мама с папой?»

И это при том, что ребенок хотел ехать именно с нами. Уже в доме ребенка он очень старались нам понравиться, говорил сверстникам, что это к нему приехали Надя и папа. Они почти не умели разговаривать, но Юра однажды на своем диалекте рассказал мне, что семья – это бабушка, Вова, мама, папа и Оля», — делится Надежда.

Она говорит, что самым сложным был сон. Как только дети засыпали, их кроватки катались по комнате оттого, что они раскачивались во сне, родители сразу это назвали «игра в собачки». Если кровать подъезжала к стене, ребенок мог биться головой о кровать. Особенно это было тяжело первый месяц.

08

Удивительно похожи с папой

Помимо того, что приемные родители укачивали Юру и Олю на руках, Надежда сидела рядом и гладила их всю ночь.

В помощь при укладывании пришло пение самых простых русских народных песен, они могли часами слушать и успокаивались. Им также сложно было отойти от прежнего режима. Даже если Юра спал всего два часа, то он просыпался ровно в семь, как в доме ребенка. Он спал почти с открытыми глазами и был просто комком нервов.

«Очень тяжело было первые три месяца, дети даже играть в простые игры не умели, спасением были книги и сказки, которые их очень заинтересовали сразу», — признается Надежда. Из невротических реакций было многое: раскачивание, недержание, покусывания, жевание, помаргивания, а Олю вообще не на секунду нельзя было оставить без присмотра, потому что в нос и уши она запихивала все палочки, кусочки, бумажки и каждый вечер перед сном мама с пинцетом осматривала ей нос и ушки. Зато почти сразу паническая боязнь воды переросла в настоящую любовь к купанию и водным процедурам. Несмотря ни на что дети сразу были очень ласковые, Юрушка, как котенок ластится постоянно, Оля немного посдержанней в проявлении чувств, но она просто больше проявляется в моменты тет-а-тет», — рассказывает приемная мама.

Помог логопед-дефектолог

Но Демочкиным повезло найти очень хорошего специалиста логопеда-дефектолога и буквально после первого месяца занятий дети преобразились: стала понятна речь, резко увеличился словарный запас, активно началось правильное выстроение детско-родительских отношений, например, как просить прощения, как выражать эмоции и другие казалось бы элементарные навыки. И незаметно задержка развития куда-то исчезла. Сейчас по диагнозам регулярные анализы показывают полное отсутствие активности болезни.

Надежда с радостью рассказывает, что у детей проснулись таланты. У них обоих практически абсолютный слух. Юра постоянно музицирует, играет на разных инструментах и даже есть песня которую он сам придумал, играет её на любом инструменте и поет. В занятиях он очень старательный, педантичный и аккуратный, очень хорошо рисует. Оля любит петь, у неё явные способности к математике и геометрии, любит рисовать и лепить, у неё особенный творческий подход ко всему.

«Мы так же посещаем два раза в неделю по одному часу группу раннего развития в детском саду, дети уже знают, что детский сад — это не детский дом, а сперва страх был просто панический. И вот спустя почти год дети окрепли, наросли мышцы и начали стремительно расти перескакивая по два размера. Теперь сталкиваемся с обычными заботами и проблемами всех родителей», — с радостью отмечает Надежда.

Бабушка Юры и Оли пока никак не пыталась с ними связаться, но Демочкины готовы проявить инициативу в этом вопросе. «Чем раньше эту тему проработать, тем спокойнее будет наша совместная жизнь с детьми. Естественно, мы подготовимся к этому событию с помощью психологов из благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», — говорит Надежда.

День рождения мамы

День рождения мамы

«А еще мы ждем третьего малыша! – с радостью заявляет Демочкина. — Начали собирать документы и планируем взять ребенка с неполным статусом в надежде на восстановление кровной мамы. Это будет для нас новый опыт, и очень надеемся на поддержку психологов. Огромное количество сохранных умственно и физически детей в этих учреждениях живут там всю жизнь с неполным статусом, и их кандидаты в приемные родители не рассматривают в страхе, что вот-вот кровные родители восстановятся в правах. Случаи восстановления единичны, а если и происходят, то с огромной помощью благотворительных фондов, самостоятельно людям восстановить свои силы после таких жизненных крушений просто невозможно».

«Мы обычная семья со средним доходом, с покосившимся домиком на даче, я работаю на госслужбе, жена сейчас не работает, но перевела свою профессию дизайнера в ранг хобби. Все наши старые первоначальные мотивы для такого шага уже трансформировались в нечто большее, чем просто «хотим ребенка». Окунувшись в тему российского сиротства нельзя остаться равнодушным, дети в домах ребенка, детских домах и интернатах немыслимо страдают от одиночества и ненужности. Детей нужно сперва просто любить, а потом уже заботиться, государству это, увы, не по силам, ведь для этого нужны всего лишь родители.» — заключает глава семейства Андрей.

Материалы по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *