Что делать, если ваша малолетняя дочь беременна? Многие и сегодня боятся порицания общества, соседей, родственников. Как часто бывает в таких случаях, бабушка усыновляет внука. Но правильно ли это, и что будет потом, когда дочь и внук подрастут? На эти непростые вопросы в своей статье отвечает наш эксперт Алексей Рудов.

Бабушки усыновители не справляются с детьми внуками

Письмо

«Подскажите, как быстро усыновить внука? Я как мать должна защитить двух детей. Дочь 15 лет должна закончить школу 9 — 11 классы, вуз, иметь будущее. У нее еще все впереди: семья, дети. Ребенок, который родится, тоже должен иметь будущее. У него будет отец и мать.

Не хочется огласки по этому поводу, любая утечка информации трагична для дочери. Сейчас родственники знают, что беременна я». Людмила.

Одно короткое письмо, вроде бы логичное, полное добрых посылов. Закон тоже прямо такое усыновление не запрещает, и видится оно как всеобщее благо.

Тайну не убережешь

Первым делом ребенка нужно забрать из роддома. Маме не исполнилось 16 лет, и сама она родительские права ещё исполнять не может. Взять и переписать ребенка на бабушку как на маму нельзя, — это уголовное преступление (незаконное усыновление). Тогда ребенок точно лишится и мамы, и бабушки. На усыновление, даже по самому срочному сценарию, потребуется месяц, столько держать маму с ребенком в роддоме не будут. Значит, придется сначала оформить опеку, а затем усыновлять.

Никакой тайны при установлении опеки нет и быть не может. При усыновлении тайна существует, но тоже возникает не с момента пожелания будущего усыновителя, а только после вынесения решения судом об усыновлении.

Стоит учесть, что пока идет сбор документов, прохождение инстанций, суд, обновление документов на ребенка, причем всё это нужно проделать в районе своего жительства, а не где удобней (!), в курсе будут, как минимум, около 40 человек.

И старые данные тоже не испаряются — прежняя актовая запись о родителях ребенка в загсе сохраняется. Она не вымарывается, просто к ней добавляется новая. В таком виде эта информация хранится сначала в отделе загса, затем передаётся в архив. Какая уж тут тайна, простите, но как говорил один несимпатичный исторический персонаж: «Что знают двое, то знает и свинья». К данному случаю подходит как нельзя лучше.

Как-то обсуждая такой случай на интернет-конференции, усыновители резонно заметили: «А как вообще это возможно скрыть? В классе наверняка знают, ну уж подружки-то наверняка! Дальше, и в соседние классы информация просочится … А уж как учителя-то любят поговорить об интересном и необычном! Ох, даже не хочу себе представлять, как молниеносно у нас слухи расползаются».

При таком числе осведомленных надеяться на отсутствие утечек информации абсурдно. Да, похоже, при современной процедуре сохранять тайну будет сложно. С этим видимо помочь не удастся, не уезжать же в эмиграцию …

Есть ли у лжи хорошее будущее?

Хорошо, допустим, бабушка происходит из семьи потомственных подпольщиков и ей удастся поменять место работы и жительства, дочери школу, наладить там отношения. Все бумаги сожжены, свидетели ликвидированы, а всем знакомым и родственникам предложена красивая, тщательно проработанная легенда.

Теперь нужно понять, какое и как построить ребенку будущее. Человеческая психика устроена так, что когда все участники события рядом «забыть со временем» никак не получится. Наоборот, со временем «мозоль» трет всё больнее, встаёт вопрос, что делать с повзрослевшей матерью и ребенком.

Конечно, от ребенка можно попытаться скрыть его происхождение, но как показывает опыт, чем старше становится ребенок, и чем больше взрослеет его мать, тем меньше остаётся надежд на то, что всё останется шито-крыто.

Дети растут и превращаются в людей взрослых, способных задавать неудобные вопросы, анализировать ответы и поведение отвечающих. Уже 5-летние дети способны некоторыми вопросами поставить родителей в тупик, а уж подростки…

А что будет чувствовать бывшая мать, вдруг ставшая сестрой своему ребенку? Сможет ли она, повзрослев, и воспитывая других детей, не думать об этом ребенке? Как мать и дочь будут смотреть друг другу и ребенку в глаза? Что неудавшаяся мать будет испытывать по отношению к своей матери? Благодарность? Стыд ненависть, ревность?.. Боюсь, что всё сразу.

Пройдет время, и у матери может поменяться мнение о благости такой помощи. Никто ей не мешает рассказать всё сыну и начать противостоять своей матери, которая практически отняла ребенка у мамы, пользуясь своим авторитетом. Или бабушка на 100% уверена, что ее дочери ребенок никогда не понадобится? Вполне возможно, что именно мать потом всем и сообщит об усыновлении, и еще станет настаивать на отмене усыновления. Может объявиться отец ребенка или его родители, которым со временем захочется видеть внука.

Со временем усыновительнице и самой с собой тоже будет становиться всё сложней и сложней. Чем старше ребенок, чем независимей мать, тем сложнее с ними общаться. Каждая встреча с матерью, будет отдаваться болью воспоминаний: не сболтнуть, не дать повода, спокойно реагировать на вопросы ребенка. Эдакие «17 мгновений весны».

Ребенок пришел из школы мрачный, что случилось, двойка или сказали? Почему хамит? О чем это говорит сосед с ребенком? Зачем дочь напрашивается на разговор? О чем она будет молчать при встрече? Кто это рядом с ней идет, — новый ухажер или старый — а вдруг это отец ребенка?

Проблемы не только в общении! Если бабушка для внука станет матерью, тогда для своей дочери кем? А что будет с наследственными правами, кто за кем будет наследовать? Удочерив внука, ей всем придется врать и дочь заставлять — о какой морали тут рассуждать? Много, слишком много сложных вопросов.

Для чего же реально бабушка хочет усыновить?

Надеюсь, что, действует на эмоциях, не вдумываясь. Больно ей, обидно, за себя стыдно – не смогла, не уберегла, сама оказалась неважной матерью. А так усыновит и, вроде как, ничего и не было, сама за всё ответит. Заодно можно и дочь так «наказать», лишив её прав на ребенка, и полностью контролировать ситуацию.

Получатся, что на деле, всеобщее благо быстро превращается в тугой комок проблем. Как минимум ложь во спасение длинною в жизнь, ценой двух других судеб.

Очевидно, что решить проблему таким образом невозможно, это временная «заплатка» на расползающемся платье. Зачем загонять себя в угол?

Что делать, если дочь беременна

Прежде всего, бабушке нужно принять ситуацию как есть, и понять, что бумагами изменить фактическую ситуацию не удастся, важно помочь своей дочери-маме сохранить достоинство и душевное равновесие.

«Позор» — дело временное. Через несколько лет мама ребенка повзрослеет, и не будет видно, что она слишком молода. Да и кого это, по большому счету, будет интересовать? Она — не первая, и не последняя. А сейчас, пока ещё ребенок не родился, сделать следующее:

Не паниковать и посоветоваться с психологом, как обсуждать с родственниками и знакомыми вопрос появления ребенка, не накручивая одну ложь на другую, и начать готовить бумаги, требуемые для оформления временной опеки.

И конечно, бабушке важно поговорить с дочерью, не топча при этом её личность, обсудить с ней, как изменятся их отношения, и чем она сможет ей помочь. Помочь не только материально и с уходом за ребенком, а научить, подсказать, показать как стать настоящей мамой – на своем примере.

Материалы по теме:

1 коммент. к записи “Почему не стоит усыновлять собственных внуков

  1. а я вот в такой же ситуации.. не хочу и не могу принять будущего ребенка дочери. мне 36.. дочери 16.. я не хочу им помогать( не хочу содержать( я не люблю этого ребенка заранее..

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *