Герман Пятов, координатор команды помощи сиротам Murzik.Ru, — человек, известный не только в некоммерческом секторе, но и далеко за его пределами. Он начал помогать сиротам в момент августовского дефолта 1998 года, когда многие думали прежде всего о том, как помочь себе. О том, как спасал детей от голода, а также о своем отношении к международному усыновлению Герман Пятов рассказал корреспонденту портала «Измени одну жизнь».

Герман Пятов. Фото с сайта svobodanews.ru

Почему вы решили начать проект помощи детдомам?

Началось всё в 1998 году, сразу после кризиса, хотя желание помочь появилось раньше: где-то в начале девяностых у меня была идея устроить небольшой праздник на Новый Год для детдомовских детей. Несколько лет идея благополучно пребывала в нежном статусе мечты. Пока не наступил «час икс». Парадокс состоял в том, что час этот наступил в момент кризиса 1998 года, когда всей стране было явно не до благотворительности. Все вы помните толпы возле банков, очереди за макаронами на продовольственных рынках, ожидание гражданской войны, всеобщее ощущение полной неопределенности. Понятное дело, что до детдомовцев в этот момент просто никому дела не было. У всех хватало собственных проблем. И у меня в том числе.

Как раз занимаясь этими проблемами, я попал в город Рыбинск (Ярославская область). Город, очень милый и спокойный, правда, небогатый. Особенно меня удивили низкие цены в кафе и множество разрушенных и полуразрушенных зданий в центре города. Стало понятно, что проблемы в Рыбинске были и до кризиса. В итоге я для себя решил, что Рыбинск, как никто другой, нуждается в благотворительности и благотворителях. К этому времени я совершенно четко понимал следующее: я не буду действовать через какие-либо благотворительные фонды. Все необходимое буду закупать сам, и отдавать лично в руки. Скорее всего, закупаться будут не новогодние подарки, игрушки и сладости, а более насущные вещи: одежда, обувь. Я никому не буду об этом сообщать, всё сделаю сам. Дальнейшее развитие событий внесло некоторые коррективы — сохранить всё в тайне не получилось. Сначала я оказал помощь одному из детских домов Рыбинска, а спустя пару месяцев привез туда зимнюю обувь для 85 детей-сирот.

Однажды я вышел на директора 72 детского дома Нину Корнюшкину. В тот момент ситуация была такова, что детям практически нечего было есть. Из-за кризиса была задолженность по оплате продуктов питания, и машина, посланная за ними на продовольственную базу, вернулась пустой. Я такого расклада не ожидал. Оказывать продовольственную помощь в мои планы не входило, т. к. этот вид помощи практически нельзя контролировать. Продовольствие – ликвидный товар, его можно легко перепродать «налево», и в то же время невозможно проверить, куда оно ушло – в детдомом или в другое место. Еду должно закупать государство. Несмотря на все эти соображения, я в порядке «скорой помощи» передал на питание этим детям некоторую сумму. Конечно, невозможно кормить 85 детей все время, но на неделю в кризисной ситуации им бы, по тогдашнему курсу, наверное, хватило. Директору я тогда сказал, что снабжать их продовольствием я не собираюсь, и что меня больше интересуют их потребности в бытовых товарах. Где-то месяц спустя, когда я вернулся из Африки, я связался с Ниной Корнюшкиной и получил данные по размерам обуви. И вскоре из Москвы привез 7 больших коробок с зимними ботинками. Таких историй было много.

Кто вам помогает? Кто приходит в качестве волонтеров?

За годы, прошедшие со времени первой моей поездки с грузом помощи в детский дом, вся эта деятельность сильно разрослась. Сейчас в проекте Murzik.Ru участвует более тысячи человек. Приходят самые разные люди — от студентов до пенсионеров, от художников до милиционеров. Экстремально богатых нет, но основной костяк составляют представители среднего класса.

Можете провести сравнение в материальном, социальном положении сирот в Москве и в регионах?

Материальное положение воспитанников московских и региональных детских домов, конечно, сильно отличается. Однако и в регионах сироты не бедствуют уже давно. Разница в материальном положении московских и региональных детских домов начинается с разницы в бюджетном финансировании: в Москве к федеральным деньгам добавляются немаленькие городские, и в совокупности получаются серьезные суммы. В столице на содержание сироты тратится более 80 тысяч рублей в месяц. Прикиньте, можете вы на своего ребенка столько тратить? В регионах это примерно 32 тысячи рублей в месяц — тоже серьезная цифра. Если бы часть этих денег не разворовывалась, то сироты были бы в шоколаде. Но даже при существующем уровне воровства они не бедствуют.

Как вы относитесь к такому виду семейного устройства, как патронат?

Я в высшей степени положительно отношусь ко всем формам семейного устройства детей-сирот, и готов всеми своими ресурсами поддерживать это направление. Материальные проблемы сирот и сиротских учреждений мы решили, но вот проблемы воспитания, профориентации, трудовой адаптации, социализации — в этой области государство пальцем о палец не ударило. Между тем, в нормальной семье это решается достаточно просто и эффективно. Поэтому нужно отдавать сирот в нормальные семьи.

В последние пару лет произошло несколько скандалов с иностранными родителями, усыновившими детей из России. Как вы считаете, необходимо ужесточить правила усыновления детей иностранцами? Как вообще быть с этой ситуацией?

Это не в последнюю пару лет, это уж лет пятнадцать, просто позабывалось. В лихие 90-е в этой сфере творился такой бардак, что даже слухи о вывозе детей на органы не являются вымыслом. Я лично ничего бы не имел против международного усыновления, но хотелось бы, чтобы в процессе усыновления не фигурировали пятизначные суммы в долларах в обмен на ребенка. Потому что там, где есть давление денег, там всегда криминал: усыновление 5-летней российской девочки-сироты американским педофилом, избиения и гибель других российских сирот приемными родителями.

Несколько лет назад на съёмках передачи «Пусть говорят» я задал вопрос представителю Минобрнауки Алине Левитской: «Сколько вы получаете за предоставление аккредитации агентствам по международному усыновлению?» Этот вопрос был вырезан, а меня перестали приглашать на ток-шоу. Я считаю, что международное усыновление нужно запретить, потому что это торговля российскими сиротами. Много лет я поднимал эту тему в разных СМИ. Приводил массу фактов, массу примеров. Несмотря на многочисленные скандалы, связанные с этой темой, несмотря на гибель усыновлённых детей, ничего не менялось. У индустрии международного усыновления есть сильное лобби. Потому что только американский рынок усыновления — это миллиарды долларов. Лоббисты умеют давить на чувствительные точки общественного сознания, спекулируя на жалости к детям, и создавая легенды о якобы спасительной миссии агентств по международному усыновлению.

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *