19 июня Госдума планировала в первом чтении рассмотреть законопроект, вводящий социальный патронат для неблагополучных семей. Этот документ, по мнению его составителей, сократит количество случаев лишения родительских прав. Оппоненты видят в новом законодательном акте угрозу семье. Пока они могут вздохнуть свободно: прямо накануне первого чтения, 18 июня, Совет Государственной Думы решил перенести рассмотрение законопроекта.

Госдума обсудила социальный патронат

Cоциальный патронат обсудили в Госдуме

Обсуждение документа идет еще с весны — на рассмотрение профильных комитетов законопроект № 42197-6 вынесли 23 марта 2012 г. Называется он «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства».

Принятие поправок вводит в России систему социального патроната семей со стороны государства, причем чиновники таком случае получат чрезвычайно широкие полномочия для вторжения в семью и принятия решений о воспитании, содержании и судьбе детей.

Закон определяет социальный патронат так: это «форма осуществляемой органом опеки и попечительства индивидуальной профилактической работы, направленной на предотвращение утраты родительского попечения путем оказания семье, находящейся в социально опасном положении, социально-педагогической, медико-психологической помощи, помощи в воспитании, развитии, реализации и защите прав несовершеннолетнего».

Идеология нового закона

Цель поправок и нового законопроекта определены как «предотвращение утраты родительского попечения». Семье, находящейся в социально опасном положении, обещана различная помощь. Формально, по тексту, законопроект предполагает лишь введение новых форм индивидуальной профилактической работы с ребенком и его родителями и вносит ряд изменений в нормы действующего законодательства, касающихся социальной сферы. Однако многие его положения влекут за собой весьма неоднозначные последствия.

В настоящий момент, до вступления в действие обсуждаемых ныне поправок, по закону под социальный патронат могут попасть семьи, «находящиеся в социально опасном положении». Действующее законодательство считает такой семьёй (см.Закон N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних») ту, «где родители или иные законные представители несовершеннолетних не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними».

Многие эксперты и родители отмечали, что «исполнение обязанностей» и «жестокое обращение» можно толковать достаточно широко, что уже дает почву для ошибок и злоупотреблений. Но теперь ситуация становится совершенно неопределенной. В новом законопроекте «семьёй в социально опасном положении» будет считаться и та, где родители «создают своими действиями (бездействием) условия, препятствующие нормальному воспитанию и развитию» детей.

Практически любая семья может быть сочтена препятствующей «нормальному развитию детей», если такую норму каждый чиновник станет трактовать на свой лад. Кроме того, в проекте закона прямо сказано, что он как раз и рассчитан на те семьи, где «отсутствуют достаточные основания для ограничения или лишения родителей (одного из них) родительских прав», то есть, на такие, которые ранее считались вполне благополучными.

Таким образом, возникает возможность признания практически любой семьи «семьей, находящейся в социально опасном положении» и навязывании ей «помощи», которая может совершенно прямо и непосредственно привести к изъятию детей из семьи.

Это положение дел, как будто бы, должен смягчить пункт законопроекта, говорящий о «добровольности принятия социального патроната». Родителям будет предложено подписать акт об установлении его, и поначалу кажется, что это — добровольное действие. Требуется письменное заявление со стороны родителей, и даже — письменное заявление самого ребёнка.

Нужно отметить, что, во-первых, достаточно странно само правовое положение, при котором ребенок в возрасте 15 лет, 11 месяцев и 28 дней не считается способным управлять своим сексуальным поведением, а ребенок в возрасте 10 лет признается способным выносить решение об установлении патроната над своей семьей.

Во-вторых, хотя в пояснительной записке к законопроекту Комитет по вопросам семьи, женщин и детей, возглавляемый Еленой Мизулиной, отмечает: «В связи с тем, что социальный патронат представляет собой определенное вмешательство в семью, его осуществление будет возможно только с согласия родителей», законопроект предусматривает и иной механизм введения патроната – по решению суда. В этом случае отказ родителей подписать акт об установлении патроната будет автоматически означать лишение (или ограничение) родительских прав.

Практика закона

После принятия решения об установлении патроната происходит следующее:

Проводится обследование «условий жизни, воспитания и развития несовершеннолетнего». Оно должно выявить основные причины «семейного и детского неблагополучия» и наличие у семьи «ресурсов и способности для осуществления позитивных изменений в функционировании семьи». Если у семьи будут обнаружены «ресурсы», у нее есть перспектива, если же нет – изъятие детей становится практически неизбежным.

На основании обследования составляется план социального патроната, который составляют органы опеки, и согласование его с родителями не требуется. Если родителей уговорили или вынудили подписать акт об установлении патроната, контролеры от государства имеют право навязать им любые действия, которые сочтут нужными.

План «включает мероприятия, направленные на обеспечение надлежащих условий жизни, воспитания и развития несовершеннолетнего в семье, безопасности несовершеннолетнего, ухода за несовершеннолетним, оказание социально-педагогической, медико-психологической помощи семье, помощи родителям или иным законным представителям несовершеннолетнего в его воспитании и обучении, а также иные мероприятия». В первую очередь, следовать плану должны родители, в сопроводительной записке к закону это формулируется как задача восстановления «способности семьи к безопасному воспитанию ребенка, взаимодействию с социальным окружением»

В пояснительной записке приводится довольно длинный список видов помощи, начиная с социально-психологической диагностики родителей и других членов семьи и кончая материальной помощью в критической ситуации. Главное место, однако. занимает консультирование: родителям расскажут, как им жить. Что касается материальной помощи, то она фактически отсутствует. Финансово-экономическое обоснование законопроекта предусматривает лишь две статьи расходов – зарплату работника патроната и его транспортные издержки. Никаких сумм в поддержку семей в действительности не планируется.

Причем, предполагается тратить каждый год более 730 млн. рублей на зарплату сотрудников органов опеки и попечительства, надзирающих за семьями.

Обращает на себя внимание, что «в случае неустранения обстоятельств, явившихся основанием для установления социального патроната, по завершении установленного срока его осуществления и возникновения соответствующих оснований орган опеки и попечительства будет обязан предъявить иск о лишении родителей (одного из них) родительских прав либо об ограничении их в родительских правах». Этот же абзац – слово в слово – присутствует и в пояснительной записке.

Иначе говоря, в случае провала социального патроната органы опеки не только не несут никакой ответственности, — они обязаны (!) изъять ребёнка из семьи. Вне зависимости от желаний и мнений органов опеки закон предписывает сделать это.

Критика законопроекта

Основная волна публичной критики законопроекта идет со стороны противников введения в России норм ювенальной юстиции.

Например, петербургская группа родителей-активистов, выступающих против законопроекта, формулируют основные опасности так:

  • Соцпатронат — это форма контроля за «неблагополучной» семьей. Но «резиновые» правовые нормы позволят чиновникам счесть любую семью подлежащей патронату.
  • Если семья откажется от патроната, ее можно будет принудить к нему решением суда.
  • Закон позволяет регионам придумать дополнительные основания для установления «социального патроната» над семьей.
  • Закон создает условия для проявления коррупции со стороны чиновников органов опеки.
  • Вместо помощи семьям, проект предлагает тратить каждый год более 730 млн. рублей на зарплату госслужащих, надзирающих за семьями.

«Необходимо остановить этот вредный для семьи законопроект общими действиями», — призывает эта группа и планирует проведение пикета с целью оповещения родительской общественности Петербурга о законопроекте и мерах пресечения беспредела чиновников.

Сопредседатель Санкт-Петербургского Городского родительского комитета Михаил Богданов в интервью «Росбалту»высказался так: «Подразумевается также запрет на любые воспитательные меры со стороны родителей, поощряется максимальное «стукачество» ребенка на родителей, причем если ребенку больше 10 лет, то принудительная соцопека устанавливается независимо от желания родителей — достаточно одной жалобы ребенка. Снять такую опеку можно только по суду. Кроме того, вводится презумпция виновности родителей. Если они отказываются впускать соцработника в свою семью, то решение о принудительной опеке также принимается через суд. Но самое опасное — абсолютная неподконтрольность чиновника фактически никому, кроме определенных лиц в правительстве».

Финский правозащитник, председатель Антифашистского комитета Финляндии, профессор университета Хельсинки Йохан Бекман, являющийся критиком подобного закона, введенного в Финляндии, высказал мнение, что «В целом— это угроза существования семьи как ячейки общества, понятий супружества, детства как такового. В Финляндии, где очень сильна ювенальная юстиция, изъяты из семей более 17 тысяч детей».

«Законопроект оставляет для субъектов федерации возможность расширять список оснований для проведения «работы с семьёй». Это — просто ни в какие ворота, — пишет в своем блоге адвокат Антон Жаров, специализирующийся на вопросах опеки и усыновления. — То есть, сумасшедшие, например, новосибирские депутаты, «запретившие» гомосексуализм, могут завтра посчитать основанием для проведения «работы», скажем, короткую юбку у матери. Или то, что семья принадлежит не к «традиционной» религии. Или плохие отметки у ребенка. Всё, что угодно, ограничений нет. Это — по-настоящему опасно».

Материалы по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *