Блог Яны. Часть 3. Наш путь к ребенку. Встречи в ДР

2
1533
2

Фото — gelios-kids.ru

Читать все записи в блоге Яны.

23 июля 2018 г.

Необъяснимый страх подступил еще накануне вечером. Утром, находясь у дома ребенка, мы наблюдали, как молодые новоиспеченные родители несли к машине свою кроху, заливаясь слезами счастья… Ком подступил к горлу. Хороший знак?!

Нас встретила позитивная женщина-секретарь, сказала, что малыши завтракают. Пока обсудим юридический статус ребенка. Лишение прав было в мае. Ребенка никто не навещает. Изначально редко звонили, а потом перестали. Все понятно. Директор ДР в отпуске, примет нас врач. Это порадовало. Директор оставила в нас какой-то осадок, и общаться с ней не хотелось.

Врач подробно нам рассказала о здоровье малыша, начиная с рождения и до сегодняшнего дня. Я ее расспрашивала об обследованиях, лечении и прогнозах. Взглянула на меня с изумлением: «Вы — врач?» «Нет. Просто подготовилась». (Да, да, я вынесла урок из прошлой встречи). Она кивнула удовлетворенно. Сказала, что малыш с характером, будьте готовы, что может не захотеть общаться. Пошла за ребенком.

Ожидание казалось вечностью. Я достала игрушку и взяла с полки книжку. Принесли. Крошечка, большие глазки. Напряжен. Я заговорила с игрушкой, потом от лица игрушки обратилась к нему. Говорила все, что видела. Напряжение начало спадать.

Застеснялся. Я взяла его за пальчик и продолжила разговор. Протеста не выразил. Позвала на ручки. Улыбнулся, стеснительно отвел глазки. Взяла. Легкий. Пахнет вкусно. (Что там говорили о чужом запахе?). Прислонился головой к моей щеке. Я продолжала что-то говорить, а он — улыбаться. Врач осторожно так «он без памперса». Ничего страшного. Внутри у меня все трепетало, это МОЙ ребенок, все страхи ушли.

Подключился муж, потрогал маленькую ручку, малыш смутился, обнял меня крепче, схватил мужа за нос. Посмеялись все. Мы еще немного поговорили. Погладила его, поцеловала. Врач запереживала, что он может устать. Нехотя, я его отдала. Дала упаковку печенья, чтобы передали в группу (давать еду детям нельзя при встрече, только отдавать в группу в запечатанном виде, там на всех делят).

Мы спросили: «Когда мы можем его навещать?» Она сделала большие глаза: «Вы согласны? Вы понимаете ВСЕ диагнозы?»  Да. Конечно. Это — наш.

Нас отправили к секретарю, доктор понесла ребенка в группу. Зашли к секретарю. Подступали слезы, затрясло. Та понимающе улыбнулась. Спросила решение. Согласны. Она улыбнулась еще шире.

Попросили составить график посещения ребенка. Позвонили в центральную опеку. Специалист сказала, что усыновить его можно только через полгода после вступления решения суда в законную силу. Начала рассказывать мне о преимуществах опекунства.

Мне нужен этот ребенок. Мой ребенок. Я согласна. На все. Муж тоже. Написали несколько заявлений, было тяжело, потому что руки тряслись, а мозг вообще где-то гулял…

Распрощались с секретарем и врачом, как с родными. Поехали в РБД, потом в опеку. Снова написали заявления. Девочки в опеке порадовали. Молодые, улыбчивые, все подробно «разжевали», как и что. Отправят запрос, поступит дело малыша к ним, нас еще раз ознакомят со всеми документами, мы подпишем, вынесут решение, ребенок поедет домой. Обещали сделать все очень быстро.

По дороге домой голова была ясная. Все переживания как рукой сняло. Появились душевные силы. Заехала на работу, сообщила директору, чтобы искали мне замену. Счастливая поехала домой. Следующая встреча с малышом в среду…

25 июля 2018 г.

Приехали мы воодушевленные. Странное ощущение… Спокойно при входе в ДР. Теперь мы знаем, к кому идем. Смотрим на все как будто другими глазами.

В комнате для посещений, мы увидели нашего врача. Она беседовала с двумя цыганками. Нас попросили немного подождать, пока они уйдут. Цыганки подписали согласие и удалились.

Нам принесли малыша, мы попросились погулять с ним на площадке. На ручки ко мне он пошел очень охотно, заулыбался и прижался. Вышли на улицу, выбрали площадку. И я поставила его на землю, готовясь подхватить ребенка на тот случай, если он начнет падать. Нам ведь говорили, что ходит он не очень.

Сын резко побежал на качели, вернулся, взял меня за руку и настойчиво потащил качаться. Я немного обомлела. Готовилась-то я к тому, что мы будем учиться ходить, а он уже носится вовсю… За нами поставили присматривать воспитательницу — так положено. Мы играли минут 20, а потом услышали как он говорит «да», «не», «бух»… Речь есть! По словам врача, «предречевое развитие на 9 месяцев», т.е. гуление! Наш умничка)

На прогулку стали выводить группы. Воспитательница поставила одного ребенка вперед, остальные выстроились за ним паровозиком, взяли друг друга за кофты и пошли как утята… Сын отвлекся от игры, встал и пошел за ними… Вот он — «стадный» образ жизни…

Поймали ребенка около ограды и утащили к игрушкам. Заигрался и забыл про группу… Зашли в помещение, в комнату для встреч с ребенком. Играли, смеялись и обнимались. Долгожданное «Па!»… муж счастлив)

Время пролетело очень быстро. У нас был час, который давно вышел, но нас не торопили. Настало время обеда, сына увели в группу. Врач сказала, что в группу ребенок зашел «потерянный»… Мы немного поговорили с сотрудниками и отправились домой — готовиться к появлению ребенка в нашей жизни.

26 июля 2018 г.

К приезду сыночка все готово. Кроватка со всеми принадлежностями, коляска, игрушки, оборудовано место для игр, куплены смеси, пюрешки и прочее. С рекордной скоростью.

27 июля 2018 г.

Наше солнышко шагает по ступенькам с воспитательницей. Видит нас. Улыбается. Тянет ручки. Целуемся. Идем играть. Сегодня за нами уже никто не следит из сотрудников. Достаю мыльные пузыри. Сколько радости! Принесли игрушки. Покрутил. Поиграл. Но восторг вызвали зеркало, упаковка влажных салфеток и моя сумка.

Пошли гулять. Сумку прокатил по всей территории детской площадки. «Па» — это все. Будет папин сын! Воспитатели говорят «проснулась активность, после ваших посещений ребенка не узнать»… Как же хочется забрать его домой, но с документами тянут…

В понедельник поедем подписывать очередные бумажки. Потом будет постановление. И только потом сын окажется дома. Но как же им объяснить, что день без него это уже пытка, что я не могу ни спать, ни есть, думаю о нем и очень скучаю… Ощущение, что это я его там оставила. Абсурд конечно, но так…

Время пролетает с ним незаметно, вот ему уже пора на обед. Встреча окончена. Забирает врач, у сына краснеют глаза, поджимает губу… Маленький… Слезы и у меня накатывают. Надо терпеть. Скоро, скоро будем дома.

28 июля 2018 г.

Просматривала базу детей-сирот в интернете. У нашего сына обновили фото. Что-то защемило в груди. Зачем? Мы же его забираем уже… Ну зачем привлекать внимание кандидатов к ребенку. Потом сравнила со старой фотографией. Ребенок расцвел. Правы воспитатели. Как же я скучаю по нему!

30 июля 2018 г.

Подписали согласие с медицинским заключением о ребенке в опеке. Сегодня отвезут постановление в администрацию, и мы будем ждать пока 4 чиновника поставят свои важнецкие подписи. В лучшем случае, постановление мы получим в пятницу. 5 дней. Кошмар! Я сойду с ума без него…

Прошли выходные, что он там думает себе?! Приходили какие-то люди, воспитатели называли их мама-папа, а теперь они ушли?… Ну, уж нет! Очень прошу в опеке продлить наше направление, чтобы съездить к сыну хотя бы один раз на этой неделе.

Сегодня нас не примут уже, завтра у него талон к врачу на повторное обследование. Что ж, завтра и позвоню. Узнаю о его самочувствие и попрошу встречу. Настроения нет. Смотрю дома на пустую кроватку и коляску, в животе неприятно ноет… Тревога, волнение. Близкие постоянно звонят, интересуются, когда уже ребенок будет дома… Понимаю их переживания, но отвечаю не очень дружелюбно. Самой интересно, когда же…

1 августа 2018 г.

Сегодня «выбитая» встреча с сыном… Сердце подсказывает, что ребенок переживает… Я не ошиблась. Его несет на руках врач, спускаясь по лестнице. Сын видит меня и делает свои большие глаза еще больше…

Беру на руки, глазами ищет папу. Находит, улыбается. Но ведет себя нервно. Идем гулять. Демонстрирует нам глубокую обиду. Что-то ему рассказываю, слушает, но совсем не улыбается. А в прошлые встречи улыбка не сходила с лица. На площадке не очень проявляет интерес к игрушкам. Прижимается ко мне, беру на руки, обнимаемся минут 15.

Потом муж пытается все-таки вовлечь его в игру, немного развеселить. Удается ненадолго. Сын залезает на лавочку рядом со мной и начинает… раскачиваться… Этого, по словам врача, он никогда не делает. Значит, мы все-таки заставили ребенка страдать… Ужасное ощущение. Вдобавок, у него разбита верхняя губа, и сопли…

Почти все время он провел на руках. Обнимала, целовала, успокаивала. Когда за ним пришла врач и взяла на руки, малыш посмотрел очень внимательно на меня и потребовал взять. Подержала его, поговорила и отдала обратно.

Сына увели в группу. Наблюдавшая за всей ситуацией секретарь пообещала «поторопить с постановлением», чтобы к выходным ребенок был дома. Нам сообщили результаты обследования, проведенного накануне, все гораздо лучше, чем нам рассказывали и чем мы ожидали.

2 августа 2018 г.

Сегодня я «обрывала» телефон центральной опеки. Наконец-то в три часа дня получила ответ: «Постановление подписано, приезжайте завтра к 9 утра». Купила два торта для сотрудников дома ребенка, собрала вещи для сына, договорилась с друзьями о машине.

2 комментария

  • Аноним

    Вы забрали ребенка?

    21 января 2019
    • Yana Chat

      Да. Продолжение уже опубликовано

      22 января 2019