В приемных семьях, как правило, именно женщины — инициаторы усыновления. Но в семье Ларисы Б. и Василия М. вышло иначе: полуторагодовалая малышка Эмилия сначала познакомилась с папой, который приехал за ней в Магадан. Эта поездка стала возможной благодаря проекту «Летим за ребенком», который осуществляется фондом «Измени одну жизнь» и компанией «ВИМ-авиа».

Shutterstock.com

Фото — Shutterstock.com

У Ларисы Б. и Василия М. из Подмосковья семеро детей — трое кровных (18-летний Никита, 12-летняя Алена и 5-летняя Мария) и четверо приемных — Лиза (4 года), Вета (2 года и 10 месяцев), Эмилия (1 год и 11 месяцев) и Тамара (1 год и 10 месяцев).

«А когда я буду опять кушать?»

«Когда наша младшая, Мария, стала подрастать, мы поняли, что хотим снова детей, — рассказывает Лариса Б. — Но рожать еще одного ребенка было страшновато: Маша родилась у нас практически в лифте, роды были стремительными, и мы опасались осложнений. Я предложила мужу взять приемного ребенка, на что он ответил: «А почему бы и нет?». Мы прошли обучение в школе приемных родителей, оформили разрешение и стали смотреть базу детей-сирот в интернете. Нам приглянулась 2-летняя Елизавета из Магадана. Купили билет, и Василий отправился с ней знакомиться, а я осталась с детьми».

Лиза оказалась совсем крошкой: в два года при росте 71 сантиметр весила всего 7 килограммов и 300 граммов. Она не ходила, стояла только с опорой. В медицинских документах девочки был указан диагноз «эпилепсия», также обычные для детей из детских учреждений «задержка психического и речевого развития».

1. Лиза ( такой мы ее увидели на фото волонтеров)

Лиза (такой мы ее увидели на фото волонтеров). Фото — из семейного архива.

«В детском доме Василия все спрашивали, зачем нам это надо, — говорит Лариса. — Никто не верил, что мы хотим просто помочь ребенку, что у нас нет никакой материальной заинтересованности. Но мы посоветовались и решили, что справимся».

Первый эпилептический припадок случился у Лизы уже по пути домой, в Москву, в самолете. «В этот день малышка, которая раньше не покидала дом ребенка, увидела столько нового, что, по-видимому, перевозбудилась, — объясняет приемная мама. — Хорошо, что персонал детского учреждения проинструктировал мужа, и он знал, что делать. Помогли и стюардессы в самолете».

Дома Лиза первое время никак не могла наесться — родителям казалось, что она все время голодная. «Она то и дело пыталась достать из шкафа какую-то еду, а когда начала говорить и уже могла выразить свою мысль, то сразу после еды всегда спрашивала: «А когда я буду опять кушать?», — рассказывает Лариса. — Особенно она любит хлеб: если ей дали кусок хлеба, то сразу все хорошо во всех смыслах. Вообще у детей, которые приехали к нам из Магадана (Лизы и Эмилии), почему-то есть болезненная привязанность к хлебу».

Василий и Лариса понимали, что для адаптации Лизе потребуется много родительского тепла. И мама, и папа, и старшие дети — Никита и Алена, проводят с ней много времени — собирают пирамидки, пазлы, играют с «вкладышами», читают. Сегодня отставание в развитии практически ликвидировано.

2. Лиза прошлым летом

Лиза прошлым летом. Фото — из семейного архива.

«Раз Лиза уже есть, будем называть ее Ветой»

Лиза потихоньку привыкала к новым условиям, и в феврале 2015 года Василий и Лариса стали снова просматривать базы данных. Внимание привлекла полуторагодовалая Елизавета из Приморья. «Нет, это слишком далеко, да и Лиза у нас уже есть», — сказал тогда Василий. Однако Лариса то и дело вновь открывала страницу с анкетой малышки. «Раз Лиза есть, будем называть ее Ветой», — предложила она мужу, и Василий согласился.

3. Вета в фбд

Вета. Фото — из семейного архива.

«Я тогда сказала: «Ты же уже летал, давай я полечу в Приморье», — вспоминает Лариса. — Но дети стали просить меня остаться с ними: «А папу ты потом встретишь в аэропорту». На том и договорились».

Еще до полета в Приморский край супруги многое узнали о Вете от местного отдела опеки и, можно сказать, были морально готовы сразу забрать девочку. Ее мама была ограничена в родительских правах по состоянию здоровья, однако малышка неплохо развивалась — умела ходить, росла и набирала вес. «Мы уже пережили адаптацию Лизы и понимали, что с Ветой будет легче», — говорит Лариса. Полет девочка перенесла хорошо — покушала, поиграла с новым папой и поспала у него на руках.

4. Вета прошлым летом

Вета прошлым летом. Фото — из семейного архива.

«Ходит, бегает, прыгает и просто искрится счастьем»

А через несколько месяцев в семье появилась еще и малышка Эмилия. За ней в Магадан тоже полетел приемный папа — на этот раз по программе «Летим за ребенком» благотворительного фонда «Измени одну жизнь» и авиакомпании «ВИМ-АВИА».

5. Эмилия - знакомство с папой

Эмилия — знакомство с папой. Фото — из семейного архива.

«Эмилия (тогда ей было чуть больше года) настолько очаровала Василия, что он подписал на нее согласие, даже не позвонив мне, — улыбается Лариса. — Позже он сказал мне: «Представляешь, ее посадили мне на колени, она ко мне прижалась, и я сразу понял, что она наша».

Эмилия родилась недоношенной, совсем крошечной, а потому имела проблемы со здоровьем — порок сердца, задержку в развитии. Биологическая мама одно время собиралась забрать ее из дома ребенка, но так и не сделала этого, и в итоге была лишена родительских прав.

«Сейчас Эмилия — это абсолютно «залюбленный» ребенок, мы все ее обожаем, — делится Лариса. — Она с нами уже 10 месяцев, и просто невозможно не радоваться, видя, как крошечный шестикилограммовый «куренок» на глазах превращается в умную, развитую малышку. Она ходит, бегает, прыгает и просто искрится счастьем. Единственная наша проблема — это сон: Эмилия спит беспокойно, часто просыпается, а потом укачивает сама себя, раскачиваясь, видимо, по старой привычке из дома ребенка».

Операции на сердце Эмилии пока удалось избежать: после трехнедельной поездки на море вместе с новыми родителями она подросла и окрепла, и сейчас врачи рекомендуют лишь внимательно наблюдать за ее здоровьем.

6. Эмилия - начало января этого года

Эмилия — начало января 2017 г. Фото — из семейного архива.

Эмилия уже пытается разговаривать, и одним из ее первых слов было слово «папа». «Она папина дочка, — рассказывает Лариса, — папу просто обожает. Может, потому, что это он привез ее к нам?».

«Адаптация Тамары была жесточайшей»

Лариса признается, что, пожалуй, самый «сложный» ребенок в семье — это Тамара, сейчас ей 1 год и 11 месяцев. «Адаптация была жесточайшей, бедняжка плакала и ночью, и днем в течение четырех месяцев, — вспоминает Лариса. — Я всерьез переживала, что из-за постоянного крика соседи пожалуются на нас в органы опеки. Мы забрали Тамару из подмосковного дома ребенка, когда ей был 1 год и 1 месяц. Сейчас ее эмоциональное состояние стало более стабильным, самый трудный период, наверное, прошел. Девочка она смышленая и развивается нормально».

7. Тамара - первый день дома ( в ДР запретили фотографировать даже после подписания согласия)

Тамара — первый день дома. Фото — из семейного архива.

Биологические родители девочки — наркоманы: маме даже в роддом передавали запрещенные вещества. При родах у матери не было с собой паспорта, и первоначально в свидетельстве о рождении у Тамары прочерки стояли и в графе «Отец», и в графе «Мать». Сейчас оба родителя Тамары находятся в местах не столь отдаленных: они признаны виновными в распространении наркотиков. От момента родов и до взятия под стражу биомама ни разу не поинтересовалась состоянием дочери. Зато потом, рассчитывая на поблажки в тюрьме и условно-досрочное освобождение, все-таки сумела «вписать» себя в свидетельство о рождении. В итоге Тамара лишилась возможности быть удочеренной. Она может рассчитывать только на временную опеку или приемную семью.

Недавно новые родители Тамары познакомились с ее биологической бабушкой со стороны матери. «С точки зрения закона мы не имеем права ограничивать общение бабушки с внучкой, — говорит Лариса. — Бабушка довольно молодая, работает. Она даже высказывала намерения взять Тамару под опеку, но потом засомневалась. Иногда мы вместе гуляем с Тамарой, но она пока не очень признает бабушку. В сложившихся непростых обстоятельствах мы с мужем считаем, главное, чтобы Тамаре было хорошо. Сложно предугадать, как будет развиваться ситуация…».

8. Тамара - конец прошлого года

Тамара — конец 2016 г. Фото — из семейного архива.

«Папа — это непререкаемый авторитет»

Лариса много лет проработала в гимназии учителем начальных классов, а потому хорошо знает, как обеспечить детям полноценное развитие.

«Конечно, забот немало, но я справляюсь, — делится Лариса. — Пока готовлю, дети возятся рядом на кухне. Они вместе играют: Лиза с Ветой, а Эмилия либо с ними, либо с Тамарой. Включаю им детские песенки — девочки танцуют, подпевают. В детский сад пока не ходят. Лиза уже могла бы, но все-таки эпилепсия — это достаточно серьезный диагноз».

Организовать для детей развивающие занятия дома не было проблемой. «Мы часто вместе читаем. Конечно, не все слушают одинаково внимательно: кто-то сидит, а кто-то одновременно делает что-то еще. Но чтение все равно очень полезно, и даже если ребенок слушает не самым внимательным образом, он постепенно запоминает новые слова, у него развивается речь. Включаем и диски со сказками. Часто читает старшая дочь Алена», — делится опытом Лариса.

Девочки очень любят папу Василия. «Для всех наших детей папа — это непререкаемый авторитет, глава семьи, — рассказывает Лариса. — Он умеет общаться с детьми и делает это с удовольствием». При этом в профессиональной деятельности Василий не связан с педагогикой: много лет работает менеджером по продажам оборудования для видеонаблюдения.

Летом семья много гуляет — через дорогу от дома есть лесопарк, где можно отдохнуть или пожарить шашлыки. Отлично прошло и летнее путешествие на море. «Мы ехали на поезде, занимали два соседних купе, — вспоминает приемная мама Лариса. — Было весело. Мы ходили друг к другу в гости, играли, смотрели в окошко. Все-таки совместные поездки очень объединяют».

aif.ru
Материалы по теме:
Инструкции по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *