Блог Жени Снежкиной: Я была никем, а стала мамой

0
81
0

Женя Снежкина — журналист, мать троих детей: Елизаветы, Йиржи и Северина. С 2008 года она живет в Праге — там, откуда родом ее муж Ондржей Соукуп, журналист чешской газеты «Господаржские новины». Один из детей в их семье, Йиржи (Юра), — приемный. Женя согласилась завести блог на портале «Измени одну жизнь», чтобы регулярно рассказывать свою историю усыновления.

foto

 

Представьте ситуацию: вашего ребенка забирают по скорой с подозрением на воспаление легких. Ваша реакция? Правильно, вы помчитесь в больницу, прихватив с собой его любимые игрушки, привычное детское питание, пижамку. Я поступила точно так же. С той только разницей, что понятия не имела, какие у моего сына любимые игрушки, да и есть ли они, а пижамки, кроме детдомовской, у него отродясь не было.

Но в республиканскую больницу меня не пустили. Дело было в том, что, несмотря на то, что все наши документы уже были в суде и через месяц мы ждали решения об усыновлении, юридически я своему сыну оставалась никто. Разговор с главным врачом отделения опять напоминал Кафку:

— Можно мне навестить моего мальчика?

— На каком основании?

— Мы подали документы в суд, так что скоро он и юридически будет моим ребенком.

— Вот тогда и приходите.

— Но ведь он болен сейчас!

— А сейчас я вас не пущу, потому что не имею права пускать посторонних. А если вы попытаетесь здесь остаться, то вызову милицию. Вам нужен привод в милицию накануне суда по усыновлению?

Мне пришлось уступить. К тому же у мужа кончилась виза, и ему нужно было возвращаться в Прагу. А дома меня ждала дочь, уже несколько раздраженная тем, что все наши силы и внимание направлены в сторону Республики Коми, в то время как она, вполне родная, сидит в Москве. У нее тоже есть проблемы (когда у подростков их не было?), и она хотела бы, чтобы мы уделили время и ей. И я полетела в Москву.

С тех пор каждый мой день начинался фразой «Добрый день, я мама Юры». Я каждый день звонила в Сыктывкар. Сначала я доставала завотделением: подтвердился диагноз? Какая температура? Какие лекарства назначили? Носят ли малыша на руках? Это же так важно, держать ребенка в вертикальном положении, когда у него проблемы с легкими. Посещает ли его физиотерапевт? А массажист? А как он ест? Не потерял ли в весе? Сколько? В общем, вела я себя ужасно. Примерно через неделю завотделением начал просто вешать трубку.

Тогда я переключилась на заведующую Дома ребенка и она, за что ей огромное спасибо, терпеливо выслушивала все мои страхи и рекомендации (а я очень большой мастер по части рекомендаций), отвечала на вопросы и старалась меня утешить.

Слава Богу, все обошлось. Мой сын оказался страшно общительным, и в больнице выстраивалась очередь из желающих поносить его на руках. Ему обеспечили и физиотерапевта, и массажиста, и курс реабилитации после антибиотиков. Я бесконечно благодарна врачам республиканской больницы. Но не секунды не жалею, что мучила их своими звонками.

Еще через неделю после выписки наступил наш день суда. Я прилетела в Сыктывкар на заседание с заготовленной дестистраничной (!) речью. Тут очень важная деталь. Согласно гражданско-процессуальному кодексу существует две возможности исполнения решения суда: в срок, который укажет суд и в срок, которы1 попросит заявитель. Вторая возможность позволяет усыновителю попросить суд о том, чтобы решение суда было исполнено в день его принятия. Тогда существует вероятность, что ребенка родителям отдадут из детского учреждения в тот же день. (Это отдельная история, как я бронировала билеты на самолет для сына, у которого на тот момент было только старое свидетельство о рождении. Спасибо чудесной диспетчерше авиакомпании, которая все поняла и придумала план преребронирования детского билета на новую фамилию ребенка).

В десять утра 6-го марта состоялось заседание Сыктывкарского городского суда по делу об усыновлении. Я, заикаясь от волнения, зачитала свою речь. Мою просьбу поддержали представительница Дома ребенка, прокуратура была не против. И в одиннадцать суд вынес решение о том, что я теперь официально являюсь матерью своего любимого сына. В два часа дня я пришла в Дом ребенка забрать Юрку, который теперь официально стал Йиржи.

Нянечка сказала: «Забирайте его скорее, а то он уже чувствует, что ему тут недолго осталось, и ведет себя как настоящий москвич». Я схватила в охапку свое сокровище и повезла его в аэропорт. В зале прилета нас встречали бабушка и дедушка. Мы приехали домой. Я была счастлива, Юрка, надеюсь, тоже.

А впереди нас ждала вторая часть истории, в которой наш папа должен был стать папой юридически.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 
 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *