Анна Цупрова из Москвы взяла в семью Егора — трехлетнего мальчика с синдромом Дауна. К этому важному событию она готовилась вместе со своей мамой и кровным сыном Тимофеем. Однако вскоре Тимофей — 14-летний подросток признался, что не может принять младшего брата. О том, как разделить любовь между кровным ребенком и приемным с особенностями развития, как не стесняться обращаться за помощью, — Анна рассказала корреспонденту фонда «Измени одну жизнь» Дмитрию Хазиеву.  

Тимофей с Егором. Фото — из семейного архива Цупровых.

О желании взять ребенка в семью

Желание взять ребенка из детдома, помочь ему зародилась у Анны задолго до рождения кровного сына — Тимофея. «Несколько лет назад я познакомилась со Светланой Строгановой, многодетной мамой, — рассказывает Анна. — Я не знала, что у нее есть приемные дети. Мы долго разговаривали на тему приемного родительства. Были предубеждения, предрассудки до этого момента. Но Светлана настолько открыто рассказывала о том, что значит быть приемным родителем, что меня это потрясло. Ее слова ни к чему не призывали, ничего не навязывали. Я подумала, что не смогла бы так биться за ребенка, как она билась за свою дочь Соню».

Читать также историю приемной семьи Светланы Строгановой: «Любовь – это решение заботиться о ребенке»

Три года назад Анна начала готовиться к тому, чтобы стать приемной мамой: читала специальные книги, смотрела фильмы вместе с сыном Тимофеем. Постепенно мысли о приемном родительстве становились ей все ближе и ближе. «Теоретически я была подкована, — рассказывает Анна. — В опеке меня попросили описать желаемого ребенка. В какой-то момент пришла мысль о том, чтобы взять на воспитание девочку или мальчика с особенностями развития, поскольку этим детям очень нужна помощь. При этом нужно учитывать собственные ресурсы, характер и возраст кровных детей».

В школу приемных родителей Анна ходила вместе со своей мамой. Она тоже решила подготовиться к принятию нового члена семьи. «С каждым новым занятием в школе мы укреплялись в мысли о воспитании ребенка, — рассказывает Анна. — Постепенно вырисовывался его портрет. Важный момент: моя работа предусматривает свободный график. Таким образом, я планировала уделять все это время на воспитание и развитие ребенка. Мы посещали родительские субботы, Дни аиста».

В 2016 году Анну пригласили поработать волонтером с детьми с синдромом Дауна. Тогда она поняла, что может контактировать с особыми детьми, понимает их. Так появилось желание взять именно «солнечного ребенка». «Я продолжала читать профильную литературу, ездила в фонд Даунсайд Ап, — рассказывает приемная мама. — Через некоторое время я нашла в базе данных мальчика — Егора, получила подробную информацию о нем от сотрудников дома ребенка. Поехала на встречу с ним, познакомилась».

О встрече с Егором

Егору было 3 года, но по уровню развития он соответствовал годовалому, вспоминает Анна. «Поначалу меня это смутило, потому что я не была готова воспитывать такого маленького ребенка, да и он не сразу на контакт пошел. Но нужно было сделать следующий шаг, — говорит она. – Егор оказался с характером: на первой встрече не бросился в объятия. Я решила сначала ходить на встречи с ним, мы привыкали друг к другу. Мысли о медицинских нюансах отошли на второй план, мы просто хотели узнать получше друг друга. Три месяца я к нему ездила. И вот уже больше двух месяцев он живет с нами. Егор настолько гармонично вписался в нашу семью – это удивительно!»

Изменения в составе семьи Анны стали неожиданными для ее друзей и знакомых. По словам приемной мамы, многие были шокированы ее решением взять на воспитание именно особого ребенка.

О ревности и адаптации

«Самым ужасным стал день, когда мой кровный сын-подросток сказал мне, что не может принять Егора, — признается Анна. — Тимофей мне признался в этих чувствах, и это было сделано очень эмоционально. В тот момент я ощутила катастрофичность ситуации, и сказала сыну: «Ты поступил мужественно, что признался, но пройдет время, и твое отношение нормализуется. Ты не обязан никого любить насильно».

Тимофей помогает с воспитанием и уходом за младшим. Фото — из семейного архива Цупровых.

По словам Анны, Тимофей начал ревновать ее к Егору с первых дней. Несмотря на то, что кровный сын был подготовлен, ездил с мамой по детским домам, его ревность оказалась достаточно серьезной. «Он тайком съедал продукты Егора: детские творожки, йогурты, — говорит Анна. — Тимофей говорил, что тоже хочет вспомнить детство и есть творожки. Вот хочет — и все тут. Я обратилась за помощью к службе сопровождения».

Специалисты сказали Анне, что случай с ревностью достаточно распространенный. Теперь она покупает творожки и пюре не только для Егора, но и для Тимофея. Старший сын просит погладить, побаюкать его, словно он в детство окунулся.

«Слава Богу, силы и ресурсы у меня есть, но этап непростой, — говорит Анна. — Без помощи профессиональных психологов не обойтись. У Тимофея — подростковый период, эмоциональность зашкаливает. Я ему говорю: «Ты для Егора — как отец родной!» И старший сын стоит на перепутье: с одной стороны, ему хочется быть ребенком, с другой, чувствовать реально старшим братом по отношению к Егору. Меня радует, что Тимофей добровольно помогает с воспитанием и уходом за младшим».

Егор пока еще маленький, но у него формируются привязанности к новой семье. «К примеру, Тимофей приходит домой, а Егор бежит к нему навстречу. Он его признает за своего, — рассказывает Анна. — По причине его возраста я пока не рассказываю ему о кровной матери. На данном этапе нет связи с ней, поскольку у ребенка идет адаптационный период. Но в будущем расскажу ему, и Егор сам решит, общаться с ней или нет».

По словам Анны, Егор – очень коммуникабельный, и окружающие относятся к нему позитивно. «Я еще ни разу не испытала негатив со стороны других детей или взрослых, — рассказывает приемная мама. — Наоборот, все говорят: «Какой улыбчивый ребенок!» Но Егор очень осторожный, в случае чего сразу бежит ко мне. Конечно, я задумываюсь о его будущем. Мне кажется, что он будет очень заботливым, хорошим человеком».

Советы будущим приемным родителям

В период адаптации одного терпения и мудрости родителей явно недостаточно, уверена Анна. «Обязательно нужно просить помощи у профессионалов, — говорит она. — Любовь творит чудеса, но все проблемы она не снимает. Родительское выгорание происходит незаметно. Это приводит к трагедиям. К примеру, Егор в последнее время стал гиперактивным, хотя при встречах с ним в детдоме я этого не замечала. Мы, родители, подобных нюансов не знаем».

Идеальных детей не бывает. Фото — из семейного архива Цупровых.

Самое главное в воспитании приемных особых детей — терпение, объясняет приемная мама. Ведь дети с особенностями развития достаточно медленно развиваются, и в этом случае тоже важна роль сопровождения. Кроме того, кровные дети воспринимают появление другого ребенка как некую конкуренцию. Отсюда возникают трения, конфликты, которые также трудно решить без вмешательства психолога. Почти всегда помощь профессионалов помогает.

«Почему так много стало возвратов приемных детей? – задается вопросом Анна. — Наверное, это вопрос ответственности родителей. Вопрос даже не в терпении. Трудности всегда возникают в семье. И взрослый человек оказывается перед выбором: избавиться от ответственности либо преодолеть трудности. Идеальных детей не бывает. Но ребенку важно чувствовать опору и защиту в лице родителей. Лично мне хотелось бы взять еще одного ребенка».

Поддержите проект  фонда «Измени одну жизнь» «Передышка» — он направлен на профилактику эмоционального выгорания приемных родителей и кризисных ситуаций в семье. Проект помогает предотвратить вторичные отказы от приемных детей

 

 

Передышка для приемных родителей

Инструкции по теме