«Только эффективные практики — никакой болтологии» —  таким девизом руководствовались организаторы прошедшей в Москве конференции PRO-подростков – представители благотворительных фондов «Измени одну жизнь», «Солнечный город», «Открывая горизонты». Юлия Колесниченко, руководитель информационно-просветительского направления фонда «Измени одну жизнь» поделилась своими впечатлениями о том, как вместе с участниками конференции она знакомилась с эффективными технологиями и инструментами для работы с подростками, оставшимися без попечения родителей.

Внимательное невнедрение в мир ребенка важнее, чем внимательное внедрение. Фото — englishinn.club

Об участниках

Мне было очень важно и интересно увидеть нашу конференцию не только с позиции организатора, но и побыть одним из участников — открытым новому опыту, имеющим определенный экспертный багаж, в чем-то критически настроенным. Присутствовала на многих конференциях — и как гость, и как хозяин. Но в этот раз была просто потрясена и высоким уровнем организации, и яркими спикерами, умеющими увлечь аудиторию.

Но больше всего, пожалуй, меня поразили участники: 250 человек из всех регионов России, имеющие разный опыт, поставленные в разные условия. При этом большинство из них, действительно, ориентированы на потребности ребенка — и не только самые очевидные, они знают и применяют современные методики,  они готовы менять и меняться. Это было очень впечатляюще.

Я решила начать с основ и поучаствовала в секциях, посвященных пяти базовым принципам помощи детям, оставшимся без попечения родителей. Организаторы подготовили 5 секций, каждая из которых была основана на одном из принципов. В течение нескольких часов, разделившись на группы и посещая каждую секцию, участники узнавали, как сделать мир ребенка безопасным, как преодолеть задержки ребенка в развитии, как поддерживать связь детей с кровными родственниками, как подготовить ребенка к переходу в замещающую семью и как создать в этой семье безопасную и благоприятную среду. Также участники изучали принципы командной работы, получали возможность прочувствовать ситуацию с позиции ребенка, специалиста и приемного родителя.

Фото Анны Стробыкиной.

О создании безопасной среды

Первая секция, на которой мы оказались, была посвящена принципу «Создание для детей постоянной безопасной семейной среды». Я ожидала чего-то вроде лекции, но вместо этого всех участников сразу же поделили на «семьи» по несколько человек и предложили каждой «семье» покупать на аукционе лоты с определенными семейными ценностями. Лотов было 8, у каждой семьи имелось 400 условных единиц — «бубликов». Но никто не мог предугадать, за сколько уйдет тот или иной лот, сможет ли он приобрести для своей семьи выбранную ценность или останется ни с чем.

Было очень любопытно наблюдать, как по-разному участники воспринимали одни и те же принципы. Или как постепенно в ходе обсуждений и последующей рефлексии их взгляды менялись. Например, в нашей «семье» сразу же возник конфликт между большинством, голосовавшим за возможность быть самим собой, и одной участницей, яростно выступавшей против этого разрушительного, на ее взгляд, принципа, и утверждавшей, что подчинение правилам гораздо важнее самобытности и уникальности.

О преодолении задержек в развитии

Следующая секция была посвящена удовлетворению потребностей в плане развития и преодолению задержек. Наглядным пособием стали две похожие картонные фигуры 10-летних мальчиков. В постоянном диалоге с аудиторией ведущая нарисовала два портрета — схожих, но таких разных… Один — желанный сын в благополучной семье, другой — его ровесник, имеющий негативный опыт и изъятый из семьи.

Все вместе мы разобрали не только, какие сферы развития будут деформированы у ребенка во втором случае и почему, но и как специалист может помочь такому ребенку. По мнению экспертов, главная ошибка заключается в том, что зачастую мы пытаемся взаимодействовать с таким ребенком как с его «обычным» ровесником, насильно тянуть его к соответствию биологическому возрасту.

А лучше, наоборот, осознать, что десятилетний ребенок, переживший травматичный опыт и изъятие из семьи, в своем социальном развитии может соответствовать 3-4 годам, в умственном — 6-7, в эмоциональном — 2-3. И общаясь с ним, надо обращаться не к его биологическому возрасту, а к возрасту его развития, выбирая подходящие слова и манеру общения.

Также мы обсудили и как быть с сексуальной сферой — единственной, которая у ребенка, лишенного попечения родителей, зачастую развита гораздо больше, чем у его сверстника из  благополучной семьи. Разница тут даже не столько в том, что знает ребенок, а то, как он это понимает.

Поэтому и тут нам рекомендовали помнить, какому возрасту соответствуют остальные сферы развития этого ребенка. И объяснять ему так, как если бы мы объясняли малышу 3-4 лет, не делая акцентов на сексуальной зоне, не стараясь ее спрятать или уменьшить, а обращаясь к другим сферам развития.

Например, как можно развивать эмоциональную сферу:

  • учиться проговаривать чувства;
  • постараться сделать так, чтобы у ребенка возникла привязанность хотя бы к одному конкретному человеку;
  • показывать эмоциональную вовлеченность на своем примере: обнимать, разговаривать, играть, читать, интересоваться делами ребенка.

Фото Анны Стробыкиной.

О поддержке связей приемного подростка с кровными семьями

В другом зале мы изучаем принцип «Поддержание связей между детьми и их семьями». Нас встречает импровизированный ринг и два флипчарта, на каждом из которых висят боксерские перчатки. Аудитория делится на группы и одна играет роль детей из детского дома, а другая — специалистов.

На импровизированном ринге, стоя друг против друга, участники по очереди озвучивают аргументы «за» и «против» общения ребенка с кровной семьей. После «поединка» идет обсуждение — не о важности связи ребенка с его биологической семьей, ведь в этом ни у кого из собравшихся нет сомнения, а о том, как можно помочь этому ребенку, и о том, как подготавливать замещающие семьи и поддерживать кровные.

О защите

На следующей секции речь идет про обеспечение защиты и безопасности ребенка. Участникам предлагается выбрать себе место, при этом строго запрещается отодвигать стулья от стен, устраиваться в центре зала. С помощью обручей и веревок они могут ограничить на полу свое личное пространство. Затем свет приглушается, включается расслабляющая музыка и один из ведущих советует закрыть глаза и помедитировать, строя вокруг себя свой идеальный дом.

И пока ведущий тихим голосом читает текст, настраивающий на расслабление и погружение в себя, второй ведущий регулярно отвлекает участников, резко требуя поменяться местами, подвинуться, задавая вопросы, делая замечания, громко топая каблуками. После этого участников спрашивают, как и они себя ощущали, удавалось ли продолжать медитацию и какие эмоции испытывали.

«Да я убить вас хотел!» — честно признался один участник. Остальная аудитория тоже согласилась с тем, что испытывала гнев, раздражение, смущение, растерянность, внутренний протест. При этом в обсуждении стало понятно, что такая реакция была бы гораздо меньше или вообще бы не возникла, если бы участникам заранее объяснили происходящее, вежливо предупредили о правилах и их причинах, отнеслись к людям с пониманием. Конечно, в этот момент уже стало понятно, что мы, на самом деле, говорим не о себе, а о детях, об их чувствах, о невозможности выстроить свое личное пространство и так далее.

Один из выводов, который прозвучал и заставил многих из нас задуматься: внимательное невнедрение в мир ребенка важнее, чем внимательное внедрение. Поговорили и о том, как важно дать ребенку высказаться, услышать его, поддержать, понять, поставить себя на его место — и как это делать.

О взаимодействии с профессионалами

Последний этап был посвящен взаимодействию с другими членами команды профессионалов. Кем только мы не побывали — в этот раз участники становятся группой технической поддержки гонок «Формула-1», а одна из участниц — пилотом гоночного болида. «Машина» составляется из стульев, пилот надевает шлем и берет руль, а группе поддержки раздаются записки с заданиями: поменять правое заднее колесо, протереть шлем, дать водителю попить, сделать ему массаж спины, проверить уровень масла в двигателе и тп.

При этом только сам участник знает, какое у него задание. Дальше дается команда выполнять  — и толпа людей набрасывается на «водителя», буквально разрывая его на части и перекрикивая друг друга.

«Что вы испытывали в этот момент?» — поинтересовались потом ведущие у «водителя». «Мне хотелось одновременно послать всех подальше и самой убежать и спрятаться!» — последовал незамедлительный ответ.

«Вот точно так часто чувствует себя ребенок из детского дома, на которого без лишних объяснений и без учета его мнения наваливаются все возможные специалисты — сотрудники детского дома, органов опеки, школьные учителя, медицинские работники, представители контролирующих органов и так далее. При этом бывает, что каждый специалист заинтересован лишь в исполнении своей функции, а не в конечном результате и не в успешном взаимодействии с другими коллегами. И уж тем более не в реакции ребенка на происходящее».

Во второй раз участникам предлагается вначале быстро обсудить и согласовать свои действия. Практически сразу интуитивно возникает деление на тех, кто занимается чисто технической работой: меняет колеса, проверяет масло, доливает бензин, и тех, кто взаимодействует непосредственно с пилотом: поит его водой, делает массаж, подбадривает и так далее.

Но если часть команды в этот раз стала выполнять свои функции более согласовано и по очереди, хотя и без контакта с пилотом, то остальные участники прежде всего обратились к нему с вопросами: «Предложить ли тебе воды?»,  «Что лучше: массаж сейчас  или после того, как закончат с машиной?»  В результате пилот отказался от воды, а массаж был перенесен  на момент возвращения, и машина успешно стартовала.

Под занавес еще раз проговорили, что же такое команда и успешная командная работа. И как взаимодействовать с детьми, соблюдая баланс между учетом их мнения и желания и необходимостью выполнить те или иные действия.

Это, конечно, была лишь небольшая часть всего происходящего в этот день — и до, и после, и параллельно работали другие секции и шли выступления.

Фото Анны Стробыкиной.

«Не бойтесь поворота»

В конце дня все участники собрались в большом зале, чтобы поблагодарить организаторов, спикеров, волонтеров и друг друга. Тут, кстати, многие впервые узнали, что все спикеры работают бесплатно — это один из принципов конференции PRO-подростков.

Звучало очень много добрых слов, чувствовалось, что, несмотря на усталость, участники, действительно, довольны происходящим, получают важную для них информацию и очень хотят продолжать заниматься. «Знаете, мы сегодня на обеде делились впечатлениями, и все согласились с тем, что даже если бы конференция закончилась прямо сейчас, уже не зря приехали, уже столько всего полезного узнали! А ведь это только прошла половина первого из трех дней», — признавалась одна из участниц.

Завершился  этот день неожиданно: на сцену вышел руководитель музыкального коллектива и предложил всем сбросить напряжение и уменьшить риск выгорания проверенным способом — запеть. И после небольших упражнений и распевок, преодолев смущение и внутреннее сопротивление, аудитория превратилась во вполне дружный хор. И когда 250 человек всех возрастов, забыв про усталость, вдохновенно пели: «Выезжайте за ворота и не бойтесь поворота, пусть добрым будет путь!», то верилось, что все собравшиеся, действительно, смогут найти нужный поворот, помогая детям.  И наш общий путь будет добрым.

Инструкции по теме