Евгения Игнатенко
Евгения Игнатенко 30 июня 2017

«Мама, у меня словно выросла нога!»

0
140
0

Мать оставила Максима, родившегося без правой руки и недоразвитием левой ноги, в роддоме. Спустя два года нашлись люди, которые взяли в семью этого мальчика, увидев его в телесюжете. О том, как Максим научился бегать, стал сильным, ловким и поверил в себя, корреспонденту фонда «Измени одну жизнь» рассказала приемная мама Инна Михайлова.

ин7

Максим с паралимпийцем Вадимом Алешкиным.  Фото — Степан Головин. 

Максим родился без правой руки и недоразвитием левой ноги. Кровная мать сразу отказалась от сына в роддоме. «Мы увидели мальчика по нашему екатеринбургскому ТВ, это был совсем короткий сюжет, но он внезапно разбередил наши души», — рассказывает Инна Михайлова, приемная мама мальчика.

Супруги Инна и Вячеслав увидели телесюжет о Максиме в выходной день, но сразу вместе ничего не обсуждали. А в понедельник муж позвонил Инне на работу: «Я нашел этого ребенка. Поехали знакомиться с ним!»

ин6

«Первый шаг к принятию Максима в нашу семью сделал муж, но у нас с ним было полное единодушие по этому вопросу. И мы поехали. Причем я себе отдавала отчет в том, что это решение будет окончательным. Я не собиралась, как в магазине, выбирать – подходит, не подходит. Раз мы едем к Максиму, то мы заберем его», — вспоминает Инна.

Да, это было спонтанное решение супругов под влиянием эмоций. Раньше Инна с Вячеславом даже не обсуждали, что когда-то станут приемными родителями. В то же время Инна убеждена, что тогда уже они оба морально были готовы к подобному шагу. Просто характеры такие. Оба – неравнодушные, активные.

Инна работала креативным директором в рекламном агентстве. Вячеслав – один из учредителей компании в сфере детской восстановительной медицины, производит средства реабилитации для детей с ДЦП. Супруги часто помогают бездомным животным, берут их в свой дом. «Кого-то, может быть, покоробит такое сравнение, но, с другой стороны, это тоже опыт, — замечает Инна. — И видимо, у нас уже было чувство готовности помогать».

Первое слово — «мама»

В первых числах июня Инна и Вячеслав увидели сюжет по ТВ, а уже в августе забрали мальчика домой. Так в их семье стало трое детей. Максимке было всего 2,3 года. Приемные родители смогли быстро собрать документы, а прохождение ШПР тогда еще не было обязательным, поэтому срок подготовки удалось максимально сократить.

«Каких-то вещей я не знала и все постигала на собственном опыте. Если бы мне помогали и рассказывали,  к примеру, об адаптации, о прохождении первых этапов приемного родительства, мне было бы проще. Может быть, какие-то вещи я легче бы воспринимала, по-другому переживала бы их», — говорит Инна.

ин2Кровный сын Михайловых Федор — на год старше Максима. Но по сравнению с Федей Максим развивался с огромным опозданием. «То, что перед моими глазами был пример кровного сына, мне помогало, — признается приемная мама. — Я знала, какие проявления ждать от Максима. Когда я видела, что трехлетний ребенок все хватает, словно восьмимесячный, я нервничала, но я понимала, что это пройдет».

Конечно, в ребенке, хоть и таком маленьком, сразу было заметно отсутствие впечатлений и «жизненного опыта»  – сказывалась его жизнь в приюте. Максим там не видел ничего, кроме своей палаты и двора, где его просто клали в манеж, он ведь не ходил. «Ему давали минимум возможности двигаться, не со зла, а просто его оберегали. Поэтому получилось так, что  он многого не умел и не мог. Эмоций ему тоже не хватало. Он очень любил обниматься, целоваться, словно наверстывал упущенное», — вспоминает Инна.

Поначалу Максим ничего не говорил. Первое слово «мама» мальчик произнес, когда Инна навещала его, пока она с мужем собирала документы. Даже были сомнения, сможет ли Максим вообще говорить? Но все получилось. Сейчас Максимка ничем не отличается от других детей, ходит в обычную школу.

Когда Максим приехал  в семью, Инна оставила работу, потому что надо было ухаживать за мальчиком. «Зачем брать ребенка из приюта и тут же оставлять его чужим людям, нянечкам?» — уверена она в своем выборе.

«Мама, у меня словно выросла нога!»

К своим двум годам мальчик ни разу не пробовал ходить с протезом – ведь его просто не было. Поэтому Максим вообще не умел ходить, только мог стоять на здоровой ноге. «Он был очень слабенький, — рассказывает Инна. — И мы занялись его здоровьем, параллельно оформляя инвалидность».

Инна и Вячеслав узнали о Санкт-Петербургском научно-практическом центре медико-социальной экспертизы, протезирования и реабилитации инвалидов им. Г.А. Альбрехта. В этом Центре Максиму, которому в то время не было еще трех лет, сделали операцию на ноге, подготовили его к протезированию и сделали первые протезы руки и ноги. «Это был такой своеобразный подарок на день рождения. И Максим смог сделать свои первые шаги», — вспоминает приемная мама.

ин1

Инна и Вячеслав помогли Максиму развить силу, ловкость, терпение. Фото — из семейного архива Михайловых.

Чтобы привести физическое состояние сына в норму, необходимо было укрепить мышцы, поработать над координацией движений. Для этого Максима стали водить в бассейн. Но требовались еще и тренировки на суше. «Обычный протез для ходьбы не очень подходил для физкультуры. Он оплачивался государством, и мы очень боялись, что с ним что-нибудь случится, он сломается, придется делать новый, а мы сами не сможем его оплатить», — говорит Инна.

В этот период о Максиме узнала компания «Орто-Космос», которая занимается протезированием и протезирует российских  параспортсменов. «Нам предложили сделать для Максима беговой протез. Бесплатно! – восхищается Инна. — Мы сами не могли тогда этого позволить, такие карбоновые протезы безумно дороги. Это был просто царский подарок. Максиму тогда было 7 лет».

Когда Максим начал в нем бегать, он сказал: «Мама, у меня ощущение, что у меня выросла нога!». Правда, мальчик быстро вырос из него, но он успел потренироваться, съездить в зимний спортивный лагерь, набрал сил. А потом компания пригласила семью к себе на примерку во второй раз – и сделала Максиму второй протез, снова безвозмездно.

«А вот с рукой — больная тема, — рассказывает Инна. — Протезы для рук для такого ребенка не очень распространенная тема. Современный протез подобрать не удается. Культя у него короткая. Но в школу он ходит обязательно с протезом, на занятиях он ему нужен, чтобы соблюдать осанку. Но у Максима очень простой протез – нужно тянуть за веревку, чтобы раздвинуть у кисти пальцы, допустим, чтобы захватить руль велосипеда. Для этого нужно приложить много усилий, ему тяжело».

«Мы так долго тебя искали!»

ин5

Инна с младшими детьми. Фото — из семейного архива Михайловых.

Максим знает, что он усыновлен. «Это наш выбор, мы считаем, что это правильно, — говорит Инна. – Да и это вышло само собой, ведь в обычных семейных посиделках в любой семье вспоминают детство ребенка, каким он был малышом, и мы вспоминаем детство нашего Феди, кровного сына, старшей дочери Маши. А про Максима всегда говорим: «Когда мы тебя нашли, было так-то», «Мы тебя очень долго искали».

Старшей дочери супругов Михайловых сейчас 22 года, сыну Федору 9 лет. «Дочери тогда было 17 лет, она оканчивала школу, думала о своих перспективах. Ревности у нее к младшим детям не было, она нам очень помогала, — вспоминает Инна.  — А Федору мы сказали, что у него теперь будет братик. И Федор сразу взял над Максимом шефство, хотя был старше всего на год. Начал его опекать, и до сих пор всегда защищает брата. Можно сказать, что Федор стал локомотивом для них обоих».

Максим — мальчик с характером, он не дает себе поблажек, хочет научиться всему! Поэтому все, что осваивал Федя, сразу же повторял и Максим. Например, как только Феде  купили скейт, выяснилось, что и Максиму нужно обязательно научиться на нем кататься! Купили второй. И не зря: Максимка отлично его освоил! «Они все время соревнуются, речи о том, что Максим — слабенький и несчастный, что надо делать скидку на инвалидность, вообще не идет. Но это —  братские соревнования, здоровая конкуренция», —  смеется Инна.

Максим – настоящий боец, замечает его приемная мама. Он, и правда, легко всему учится. Конструктор Лего он может собирать одной рукой. На плавание Максим ходит каждый день – и плавает наравне с обычными детьми. А еще в арсенале Максима – хоккей, ролики, самокат, зимние беговые лыжи! «Я сильно удивился, когда Максим прошел у нас в парке все три трассы скалолазания. При нас многие дети не могли вскарабкаться даже на вторую!» — гордится сыном Вячеслав.

«Он — настоящий мужчина, боец. У него настоящий стержень внутри, — говорит Инна. — Мы надеемся, что в жизни для него все сложится».

«Важно воспитывать в детях веру в свои силы»

ин8

Занятия, которые вовлекают особых детей в спорт, помогают им не чувствовать себя другими. Фото — Степан Головин.

«Максим начал уставать, у него немножко сбилось дыхание, но я сказал ему: «Держись! Не сдавайся! Сейчас все получится!» И действительно, очень быстро у Максимки словно прибавилось сил и он добежал до финиша!» — так рассказывает паралимпиец Вадим Алешкин о Забеге Без Границ, прошедшем в Москве под эгидой благотворительного фонда «Спорт для жизни», поддерживающего людей с инвалидностью. Рядом с Вадимом бежал 8-летний Максим. Паралимпиец помог мальчику преодолеть дистанцию.

В Москву на «Забег Без Границ» семья приехала из Екатеринбурга неожиданно для себя – помогла снова компания «Орто-Космос», оплатив билеты. «Пока мы были в Москве, я спросила Максима, о чем он мечтает, — рассказывает Инна. — Он сказал: «Я мечтаю познакомиться с Григорием Лепсом и поплавать с дельфинами». Максим очень любит животных. Мы ходили в океанариум, и он был в восторге. Ну, а Григория Лепса пока еще не встретили. Они с братом большие любители творчества этого певца».

ин4Инна убеждена, что мероприятия, подобные Забегу фонда «Спорт для жизни», — прекрасная идея. «Радостно, что есть люди, которые готовы все это воплощать, мы возвращались домой под большим впечатлением. Сотрудники фонда, волонтеры поразили меня своим воодушевлением. У инвалидов нет выбора. Руки нет – и ничего не исправишь. Но вдруг, оказывается, есть люди, которые тратят на них свои деньги, свое время, свою энергию. А еще они делятся своими положительными эмоциями. Мы ощутили такой обмен положительной энергией!».

Спортивные протезы, замечает Инна Михайлова, это не блажь и не игра. Это просто необходимость. Любые занятия, которые вовлекают особых детей в спорт, во взаимодействие со  здоровыми людьми, дают им возможность не чувствовать себя другими.

 «Ведь самое главное – воспитать в таких детях самостоятельность и веру в свои силы. Тогда не нужно будет тратить огромные деньги потом, чтобы их трудоустраивать, помогать им и так далее. Человек, когда вырастет, будет чувствовать себя полноценным, равноправным членом общества, уверенным в себе. А это очень важно», — отмечает приемная мама.