— Ты чем любишь заниматься?

— Гулять.

— И что ты делаешь на улице?

— Гуляю!

— А друзья есть у тебя?

— Да.

— Они какие – твои друзья?

— Хорошие. Нормальные.

— И что вы с друзьями делаете в свободное время?

— Гуляем.

— А куда вы ходите?

— По улице.

— А играете во что-нибудь?

— Да, в футбол любим.

— А смотреть любишь футбол? За какую команду болеешь?

— Не знаю. Не смотрю никогда.

— Почему?

— Потому что гуляю.

— А кино смотришь какое-нибудь? Есть любимые фильмы?

— Не смотрю почти телек.

— А тебе хотелось бы чего-нибудь? Есть у тебя мечта?

— Мечта?

— Ну желание какое-нибудь сильное?

— Нет, ничего не хочу.

— Например, кем ты хочешь стать в будущем?

— Не думал никогда об этом.

— Машину, например, хотел бы научиться водить?

— Нет, не хочу машину.

— А поехать хочешь куда-то? На море, например, или в далекую страну?

— Неееет, мне и тут нормально.

— Может, вкусное что-то хочешь?

— Не.

— Ну, компьютер хочешь?

— Нет, зачем мне?

— А дом какой бы ты хотел?

— Да мне и не нужен дом. Квартиры бы хватило. Я в село к себе хочу. Я там родился.

Другие статьи Екатерины Лебедевой читайте здесь.

Самое страшное для меня, в моей лично работе (в благотворительном фонде, который помогает детям-сиротам найти родителей) – слышать от ребенка из детского дома, что он совершенно, абсолютно ничего не хочет и никогда не задумывается о том, чтобы чего-то хотеть.

Ставший нежеланным для своих родителей, он и сам перестал чего-то желать. Он как-то и не мыслит такими категориями: хочу – не хочу. Вообще не анализирует – обыденно, покорно принимает все, что есть в жизни. Точнее, что у него в жизни почти ничего и нет – принимает.

Наверное, это прозвучит дико – я и сама только сейчас задумалась об этом – но для меня видеть в детском доме ребенка, не имеющего желаний – страшнее, чем знать, что от него отказались родители. Знать, что внутри этого ребенка воронка боли размером с космос.

Потому что то, что от него отказались – в некотором роде прошлое этого ребенка. Жуткое, пугающее, да, но прошлое. А вот эта его покорность бесцветная – настоящее и будущее.

Многие ребята в детских домах и правда не мечтают – я давно уже замечала. Они просто очень рано как-то понимают, что мечтать – без шуток – вредно. То, что мечты – розовая жвачка, которую и не пожевать толком, ребенок в детском доме знает по опыту.

Ну мечтал он с отцом на рыбалку сходить. Мечтал с мамой на море съездить. Где теперь эти мечты? В его только воспоминаниях, которые он охапками гонит от себя, бегая по коридорам детского дома.

И все же у всех детдомовских детей – маленьких и взрослых, с особенностями развития и без – есть мечта, которую не прогонишь никакой силой воли. Потому что они во многом благодаря этой одной мечте и живут. Мечте иметь родителей.

Но недавно, в одном детском доме, я впервые встретила ребят, которые – буквально и поголовно – не хотят вообще ничего. У них нет никаких интересов.

Как у ребенка не может быть интересов?! Как пацанам в 14-16 лет может вообще ничего не хотеться? Ну пусть это будут не путешествия и компьютерные игры, а какие-нибудь «неправильные» желания: драки, сигареты или секс – хоть что-то, что ему хотелось бы познать, испытать, где хотелось бы реализоваться.

Ничего нет. Поле, пустынное до горизонта.

«Доживу, и там разберемся», – увядшими, как колокольчики в вазе, словами они рассказывают о том, где будут учиться, кем начнут работать.

Десятки мальчишек и девчонок, один за другим – будто выучили заранее – шепотом, опустив в пол глаза, нервно качая ногой, до белых пятен сжимая пальцы говорили мне, что ничего не хотят в жизни.

Вот это слышать действительно страшно.

Банально это, понимаю, но не должно быть такого – чтобы у ребенка совсем не было желаний. Чтобы он жил в безвкусном и безвоздушном мире-пузыре, который никуда его не ведет.

И который, конечно, лопнет, когда ребенок уже перестанет быть ребенком в силу возраста, так никогда и не узнав, каково это – быть ребенком на самом деле.

Даже в детдомах у большинства ребят все же есть детство. А есть такие, у кого, получается, детства нет совсем.

Банально опять же, но я хочу, чтобы дети-сироты хоть чего-то хотели. И для этого бесконечно важно помогать им скорее выбираться из детдомов. Хорошо в этом смысле работают, например, видеоанкеты благотворительного фонда «Измени Одну Жизнь». Каждый перепост анкеты помогает ребенку найти дорогу к дому.

"Сноб"
Материалы по теме:
Инструкции по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *