Ситуация с так называемыми «родительскими детьми» или «детьми по заявлению», детьми «без статуса» несмотря на изменение законодательства, остается по-прежнему сложной. Согласно закону, родители, оказавшиеся в сложной жизненной ситуации, могут поместить детей в сиротские учреждения на срок до шести месяцев, чтобы решить свои проблемы и забрать обратно. Однако зачастую дети так и остаются в системе. Правозащитники, гражданские активисты и эксперты по-разному видят решение проблемы, убедился корреспондент фонда «Измени одну жизнь».

pexels-photo-large

«Измените законодательство для исключения скрытого сиротства! Дети должны жить в семье!» — петицию под таким заголовком на сайте change.org создала врач Мария Бобровская из Ярославля. Документ на сегодняшний день подписали более 800 человек.

«В нашей стране существует неофициальное, скрытое сиротство, — говорится в петиции. — Это дети, от которых не отказались родители. Эти родители не лишены родительских прав и даже в них не ограничены. Они просто написали заявление на временное размещение своего ребенка в детском доме с формулировкой «в связи со сложной жизненной ситуацией». Такие дети, по словам автора документа, лишены «шанса обрести замещающую: опекунскую или приемную семью».

Их в настоящее время 50-80% от всех, находящихся в сиротских учреждениях.

«Почему я создала петицию? Потому что мне не все равно, — рассказала автор документа, Мария Бобровская, врач-гинеколог из Ярославля. – Я «в теме» уже пять лет, очень хочу взять ребенка в семью, у меня два кровных сына. Пока муж не соглашается, но я надеюсь, что мы оба придем к единому мнению, и наша семья увеличится. Уверена, что об этой проблеме надо не просто говорить, а принимать конкретные меры, чтобы все дети получили право жить в семьях».

Автор петиции настаивает на внесении поправок в законодательство РФ. В частности, «разрешить временное размещение ребенка по заявлению не более чем на 6 месяцев через органы опеки и попечительства. В случае, если родители не готовы пока забрать ребенка, то продление заявления осуществляется в судебном порядке. А в случае, если родители, забрав ребенка, намерены повторно через какое-то время подать заявление о временном размещении, то они обязаны это делать в судебном порядке».

Также Бобровская считает, что необходимо «признать детей, временно размещенных по заявлению биородителей «оставшимися без попечения родителей», что позволит органам опеки и попечительства внести их в Федеральную базу для подбора замещающей семьи и помещения туда ребенка на время преодоления семьей трудной жизненной ситуации».

По словам Бобровской, перед написанием документа она проконсультировалась с юристами. Петицию не только разместила на сайте, но и направила Уполномоченному при Президенте РФ по правам ребенка Павлу Астахову, а также в комитет Госдумы РФ по вопросам семьи, женщин и детей и в Общественную палату РФ. Ответа пока еще ни от кого не получила.

Пока же под документом собирают подписи и размещают комментарии. Вот некоторые из них:

«Привели нас в актовый зал, рассадили на стульчики и после вступительной речи сказали что покажут только 8 деток из 49 (не соврать бы) так как остальные в ДР находятся по заявлению родителей и к устройству не подлежат».

«Органы опеки и Дом ребенка, где мы своего дитенка забирали, весьма одобрительно относится к такому способу решения проблемы бедности. Считают, что ребенку на казенном обеспечении лучше будет, чем дома с хлеба на воду перебиваться».

«Им выгодно – ДР (домам ребенка) — очень, чтобы дети у них были по заявлению, тогда они получают финансирование на детей! А лишать прав они начинают, когда ребенка переводят в ДУ, по достижении 4-х лет. Или вообще не лишают, перекладывая эту обязанность на следующее ДУ (детские учреждения)».

«У нас в ДР в 106 детей, 77 — под заявлениями».

«Мы ездили в Дом Ребенка в Тверскую область, так вот там не было ни одного ребенка под устройство!!! То есть государство содержит штат дома ребенка и все дети по заявлениям родителей! А заявления постоянно продляются. Вот это не нормально».

Мнение экспертов

«Ни в одном доме ребенка или детском доме, даже самом образцовом, не может быть создана та атмосфера, которая есть дома, в семье, — говорит Диана Машкова, приемная мама, руководитель клуба «Азбука приемной семьи» фонда «Арифметика добра», журналист и писатель. – Поэтому так важно, чтобы детей в случае, когда у родителей возникает сложная ситуация, не помещали в соцучреждения, а передавали в замещающие семьи. Таким образом, дети не будут «зависать» без статуса в домах ребенка. Но пока эта площадка как альтернатива системе у нас в стране еще не развита».

По словам Машковой, если родители сдают детей в дома ребенка из-за проблем в семье, такие мамы и папы сами нуждаются в поддержке. Ее должны оказывать социальные службы. Но эта работа в полном объеме не ведется. А число детей без статуса только увеличивается. «Заявленная проблема социального сиротства – очень тягостная. Точной статистики, сколько детей находится в учреждениях «по заявлению», нет. По примерным оценкам, можно смело умножать число официальных воспитанников детских домов и домов ребенка в два раза», — отметила Машкова.

Елена Фортуна, приемная мама шестерых детей сомневается в том, что, как говорится в петиции, «ни один правовой акт не регулирует длительность нахождения в сиротском утверждении». «Мне кажется, стоит ввести продление этого срока (6 месяцев), и повторное заявление в судебном порядке, — предлагает Фортуна. – Но при этом хорошо бы еще ввести ответственность сотрудников опек за эти бесконечные продления сроков».

«Необходимо делать все для того, чтобы сохранить детей в кровных семьях, — говорит Борис Альтшулер, руководитель правозащитной организации «Право ребенка». — Но при этом надо понимать, что те дети, которые оказались в сиротских учреждениях, требуют внимания не только во время проживания там, но и после». По словам Альтшулера, многие выпускники интернатов просто слоняются по улицам, у них нет никакого сопровождения.

Также необходима поддержка тем родителям, которые хотят сохранить ребенка в семье, но не имеют возможности это сделать. Альтшулер приводит пример девушки-выпускницы детдома, которая вынуждена оставить своего новорожденного сына в доме ребенка. Сама мама работает на стройке и там же ночует. При этом не хочет оставлять ребенка в системе навсегда. Но за шесть месяцев она вряд ли решит все свои проблемы.

По словам правозащитника, должны быть выполнены три задачи: возвращение в кровные семьи, альтернативное устройство детей и постинтернатное сопровождение.

Однако все это в большинстве случаев в регионах не реализуется, хотя законы, в которых прописаны эти положения, уже действуют.

В частности, закон от 28 декабря 2013 года № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в РФ» подразумевает оказание комплексной помощи семьям по месту жительства, объясняет Борис Альтшулер. «Нам бы очень хотелось получать информацию с мест, — говорит он. — И мы хотим объединить свои усилия совместно с различными благотворительными организациями, чтобы получать достоверные сведения о том, как выполняются положения закона».

«Сначала надо разобраться, почему возникла такая сложная ситуация, понять, какие дети остаются «по заявлению», — считает Елена Альшанская, Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». — По сути, существует три варианта того, как дети не потерявшие родительского попечения попадают в организации для детей-сирот . Первый, когда семья, оказавшаяся в трудной жизненной ситуации, обращается за помощью в организации социального обслуживания или органы опеки, и ей там предлагают разместить ребенка в детский дом в качестве помощи, либо семья сама считает, что наиболее адекватное решение ее проблем – размещение ребенка в учреждение.

Дело в том, что это — социальная услуга, которая представляется гражданам РФ буквально с самого начала существования советской республики, то есть почти сто лет.

Это, безусловно, плохая услуга, она зачастую приводит к тому, что семья теряет постоянный контакт с ребенком, и он зависает в системе надолго и даже навсегда. Главным образом потому, что в этой самой трудной жизненной ситуации от отсутствия в ней ребенка ничего не меняется. Никто не занимается полноценной помощью этой семье, чтобы ситуация была разрешена.

И никто не предлагает семье альтернативу вместо размещения ребенка в организации для детей-сирот. Иногда это объективное решение, когда например, мама ложится на долгое время на реабилитацию, у женщины нет родственников и не с кем оставить ребенка. Но чаще всего речь идет о социально-экономических и иных проблемах семьи, которые не решаются за счет размещения ребенка в учреждение.

Вторая история – дети с инвалидностью. Также, как и в первом случае, так исторически сложилось, что обучение детей с особыми потребностями у нас происходила в коррекционных школах-интернатах, а также ДДИ (детские дома-интернаты для умственно-отсталых детей).

Там дети с разными особыми потребностями вроде бы как получают образовательные и социальные услуги, потому что элементарно чаще всего нет возможности отдать такого ребенка в детский сад или обычную школу рядом. Для того, чтобы иметь возможность работать, а ребенок имел возможность учиться, родители вынуждены отдать его в интернат, который часто находится далеко от дома. В итоге поездки родителей к детям в интернат со временем становятся ограниченными. Также этому способствует и персонал учреждения, в результате ребенок тоже зачастую зависает в системе навсегда.

Третья история – это ситуация, когда на самом деле происходило отобрание ребенка, и органы опеки вынуждали родителей задним числом написать заявление о размещении ребенка, чтобы не оформлять отобрание, хотя на самом деле добровольного размещения ребенка в учреждение не было.

Нужно понимать, что одним запретом ни одна из этих проблем не снимается. Не появляется альтернатива услуги для семей, не выстраивается работа с семьями, которые нуждаются в помощи. Для детей с особыми образовательными потребностями только начинается процесс выстраивания инклюзии, когда такого ребенка примут в любой школе или будут открыты коррекционные классы рядом с домом, до этого еще далеко.

Если мы говорим о добровольно-принудительном заявлении, то нам надо пересмотреть статью об отобрании ребенка и лишении родительских прав. А это опять же упирается в отсутствие работы семьей, которая испытывает серьезные жизненные трудности.

При этом понятно, что даже временно ребенку лучше жить в приемной семье. Но для этого надо, в первую очередь, вырастить новое поколение приемных семей, которые нацелены на помощь ребенку и его семье, которые будут готовы вернуть ребенка семье и способствовать общению ребенка с его кровной семьей. Для этого нужно менять подход к подготовке таких семей, к социальной рекламе семейного устройства.

Таких детей больше, это и дети по заявлению, и те, родители которых ограничены в родительских правах, но хотят быть в общении со своим ребенком, просто им не была оказана необходимая помощь.

Я считаю, что для решения этой проблемы необходимо, во-первых, выстраивать для семей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, помощь, адекватную реальным проблемам этих семей. Включая вопросы социального жилья или временного убежища для одного из родителей с ребенком. Во-вторых, готовить профессиональные приемные семьи для временного приема детей, родители которых оказались в трудной ситуации. И тогда предлагать кровным родителям передавать его в такие семьи на время.

Пока же нам удалось усложнить процедуру оставления ребенка по заявлению в организациях для детей-сирот. 1 сентября 2015 года вступило в силу новое Положение о деятельности организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Я участвовала в разработке этого документа. Согласно Положению, при временном помещении ребенка в сиротские учреждения необходимо подписывать трехсторонний договор между органами опеки, сиротским учреждением и родителями ребенка. В договоре должен быть четко указан срок, на который ребенок помещается в учреждение, оговорена периодичность посещений ребенка родителями, а также обязанности сторон.

Конечно, это еще не решение проблемы. Так в рамках этого положения нельзя было прописать обязанности соцзащиты по оказанию помощи таким семьям или запретить размещение детей с инвалидностью на обучение в интернат. Для этого надо менять законы в социальном обслуживании и в образовании. И развивать помощь на местах. Поэтому пока все эти проблемы не решены, предлагаемые решения в петиции не соответствуют реальному положению вещей, и не будут способствовать решению тех проблем, о которых я говорила выше».

Материалы по теме:
Инструкции по теме:

1 коммент. к записи “Как решать проблему «родительских детей» в детдомах

  1. К таким «скрытым» детям еще следует отнести детей, которых в основном воспитывают родственники (бабушки, тети). Схема такая: родители пишут заявление, что по уважительным причинам лично не могут воспитывать ребенка и ребенок передается родственникам. Да, конечно, ребенок в семье, не в казенном учреждении, но при этом не имеет статуса, чтобы получать социальную поддержку. Такие дети могут воспитываться бабушками несколько лет, вплоть дот совершеннолетия и дальше — пока ребенок не получит образование. При этом родители могут спокойно строить свою «новую жизнь» и не думать о ребенке, которого фактически ими брошен. И никого не волнует как живет эта семья, на что они кормят ребенка и и т.п. Ведь есть же в опеке заявление, согласно которому папа или мама «по уважительным причинам» не могут воспитывать ребенка. Только вот если посмотреть закон, то в качестве уважительных причин подразумевается длительная командировка, болезнь родителя, но никак не «новая жизнь, новая семья».

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *