В Екатеринбурге подвели итоги проекта “МАМА+ Екатеринбург” за 2010-2012 годы, в течение которых в городе удалось снизить уровень отказов от детей в два раза. Почему мамы отказываются от своих чад и как можно их переубедить, корреспондент портала «Измени одну жизнь» обсудил в интервью с Ларисой Бучельниковой, директором некоммерческого партнерства “Семья детям”, участвовующего в проекте.

Профилактика отказов от детей

Лариса Бучельникова, «Семья детям» (Екатеринбург)

Какие основные причины отказов от детей?

Когда мы исследовали отдельные случаи в своей работе, выявили несколько основных причин. Это тяжелое материальное состояние в семье или конкретной женщины, т.е. бедность. Также отсутствие семейной поддержки. Если это неблагополучная семья, тем более в нескольких поколениях, злоупотребляющая алкоголем или даже наркотическими средствами, то обычно в такой семье нет родственной поддержки. Либо отказывается женщина – выпускница детского дома, у который не было модели семьи. Либо это просто сложившаяся тяжелая жизненная ситуация (специалисты ее так и называют – ТЖС). В нее входит очень много разных аспектов. Это и потеря работы, и отсутствие кормильца. Такая женщина обычно не замужем, она – одинокая мама. Бывает, что это многодетные мамы, а семья бедная. Но с любой семьей можно работать.

Нужно помогать им теми ресурсами, которых им не хватает. Обычно это жилье (если нет постоянного, закрепленного, то нужно предоставлять женщине временное жилье, убежище, кризисное отделение). Также материальная помощь на первое время с ребенком: памперсы, средства гигиены, юридическая помощь в оформлении документов, психологическая помощь, чтобы женщина поверила в свои силы и т. д.

А государство не делает того, что вы перечислили?

Делает. Существует госсектор соцподдержки. Он очень широк, у него распространенная сеть. В каждом городе есть своя структура. В Екатеринбурге около 2,5 млн. жителей, 7 районов. У нас работают 5 государственных центров социальной помощи семье и детям, три из которых обслуживают по одному району, а два центра – по два района.

Базовые услуги этих государственных центров бесплатны — юридическая помощь, профилактика безнадзорности (социальные службы приходят к неблагополучным семьям), оказание материальной поддержки, консультации психолога, комнаты с развивающими занятиями для малышей и т. д. Вместе с этим есть некоммерческий сектор, общественные организации, которые тоже специализируются на помощи семьям.

Задачей же проекта “МАМА+” было объединить в Екатеринбурге усилия госсектора и НКО, а также соединить социальные службы и службы здравоохранения. Потому что в работе этих служб у нас не хватало взаимной координации. Каждый занимался только своим делом: медики лечат, а специалисты по социальной работе оказывают социальную поддержку. При этом в нашем обществе есть такой стереотип – женщины больше доверяют медикам. Как доктор прописал, так и будут делать.

Поэтому мы начали работать с медиками. В проекте “МАМА+”, ориентированном на мам с диагнозом ВИЧ или попавших в трудную жизненную ситуацию, мы разработали несколько документов о взаимодействии социальных служб и медицинских структур. А именно подписали договор с родильными домами, женскими консультациями, детскими поликлиниками, детскими больницами. Если туда поступает женщина, собирающаяся отказаться от ребенка, об этом сообщают в социальные службы. И тогда уже специалист-психолог работает с ней, пытается разговорить (не осуждая), пытается понять ее ситуацию. После этого женщине пытаются оказать необходимую помощь. Если нужно выстроить связь с родственниками, с биологическим отцом – все это делается. Иногда у женщины после родов бывает тяжелая депрессия и сужается сознание, она не понимает, что делает и говорит: “Все, я не справлюсь с воспитанием!”. Но это не так! Нужно выяснить, каких ресурсов ей в реальности не хватает – все будет предоставлено.

Не хватает жилья? Поместим в социальную квартиру. Денег? Соберем комплект, вещи, предоставим медиков и т. д. Эта система теперь выстроена. Если, например, акушеры-гинекологи из женских консультаций видят, что женщина находится в тяжелой жизненной ситуации – по ее внешнему виду, по ее самочувствию, настроению, и если она еще имеет положительный ВИЧ-статус, — то они ее перенаправляют в социальные службы. Такие направления на соцсопровождение мы разработали в рамках проекта “МАМА+”. Тем более, в рамках проекта оказывается материальная помощь в виде детского питания (потому что женщинам с ВИЧ кормить грудью нельзя, а нужны молочные смеси). Также выделяются коляски, средства гигиены и уже по ситуации оказывается помощь – юридическая, по трудоустройству, по навыкам ухода за младенцем и т. д.

Если рождаются дети с ДЦП (детский церебральный паралич), аутисты, с синдромом Дауна – что тогда происходит?

В Екатеринбурге есть два специальных областных центра – Центр реабилитации несовершеннолетних детей с ограниченными возможностями “Талисман” и такой же центр “Лювена”. С каждым из них мы делали проекты. С “Талисманом” несколько лет мы работали в проекте “Раннее вмешательство”. Например, создали межведомственную службу как раз для таких случаев, когда ребенок рождается с инвалидностью, ДЦП, еще какими-то травмами, челюстно-лицевыми. Эту семью начинает опекать команда специалистов. И юристы, и психологи. И если нужна операция, то у нас есть центр “Бонум”, который детям с ограниченными возможностями делает эти довольно дорогостоящие операции бесплатно. С челюстно-лицевыми проблемами у нас хорошо справляются, с ДЦП – есть хорошие реабилитационные центры. Дети имеют хорошую динамику. И наших врачей мы познакомили со всеми социальными службами, которые направлены именно на реабилитацию детей с ограниченными возможностями.

В медицинскую помощь мы добавили социальные составляющие. Если в семье рождается ребенок с ограниченными возможностями, то семья автоматически входит в группу риска. Папы часто не выдерживают ситуацию, могут оставить семью, но если с отцом вовремя поработать психологу, ситуацию можно изменить к лучшему. Если же мама осталась одна, ей тоже оказывается психологическая помощь, она посещает группы поддержки. Детям оказывается различная реабилитационная поддержка, как медицинская, так психологическая и социальная.

Центр “Лювена” специализируется на работе и поддержке семей с синдромом Дауна, и с этой организацией мы вместе организовывали проект по социальной адаптации. Для таких детей очень полезно общаться с детьми здоровыми, это развивает социальные навыки, повышает самооценку, дает очень важный опыт в жизни.

Другими словами, в нашем городе очень хорошо выстроена работа по поддержке детей именно с инвалидностью.

Количество отказов за время работы “МАМА+” сократилось в два раза. Как это произошло?

С 2000 по 2009 год статистика по отказам такая: от 175 до 205 детей в год, а в среднем – 200 детей-отказников. В 2011 году эта цифра составила 105 отказов, что почти в два раза меньше. Наши специалисты работают во всех родильных домах Екатеринбурга, всех женских консультациях, некоторых детских поликлиниках и детских больницах. Охватывается весь город.

Интеграция, взаимодействие социальных и медицинских служб сделали свое дело. Службы активизировались. Женщин, находящихся на грани отказа, охватывали своей помощью, поддержкой, работали над каждым случаем. Всего на сопровождении в проекте находилось 253 семьи и 425 детей. В том числе 54 семьи, затронутых ВИЧ. 176 семей получили материальную помощь, 9 матерей с детьми воспользовались услугой временного жилья. Также есть другие услуги, такие как комнаты временного пребывания, бесплатные ясли – охват у нас большой.

Что касается отказов среди ВИЧ-положительных мам, то у нас количество таких мам снизилось в 4 раза. Если в 2010 году у нас было 28 отказов, то в 2011 – всего 7.

Материалы по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *