В большой дружной семье Натальи Муленковой из Мурманской области 13 детей и трое внуков. Шестерых из них она взяла из сиротских учреждений. Наталья уже была героиней нашей статьи, а затем рассказала несколько историй об усыновленияx. Сегодня — продолжение истории про Гелю, которая попала в семью Натальи в 11 лет после детдома и неудачного опыта проживания в приемной семье.
Усыновление ПМПК
Автобус остановился на переезде. И из него выскочила ватага ребятишек. Все отдохнувшие, загорелые.
— А вы за Гелей пришли? Очень хорошо. А то мы не знали куда ее везти. Ведь забирали из Ковдора из другой приемной семьи. — Сказала провожающая. — Вот Гелины документы.
Автобус развернулся и уехал.
Гелечка прижалась ко мне.
— А я тебя сразу узнала. Теперь я буду жить у вас? Ты мне шоколадку подарила. Я в автобусе ее съела, с ребятами поделилась, — быстро заговорила Гелечка.
Мы пришли домой. Сели за праздничный стол. Геля сама разрезала торт.
— Наконец, я дома, — улыбнулась она!
w_7d531b73
Я стала разбирать документы. Девочка совсем не походила на умственно отсталую. Жизнерадостный, веселый ребенок. Правда смотрит на тебя пристально. Хочет все расслышать, читает с губ. Я позвонила психологам.
— Знаете, а она мне кажется вполне нормальной. Почему стоит такой диагноз?
— Хорошо, мы приедем к вам через недельку, посмотрим девочку, тогда и решим. – Ответили психологи
Так начались наши хождения по инстанциям и псиxолого-медико-педагогическим комиссиям.
Какое же непростое это дело! Перевести ребенка в обычную школу! Оказалось, что у Гели очень хорошие врожденные способности, а вот из-за слуха ей и поставили такой диагноз. Она просто не слышала вопросов! Многие не верили в победу. Мнения разделились
— Зачем это тебе, лишние хлопоты, — говорили некоторые учителя.
— Зря стараешься. У нас еще не было таких случаев перевода, — вторили другие.
— Попробуй, — поддержала меня директор нашей школы Валентина Васильевна. — Поверь, для ребенка ты сделаешь огромное дело. Ее судьба в твоих руках.
— Ты справишься,- поддерживали психологи,- мы тестировали ребенка. Есть отставания, но это из-за слуха.
И я решила бороться.
— А если бы это был твой кровный родной ребенок!- Думала я, — разве любая любящая мать не стала искать все возможные ходы и выходы, чтобы ее ребенок был здоров, учился в обычной школе. Если есть хотя бы 1% из 100 , то я буду бороться. А уж если не получится, то я сделала все, что в моих силах. Но сомнений и раздумий все равно было очень много.
w_e0bf40a8
Сначала мы купили Геле слуховые аппараты на два ушка. И стали проходить комиссии. Геля, за два года, проведенных в семье, значительно повзрослела. Очень многому научилась. Мы много проводили времени вместе, просто разговаривали. Девочка оказалась очень любознательной.
Прошло два года, и мы с Гелей перешли в обычную школу. Как это оказалось здорово!!! 11 раз мы ездили по комиссиям, врачам, психологам и психиатрам, обследовались в областной психбольнице, 3 раза были на ПМПК. 20 часов разных обследований, переживаний. И вот она ПОБЕДА! Мы добились перевода!
Сейчас Геля учится в 5-м классе обычной школы и в 3-м классе музыкальной школы. Выступает на концертах, солирует в хоре. Ходит на баскетбол и уже получила первую медаль за победу в командных соревнованиях: живет насыщенной, полноценной жизнью. Мы наняли ей репетитора и спустили на два класса. Это из-за разности программ. Коррекционной и обычной школ. Так что ничего не возможного нет! На последней комиссии ПМПК мне сказали:
— Большое вам спасибо, что так отстаиваете интересы ребенка!
А я просто стала для Гели мамой, которую она потеряла в детстве. А она моей доченькой!
Материалы по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *