Меня зовут Лилиана, мне 54 года, на пенсии (пенсионер МВД). Ращу 20 детей и 3-х внуков. Живу в подмосковном Подольске. А еще: снимаюсь в музыкальных клипах, пишу стихи для песен альтернативщикам, вяжу, вышиваю, езжу на машине (ГАЗ 3221-автобус — подарок губернатора, и ВАЗ 21063), изучаю детскую психологию, люблю ездить смотреть на ночные гонки, играю по выходным дням в страйкбол, руковожу военно-патриотическим объединением «Положительный заряд», читаю книги и многое другое. Мечтаю прыгать с парашютом, написать о своей семье книгу, а также книгу о службе в милиции, проехать после 65 лет на байке до Владивостока и взобраться на какую-нибудь гору.

1r

Когда-то, не помню точно, не то в 9-м, не то в 10-м классе школы нам задали писать сочинение на тему: «Кем ты хочешь стать?» Мои одноклассники писали о профессиях космонавтов, о Павке Корчагине, о Маресьеве. Но, так как я уже тогда была неординарной личностью, и противопоставляла себя обществу, то написала, что хочу стать мамой и родить восемь детей и даже перечислила их имена: Олег, Игорь, Ростислав, Станислав, Болеслав, Вячеслав, Мстислав и Василиса. Имена выбрала в честь русских князей. Ну, очень они мне нравились.

Мое сочинение «запороли» и пришлось ходить по инстанциям и доказывать чиновникам из комитета образования, что мама — тоже профессия. Сочинение пропустили, и даже получила за него 5/4 (одна запятая была пропущена). В то время, если честно, я не думала, что у меня будет такая большая семья. Просто, хотелось быть не такой, как все. И только гораздо позже меня осенило, что мысль материальна. Сбылось то, что я доверила бумаге.

На третьем курсе вышла замуж за своего одногруппника, сына депутата Горсовета. Жили у моих родителей, я его семье пришлась «не ко двору». Мои родители были милиционерами, жили средне «как все». Но зато у меня было пианино, на котором я училась играть в музыкальной школе. А это считалось тогда роскошью. Занималась мужскими видами спорта: самбо, спортивное ориентирование, фехтование, футбол.

Через полтора года у нас родился сын Константин. И тут муж начал пить. Я пыталась, как могла, сохранить семью. Но, когда почувствовала, что у меня при виде пьяного мужа начинали трястись руки, становлюсь нервной, то я решила с ним расстаться. И, когда он в очередной раз пришел домой пьяный, я его выгнала. Вот тогда я для себя решила, что лучше одной растить ребенка в здравом уме и рассудке, чем подрастающий сын будет каждый день видеть пьяного отца, слышать скандалы и видеть издерганную мать. Академический отпуск в институте брать не стала, училась с ребенком на руках. Помощи не было: родители сами еще молодые, бабушка в деревне со своим хозяйством.

Защитила успешно диплом. Меня оставляли после института в своем городе, но я решила начать новую жизнь и взяла распределение в Подмосковье. С маленьким Костей на руках уехала в чужой город … Началась новая жизнь … Косте было всего два года.

roman

Сначала поехала одна на разведку. Жилья на новом месте не давали: общежитие надо было ожидать по очереди. Сняла шестиметровою комнатку в частном секторе и вернулась за сыном. От завода получила место в яслях для ребенка и началась у нас с ним новая жизнь. Я снова на заводе окунулась в общественную работу. Была начальником штаба комсомольского оперативного отряда дружинников: ловили расхитителей социалистической собственности.

Костя в яслях не болел. Он чувствовал, что маме надо работать, чтобы заработать денег на оплату комнаты, на питание, одежду. К своей маме я за помощью ни разу не обращалась, она была против рождения внука. Говорила, чтобы я жила для себя, а обабиться всегда успею. Ей в письмах всегда писала, что у нас все отлично. Она до сих пор не знает, что к утру наше с сыном одеяло примерзало к стене, и его надо было отрывать от нее. Санузел был на улице. Хозяйка не разрешала готовить еду у нее на кухне и жечь свет. Чтобы помыться перед сном и ополоснуть ребенка, я втихаря кипятила воду в кастрюльке маленьким кипятильником. Себе наливала воду в таз и шла в сени, так пока я раздевалась, зимой вода покрывалась коркой льда. В общем, жизнь в этой комнатушке нас с сыном закалила.

Второй муж

На Новый 1983 год я познакомилась с энергетиком одного из цехов завода. Мы долго разговаривали с ним о жизни, о детях. Меня тронуло, как он отзывался о детях. Он не скрывал, что я ему очень нравлюсь, что давно меня приметил. Я тогда не только ловила жуликов на заводе, но и преподавала спортивные танцы в местном ДК, выступала со своими девчонками на заводских вечерах.

Я ему рассказала о сыне, на что он ответил, что ребенок любимой женщины — это и его будет ребенок, таким же любимым, как бы это был свой родной. Я посчитала это за признание в любви и 3-го января отвезла своего энергетика в ЗАГС подавать заявление. Пока я заполняла бланк заявления, он все время молчал. Наверно, думал.

В апреле сыграли свадьбу. Я была против свадебного платья, на что он сказал, что ты уже отмечала одну свадьбу в красивом платье, а он еще ни разу не надевал свадебного костюма. Поэтому сыграли небольшую, но веселую свадьбу.

Родителям мужа я опять пришлась не по душе — у меня ведь был ребенок. К тому свекор был алкашом, а я тогда уже перешла работать в милицию и надела милицейскую форму. Муж моего сына усыновил и дал ему свою фамилию и отчество. Костя был мал и сразу признал его своим папой.

В это время подошла наша очередь на комнату в общежитии. Мы в ней сделали ремонт и въехали. Сколько радости было, что у нас свой уголок, свой мирок!

В феврале 1984 года у нас родилась дочь Маша. И, когда ей исполнился годик, я проколола ей ушки и вставила сережки. А муж, смотрю, деньги откладывает в сторонку и приговаривает: «А это второй дочке на сережки». А говорю, мол, какой второй дочке? На что он ответил, что дочек должно быль две: одна в старости за тобой ухаживает, вторая — за мной. Я тогда не особо заморачивалась над его ответом. И через три года родила еще одну дочку Дашу. Ей в пять месяцев, по просьбе мужа, прокололи ушки.

Через некоторое время мои мужчины (муж и Костя) стали намекать, что, мол, бабского коллектива в семье в перевесе и надо бы еще одного пацана родить. Сказано — сделано. Родила сына Леонида. Ну, а Ксюша у нас была незапланированной. Решили, что семья укомплектована равномерно и больше рожать никого не стоит.

И я записалась на прием к врачу, чтобы сделать аборт. Но не смогла убить в себе жизнь. Я стала нервной, меня постоянно тошнило (хотя в предыдущие беременности никаких токсикозов не было), похудела и стала похожа на скелетик. Мои сослуживцы шарахались от меня, как черт от ладана. Мужской пол мне стал ненавистен, все они какие-то противные для меня стали. И тут муж, глядя, как меня в очередной раз полощет, сказал: «Знаешь, где четверо детишек за столом сидят, там место и для пятой тарелки всегда найдется. Давай оставим ребенка». (А мне на следующий день надо было идти на аборт уже).

И как же мне сразу полегчало-то! Я тут же слопала тарелку борща, потом гречку с котлетками. И, что странно, ничего из меня не выскочило и все пошло как по маслу. Единственно, муж не хотел, чтобы снова была девочка. Слово мужа — закон!

И 1-го июля 1991 года я родила дочь Ксюшу. Все случилось в нашей семье наилучшим образом. Муж рос по карьерной лестнице. Деньги я не считала. Единственное неудобство было, что жили все в одной комнате. Потом соседи стали расселяться, а мы занимать освободившиеся комнаты. Так мы расширились до 4-х комнат и в 5-й у нас жили 75 попугайчиков, 16 крысок, несметное количество хомячков, кошка Бася и собака эрдельтерьер Лайма.

И тут очередная радость — мне от моей милиции дали трехкомнатную квартиру. Вы скажете, что маловато для такой семьи, но мы и этой квартире были очень рады, так как этот дом был последний бесплатный дом в городе (потом жилье стали продавать). Муж получал хорошие деньги: в каждой комнате по компьютеру, у каждого ребенка приставка Сони, Денди. В шкафу висят моя норковая шуба, его дубленка и кожаное пальто. Дети выглядели как игрушки. Трикотаж я не покупала, вязала сама. Старалась вязать комплектами на всю семью, чтобы вот вышли мы всей семьей гулять и сразу видно, что идет одна семья. И тут к нам снова постучалась беда.

Может, злые завистливые языки сглазили, может еще какая напасть, но муж стал позволять себе принять «на душу». И я снова пытаюсь спасти семью, потому что дети его очень любят. Просила его закодироваться, раз уж сам не может справиться.

Все бы ничего, но он стал издеваться над детьми, когда приходил пьяный домой. Мог разбудить дочку в три часа ночи и заставить решать примеры на таблицу умножения, а сына пытать, кто полетел в космос первым и т.д. Мои слова на него не действовали, тогда в ход шли приемы рукопашного боя, чтобы оградить детей от его приставаний. Последний раз я так применила к нему свои приемы, что он попал в реанимацию. Я испугалась, что меня могут посадить в тюрьму (к тому же я служила тогда в милиции и нас прокуратура быстренько могла упечь надолго и далеко), испугалась за детей и решила расстаться уже и со вторым мужем. Причина была та же, что при первом разводе.

В общем, осталась одна с пятью детьми. Ксюше не было еще и года. Не пропали мы и тогда. Когда наступает какая-нибудь критическая ситуация для детей, силы женщины удесятеряются и она может свернуть горы. Так было и со мной. Мы не пропали. А только продали компьютеры, приставки, магнитофоны, оставили себе один телевизор и пианино. Я устроилась подрабатывать на охране ночных торговых павильонов и днем охраняла ювелирный магазин.

Про третьего мужа

В разводе со вторым мужем я прожила недолго, тем более, он закодировался и вернулся в семью с моего разрешения. Жили мы с ним в разных комнатах. Ему я отдала зал. В это время я ухожу из батальона патрульно-постовой службы и перевожусь в дежурную часть милиции.

Там в первый день работы я и встретила своего будущего третьего мужа. Это был юноша 23-х лет, невысокого роста, наш молодой опер. Когда я его увидела, то в моем сознании что-то щелкнуло: «Это моё!» Хотя замуж в очередной раз не собиралась. Думала, хватит. Но тут грянул праздник Дня милиции и Володя (юноша — опер) пригласил меня пойти на корпоративную вечеринку нашего отдела с ним. Он даже внес денежный взнос за меня.

На вечеринке мы много танцевали с ним медленных танцев, даже целовались. Я могла позволить себе такую роскошь, не первый раз замужем. А по окончании, узнав, что он живет в общежитии, привезла его к себе домой. Дверь открыл бывший муж (его тоже звали Владимир). Я их познакомила между собой, сказав что «это Володя — мой бывший муж, а это Володя — мой будущий муж». Мужчины пожали друг другу руки и дома на кухне мы продолжили праздновать свой профессиональный праздник. Бывший накрыл нам стол, поздравил и ушел в свою комнату.

Опер остался у нас жить, только еще в одной комнате, в третьей, с мальчишками. А на Рождество мы поехали знакомиться к его родителям в Калугу. Я, как была в милицейской форме, так и поехала. Его родители встретили меня настороженно. Отец слыл любителем выпить и хорошенько и в данный момент что-то орал матом на мать Володи. Я сначала не встревала, но потом проявилась моя милицейская сущность и я на него наорала (даже, простите, матом), а по-другому он бы и не понял. Матушке Вовы я понравилась. Вопросов она мне не задавала, но и мы были не особо разговорчивы. Так и уехали.

По дороге домой, в автобусе, Владимир сделал мне официальное предложение выйти за него замуж. На что я ответила, что тебе, мол,23,а мне 35,у меня пятеро детей, забот полно, а у него жизнь только начинается, может еще и встретит свою половинку помоложе. Он сказал, что уже встретил и потребовал, чтобы была настоящая свадьба, с машинами, шариками и т.д. Так что в третий раз я вышла замуж. Были машины, ленточки и шарики. Бывший муж, когда узнал, что мы решили пожениться, сразу собрал вещи и ушел. Перед тем, как закрыть дверь за собой, сказал, что, чтобы не случилось у меня в жизни, вдруг выгоню и этого мужа — он всегда будет ждать меня, даже если я рожу еще дюжину ребятишек. Мы расстались друзьями.

На свадьбу приехали родители мужа и его брат с женой. Когда мама мужа вошла первый раз в квартиру, ей навстречу выбежали все пятеро моих детей, и я ее им представила, как новую бабушку. Она их медленно пересчитала и радостно вздохнула: «Ну, слава Богу, как знала, купила пять шоколадок! «До этого она не знала про детей, вернее, про их количество. А потом она призналась, что, мол, видела, что избранница сына в возрасте и наверняка есть дети, но ей было все равно, потому что она видела, как ее сын меня любил. Так я вошла в их семью. Свекор в моем присутствии не заикался о спиртном и попивал при наших встречах чаек.

В течение одного 1995 года я родила еще двух дочек с разницей чуть меньше 11 месяцев.

Материалы по теме:

2 коммент. к записи “Биография Лилианы Романовой

  1. Спасибо за Ваш блог!
    Я только думаю о приемном ребенке. Много вопросов, опасений… Прочитав все ваши истории, понимаю, нужно не жить мыслями «как, да кабы», а действовать и не боятся ничего!

  2. Не могу поверить, что это-правда! просто восхищаюсь! У меня тоже много раз возникало желание разойтись с мужем из-за его пристрастию к алкоголю. Но всегда страшно: а как дети? А как я с ними? А вдруг новый муж не примет их? А вдруг с ними будет сложно? А как придет выпившый (хоть и безобиндый, но все же)-так в дрожь бросает. молодец! Спасибо за ваш блог!!!

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *