Иоланта Качаева
Иоланта Качаева 14 августа 2017

«Я не боюсь признаться в том, что мне не жаль этого ребенка»

0
707
0

«Не суди, да не судим будешь!  Я тоже раньше осуждала приемных родителей, которые возвращают детей обратно в детские дома. До тех пор, пока не испытала этого, как говорится, на собственной шкуре», — так многодетная мама Александра рассказывает о своем недолгом опыте приемного родительства. Ее рассказ, как крик души: почему же так случилось? 

У Александры и ее мужа Михаила трое детей: Богдану 22 года, Илье — 15 лет, Марине – 7.  Три месяца назад они взяли приемного мальчика — 7-летнего Костю. Однако всем им не удалось стать единой семьей. Александра, не скрывая чувств, рассказала корреспонденту фонда «Измени одну жизнь» о причинах возврата мальчика в детский дом. Она готова к тому, что большинство осудит ее решение, но все же считает важным поделиться своей болью.

oboi-na-stol.com-158021-raznoe-doroga-malchik-leto

Александра уверена: ее ошибка была в том, что она не взяла ребенка сначала на гостевой режим.  Фото — getbg.net

О желании взять приемного ребенка

Мысль о том, чтобы принять под опеку ребенка, зрела очень давно.  Я очень люблю детей, и дети всегда отвечали мне взаимностью. В моей жизни было два случая, когда дети, можно сказать, сами просились ко мне, под мою опеку.

Первый случай произошел, когда мне было 30 лет. Я со своим средним сыном лежала в стационаре на лечении. В отделении был мальчик — хорошенький, умненький ребенок, ему тогда было 6 лет. Ребенок лежал один, и я поинтересовалась у медсестры, почему? Она пояснила, что ребенок — детдомовский…  Мальчик часто выходил из своей палаты в холл и катал там машинку или рисовал. Как-то раз я вышла из палаты, и он окликнул меня: «Тетя, а ты умеешь рисовать зайчика?» «Конечно, умею», — сказала я. Так мы с Владиком подружились.

Он стал приходить к нам в палату, играл с моим сыном, смешил его. Рисовал и дарил мне свои рисунки. Я его водила на уколы, жалела, обнимала. В итоге, мы очень друг к другу привязались. И только спустя 10 дней в отделение пришли женщины из детдома, чтобы навестить Владика. Мне объяснили, что мать Влада отбывает наказание уже 4 года, а через два месяца выходит на свободу. Она намерена забрать ребенка из интерната. И убедительно меня просили прервать наше общение с ним.

Через два дня нас с сыном выписали, к нам пришел Владик, спросил меня: «Я больше никогда тебя не увижу?» и заплакал. Я думала, у меня сердце разорвется пополам. Обняла его и сказала, что его скоро заберет родная мама, а сама реву навзрыд, остановиться не могу. А он сказал: «Мне не надо маму, я тебя люблю!»  У меня до сих пор стоит перед глазами этот ребенок. Я не знаю, как сложилась его дальнейшая судьба, детский дом вскоре расформировали, и детей увезли в другой город.

Второй случай произошел в детском саду. Однажды я пришла за сыном в садик и обратила внимание на хрупкую девочку-подростка, стоявшую возле двери. Я предложила ей войти, а она говорит: «Нет, спасибо, я с подругой пришла, жду, пока она заберет своего братика». «Ну, хорошо», — улыбнулась я девочке. Спустя несколько дней, придя в детсад, я опять увидела эту девочку. «Ждешь подругу?» — спросила я ее. «Нет,- сказала она, — я жду вас». «А зачем?» — спрашиваю я. Девочка, краснея, говорит: «А вам не нужны еще дети?»

И начинает взахлеб рассказывать свою историю, что мама умерла год назад, что отец пьет и бьет ее,  что она никому не нужна: «Я все умею, готовить и убираться в квартире и водиться с детьми, я буду все делать, что скажете». «Солнышко, сколько тебе лет?» — спросила ее. «12 лет», — сказала девочка. Я стояла в ступоре, не знала что ответить…

«Меня Яна зовут, я завтра еще приду, вы подумайте, пожалуйста, вы хорошая»,  – бормотала девочка… Тут вышла ее подружка с братиком, и они пошли втроем по дорожке из детского сада. На следующий день мой ребенок заболел, и мы остались дома. Спустя две недели мы вернулись в сад, но девочку я больше не видела. От ее подруги я узнала, что отец отвез Яну в детский дом…

Мое решение взять под опеку ребенка, было продиктовано желанием подарить любовь, тепло семейного очага, дать защиту, адаптировать ребенка к социуму, дать достойное образование, лечение. Этот перечень можно перечислять бесконечно.

О знакомстве с Костей

Муж и дети были солидарны со мной в вопросе о принятии приемного ребенка в семью. Муж согласился не сразу, но мне удалось его убедить. Сыновей я воспитала по своему образу и подобию, поэтому с их стороны никаких возражений не было. Наоборот, они воодушевляли меня, говорили, что мы собираемся сделать благое и правое дело. Дочь очень хотела и ждала приемного брата. Думаю, что она ожидала друга, компаньона.

И вот, после мытарств по сбору необходимых документов и обучения в ШПР, я взяла под опеку Костю. К моменту нашей встречи с ним ему было 6 лет. Костя был из другого региона. Несмотря на мои просьбы о том, чтобы взять ребенка на гостевой режим, директор детского дома мне пояснила, что из гуманных соображений лучше несколько раз приехать посетить ребенка в детском доме, чем расстраивать его возвращением с гостевого…

Ну, я в силу своей неопытности и сентиментальности в данном вопросе согласилась на эти условия. Дорога на машине в одну сторону — 6,5 часов. Это никак не волновало администрацию детдома, главное им так комфортнее. Я сама ездила к ним на машине. Навещала Костю всего 4 раза, нам разрешали общаться и гулять с ним на территории детского дома по 1,5-2 часа, объясняя режимом учреждения. Во время посещений Костя вел себя близко к общепринятым нормам поведения. В общем, итогом моих поездок стало подписание согласия на опеку.

О первых днях в семье

И вот, наконец-то, я привезла Костю домой. Дети приготовили ему сюрприз, накрыли стол, надули шарики, приготовили подарки. Дочка сразу обняла его, сказала, что очень его ждала! Мальчишки мои тоже были очень рады его прибытию в нашу семью!

После того, как закончилось наше празднование, наступил вечер. Начали готовиться ко сну. Я постелила Косте в комнате моей дочери, так как изначально и подразумевалось, что дети будут жить в одной комнате. Она просторная, 20 квадратных метров, места хватает им обоим.

В 3 часа ночи, я проснулась от истошного крика и плача моей дочери. Костя пошел в туалет, а когда возвращался, ударил Марину кулаком по голове. Разбор полетов отложили до утра. Дочку я забрала спать к себе. Утром спросила Костю: «Зачем ты ее ударил?» На что он мне ответил, что он вообще такого не помнит и так больше не будет… Ну ладно, проехали, решили мы. Утро прошло без эксцессов, только я заметила Костин взгляд, с какой неприязнью он смотрит на Марину. Ну, я не предала этому значения, списала все на адаптацию.

Днем мы поехали в магазин, накупили Косте целую кучу вещей. В общем, купили все, что ему понравилось! Еще сходили в детское кафе и в детский парк отдыха. Я думала, хоть улыбнется ребенок, обрадуется, а он исподлобья смотрит и молчит.

Вечером я готовила ужин, слышу опять истошный крик и плач Марины, забегаю в комнату, а у нее вся рука в крови. Что случилось? А Костя стоит, улыбается и смотрит на меня и на Марину. Потом выяснилось, что они вырезали фигуры из цветной бумаги ножницами. Дочка вырезала, а у него не получалось. И за это он взял ножницы и ткнул ими Марину в руку. На следующий день мы с ним пошли к психологу. Она пообщалась с мальчиком, сказала, что в ребенке очень много скрытой агрессии, и что нам надо бы обратиться к психиатру.

Прошла неделя. Дочка стала молчаливой, замкнутой, в глазах — слезы. Опекаемый ребенок при любом удобном случае старался причинить ей боль: моральную и физическую. То пнет, то ущипнет, то обзовет, то плюнет… На прогулке разбил ей нос до крови, ударил кулаком… Мои разговоры и увещевания, а также встречи с психологом никаких плодов не давали. Он просто улыбался или, наоборот, начинал агрессировать в ответ.

О решении вернуть ребенка в детдом

В общем, наша жизнь превратилась в сущий ад. Мои сыновья стали стараться днем дома реже бывать, приходя только ночевать, Марина попросила меня увезти ее к бабушке, так как она боится Кости… Тогда я задумалась всерьез о том, что надо ли мне все это? Почему я должна спустить свою жизнь и жизнь своих детей в унитаз? Ради чего?

Читать также: Не зная броду, не суйся в воду? Уверенность в себе — одна из самых частых причин возвратов приемных детей

И я приняла решение: вернуть опекаемого ребенка в условия его естественного обитания! Собрала все его вещи, игрушки, накупила сладостей и объявила ему о своем решении… Вы думаете, что он расстроился? Нисколько… Он сказал, что всех нас ненавидит и хочет домой, а домом он называл детский дом. Он прожил в нашей семье всего 3,5 недели.

В общем, в моем случае психологическую травму получила моя семья, а больше всех моя младшая дочь! Теперь я с ней хожу к психологу! Как говорится, не делай добра, не получишь зла.

О реакции родных, сотрудников органов опеки и детдома

Мой муж, конечно же, расстроился, что все так случилось. Но на этом с его стороны все и закончилось, так как воспитание детей — всецело моя прерогатива, а муж у меня занимается финансовыми вопросами.  Дочь моя до сих пор травмирована этим событием, прошло уже более 3 месяцев. Она часто вспоминает приемного ребенка, спрашивает меня, за что он так с ней обходился? «Ведь я же хотела его полюбить!» – говорит дочь. У нее остался шрамик на руке от ножниц, которыми он ее ранил.

«Мамочка, ведь дети, которые живут в детском доме, не все такие?» — спрашивает она меня.  Марина у меня очень впечатлительная, поэтому эта психологическая травма еще будет долго ее преследовать. Успокаиваю ее и все объясняю, как могу… Дочь на меня не злится за то, что мы брали Костю в семью. Просто она боится, что это может повториться… И поэтому просит меня больше никогда никого не брать!

Когда я возвращала Костю в детский дом, я очень подробно объяснила, что он калечит морально и физически мою дочь, что реагирует неадекватно на мои замечания, что психолог после наших с ним посещений разводит руками, и что меня не предупредили, что ребенок жестокий, злобный и агрессивный!

В службе опеки меня восприняли, к моему удивлению, с пониманием и с сочувствием. В детском доме меня резко осудили и на все мои аргументы мне сказали: «Ну, конечно, все приемные родители — ангелы…» Я ответила, что может и не все, но что не все приемные дети – ангелы, это точно! Потом мне в коридоре нянечка шепнула: «А вы знаете, он ведь мальчику из группы пытался глаз выколоть…»  Вот такая израненная душа вернулась от нас — плохих приемных родителей — в интернат…

Костя с 2-летнего возраста находился в учреждении. Его никто ни разу не брал ни под опеку, ни на гостевой. На гостевой, думаю, не давали, потому что отлично знали его повадки!  Люди приходили, один-два раза встречались с ним и подписывали отказ. Пока не появилась я…

Почему он так себя вел? Думаю, что привык таким способом устранять конкурентов  в интернате. Да и в семье ему жить не очень-то и хотелось. Ну, и видимо, с психикой непорядок. В его медкарте никаких психиатрических диагнозов не выставлено. Я водила его к неврологу, тот сказал, что консультация с психиатром необходима! К детскому психиатру мы попасть не смогли, так как она была в отпуске. Так что теперь остается только гадать…

Об общественном мнении 

Приемные родители, вернув детей в детдом, стараются об этом не рассказывать. Я думаю, потому что виновато наше общество, в котором считается, что это позор: «А зачем брали?», «наигрались» и прочая мутотень… В моем случае еще не известно, кто с кем наигрался…

Значит, не были готовы. Наверное, не были, а я уж точно не была готова к маньяку в собственном доме. Не знаю, какие ситуации происходят у других приемных родителей, но я не боюсь признаться в том, что мне не жаль этого ребенка. Не жаль — не потому что я такая бессердечная, а потому что он по жизни не пропадёт, в детском доме он чувствует себя, как рыба в воде, это его стихия…

Никто в моей семье, за все его время пребывания у нас, не обидел его, не поднял на него руку, даже не смотря на то, что он вытворял.  Я его вернула с кучей вещей, сладостей и игрушек, сытого, ухоженного… и  ненавидящего меня и мою семью!

И я вернула его, заметьте, не спустя годы, а спустя три с половиной недели, в течение которых я отчаянно пыталась справиться с ситуацией… А ребеночек за это время отдохнул, наелся и наиздевался над моим ребенком, да и над всей моей семьей! Несмотря на все, что приемный ребенок причинил моей семье, я желаю ему добра и счастья!

О советах будущим приемным родителям 

Приемным родителям я бы посоветовала брать детей на гостевой режим! Настаивайте на гостевом! Вы собираетесь с этим ребенком жить долгое время вместе, поэтому нужно присмотреться друг к другу, посмотреть — как будет вести себя ребенок на вашей территории!

Я жалею, что категорически не настояла на гостевом, ведь тогда не было бы всего этого кошмара, случившегося с моей семьей. И с нами мог бы жить другой ребенок, который хочет жить в семье, и которого мы полюбили бы всем сердцем и душой!

Имена героев статьи изменены по просьбе приемной мамы.

«Передышка» — это проект благотворительного фонда «Измени одну жизнь», созданный для поддержки опекунских семей и семей усыновителей. Он направлен на профилактику эмоционального выгорания приемных родителей и кризисных ситуаций в семье, а также на предотвращение вторичных отказов от приемных детей.