Иоланта Качаева
Иоланта Качаева 10 августа 2017

«Почувствовав страх, надо зажмуриваться и просто идти вперед»

0
42
0

О том, чтобы  взять приемного ребенка в семью, задумываются многие. Но далеко не все осуществляют такую мечту. Нередко те, кто отступил, откровенно признаются: «Мы просто испугались!» Испугались ответственности, адаптации, далекого будущего… 

ян1

«Зажмурившись, пройдя сквозь пелену ужаса, я получаю огромное количество новой энергии, счастья». Фото — Яны Дворкиной.

Яна Дворкина – приемная мама. Она взяла в свою семью  Антона – Тошку, которому сама дома регулярно делает процедуру диализа. Яна искренне призналась в своем страхе взять особого малыша и поделилась своим отношением к подобной боязни, а психолог Елена Мачинская прокомментировала ситуацию и рассказала, как не давать страхам подавлять мечты.

«Где-то лет в 18 я открыла главный принцип своей жизни – если в чем-то есть сильный страх, значит в этом деле для меня много важной энергии, — рассказывает Яна Дворкина. — Я не боюсь до трясучки полететь в космос, но я именно так боялась взять ребенка в семью. До тошноты, до полного парализующего ужаса. Потому что для меня был очень важен этот опыт, и я боялась с ним не справиться. Мой страх только там, где есть что-то важное для меня. А значит, почувствовав страх, надо сразу же зажмуриваться и просто идти вперед. Чтобы он не останавливал, не тормозил на пути, не заставлял свернуть с моей дороги…»

Как преодолевать свой страх? Как заставить его работать не против себя, а наоборот, использовать как поддержку? «У меня не всегда получается, но я стараюсь следовать своему правилу. И оно всегда работает, — признается приемная мама. — Зажмурившись, пройдя сквозь пелену ужаса, я получаю огромное количество новой энергии, счастья и ощущения, что без этого опыта жизнь моя осталась бы неполноценной».

ян2О том, что Яна ни разу не пожалела о своем решении стать приемной мамой особого ребенка, она говорит так: «Возникающие сложности скорее вызывают у меня чувство азарта, а не отторжение. Хочу ли я обратно свою жизнь?

Когда я могла гулять в любое время, не должна была улыбаться весь день и активно махать руками, пробуя объяснить необъяснимое? Ходить все время по врачам и просиживать по 4 часа в день за столом в попытке накормить малоежку? Нет, не хочу. Совсем-совсем не хочу обратно, там было столько вопросов о смысле жизни и ощущения, что большая часть меня остается нереализованной. Теперь его нет, на это просто не хватает времени».

Чем теперь наполнена жизнь приемной мамы? «Мне сначала нужно узнать, где мы будем делать вакцинацию в августе, и что для этого необходимо, — перечисляет Яна. — Написать письмо с вопросами нашему нефрологу, прописать все пункты для нового ип, заказать Тоше расходку для перевязок, приготовить что-нибудь из еды, разложить одежду, повесить постер у Тошиной кровати, найти ему, наконец-то, какого-то учителя на август (может, здесь кто-то может порекомендовать?

Читать также: «Как я нашла своего приемного ребенка»

Специалист, который бы приезжал домой и чем-нибудь полезным занимался с ребенком). Найти еще какие-то игровые площадки в Москве, и обязательно надо сходить в зоопарк и еще раз в Заманию, конечно, нужно… И в Паравозии мы не докатались на паровозе и не зашли в музей. И когда мне уже позвонят из сурдоцентра? Что там с операцией нашей, наверное, пора звонить самой. И не забыть вовремя сдать анализы, и я опять не перезвонила в диализный центр, а у меня много накопилось вопросов. А еще я никак не допишу текст про адаптацию, а уже ведь давно пора. И картина у меня лежит не дорисованной уже который месяц…»

Когда она шла волонтером к детям-отказникам в больницу, то было точно так же страшно, признается Яна. «Я помню, как сидела на лавочке у входа и ждала сопровождающего, — вспоминает она. — До жути хотелось сбежать и, казалось, что, переступив порог больницы, я уже никогда не буду прежней. Я бесконечно благодарна себе, что не сбежала тогда. Умничка невероятная просто! Я все же пошла на трясущихся ногах, и от страха у меня сел слух на те несколько часов, которые мы были у детей. И мне казалось, что я выгляжу очень по-идиотски, переспрашивая все время инструкции, потому что просто их не могла расслышать. Как же я рада, что смогла тогда переступить через страх и пойти за своим желанием».

Страх тогда возник не впервые. По словам Яны, когда она соглашалась стать координатором в своей больнице, то чувствовала тот же самый ужас. «Да я вообще не справлюсь! Это такая ответственность!! Зачем мне это нужно? – так описывает она свои ощущения в тот момент. — А теперь я не могу представить последних своих лет без этой работы. Настолько она гармонично вплелась в мою жизнь и столькому смогла меня научить…»

Комментарий эксперта

Елена Мачинская, психолог:

психолог Мачинская мал«Испытывать страх перед началом любого ответственного дела — естественно для большинства людей. Трудозатратные ответственные начинания, всегда вызывают внутриличностный конфликт. В голову лезут вопросы: «А справлюсь ли я?» и «Зачем это нужно?».

В целом, такие конфликты не только нормальны, но и в большинстве случаев конструктивны. Они позволяют человеку хорошо обдумать ситуацию и способы реагирования на те или иные события, с которыми он может столкнуться в новом деле.

Приведу пример. Решили вы, предположим, впервые в жизни пойти в семейный поход. Вы понимаете, что свежий воздух пойдет на пользу, совместное приключение поможет всем членам семьи стать ближе, отвлечься от трудовых будней, получить яркие эмоции. Но ваш внутренний паникер говорит вам «А вдруг — дождь?» — и вы берете плащ. «А вдруг царапина?» — и вы захватываете бинт и зеленку. «А как правильно наложить шину при переломе?» — и вы открываете Интернет.

Поэтому испытывать страх — нормально. Даже хорошо. Значительно хуже, когда, решаясь на новое дело – человек не испытывает страха, излишне самонадеян и бесшабашно смел, поэтому идет в поход без зеленки, плаща, курса первой помощи и прочих «ништяков», способных спасти жизнь. Но не каждый человек может верно отследить причину этого страха и найти конструктивный способ реагирования, поэтому возможны перекосы.

Читать также: Не зная броду, не суйся в воду? Уверенность в себе — одна из самых частых причин возвратов приемных детей

Например, когда ваш внутренний паникер заставляет вас взять с собой еще и снегоступы (а вдруг летом снег?), и бабушку со спицами (а вдруг ноги замерзнут, носки свяжет), и пожарную команду. И вот уже идти с такой ношей непосильно, и возникает желание ее скинуть. Либо наоборот, паникер берет верх, и говорит: «Нет, мы никуда не идем вообще» — и вы остаетесь дома у телевизора.

Яна Дворкина нашла верный конструктивный способ работы со своими страхами – первое, что она делает, она осознает причины страха. Она понимает, что то, что должно случиться с ней – для нее важно, поэтому не пытается сбежать или отложить «на завтра». Поэтому она, несмотря на страх, продумывает порядок действий, кладет в рюкзак только необходимое и идет покорять новые вершины. Опыт преодоления страха – важен и нужен. С каждым таким преодолением человек в своем нравственном развитии становится выше, лучше, мудрее, а горизонты его возможностей становятся шире».

В России почти 80 тысяч детей-сирот.  Не каждый может взять приемного ребенка. Но каждый может помочь ребенку-сироте найти семью