Дмитрий Хазиев
Дмитрий Хазиев 3 февраля 2017

«Маша сказала мне, что я – третья по счету ее мама»

0
124
0

Светлана стала приемной мамой не по собственному желанию, а по воле случая. Она взяла под опеку дочь умершей подруги, об этом ее попросили дальние родственники девочки. О том, как принять ребенка в семью не по желанию, а по просьбе, как  выстроить доверительные отношения с девочкой, потерявшей кровную мать, Светлана рассказала корреспонденту фонда «Измени одну жизнь».

http://hcenter-irk.info/sites/default/files/donald-zolan_nebesnoe.info_010.jpg

Одна из картин американского художника Дональда Золана, творчество которого посвящено детям. Фото — art-dot.ru

Светлана работает учителем начальных классов в одной из тюменских школ. Два года назад она взяла на воспитание дочь своей близкой подруги Натальи — Машу. Наталья умерла, и Светлана стала Маше мамой.

«Мы познакомились с Натальей еще в училище, — рассказывает Светлана. — Получилось так, что сразу начали дружить. После учебы каждая строила свою жизнь самостоятельно. Но мы продолжали встречаться, общаться». У Натальи родилась дочь Маша. Вскоре после рождения девочки врачи обнаружили у Натальи онкологическое заболевание. Она ушла из жизни, когда Маше было 4,5 года. Девочку взяли на воспитание в семью дальние родственники.

Из Тюмени Маша переехала в Уфу к своей двоюродной тете, где прожила почти два года. Машина тетя тогда воспитывала приемную девочку-подростка, казалось, и Маша приживется в новой семье. Но вышло иначе.

«Два года назад мне позвонила Машина тетя из Уфу, — вспоминает Светлана. – Она сама попросила меня забрать у нее Машу. Вначале меня охватило чувство беспокойства: а смогу ли я справиться? Дело в том, что начались проблемы со здоровьем, да и собственных детей у меня нет. Я – учительница, но, несмотря на педагогический опыт, я все же ощущала определенную неуверенность».

Однако родственница Натальи настаивала, видимо, ни она сама, ни обе девочки — Маша и старшая приемная дочь — не могли ужиться вместе. После некоторых раздумий Светлана записалась в Школу приемных родителей.

«На курсах психологи советовали мне не смешивать роль учителя и мамы, — рассказывает она. — Окончила обучение, собрала документы и поехала за Машей в Уфу. С 2014 года Маша стала жить со мной».

Светлана помнит Машу с самого младенчества, когда приезжала в гости к ее маме – Наталье. И Маша запомнила тетю Свету. И когда та приехала к ней в Уфу с документами об опеке, девочка спрашивала ее, зачем она приехала, что будет делать дальше.

Опыт проживания с двоюродной тетей и приемной старшей сестрой оказался противоречивым. С одной стороны, она жила в семье дальней родственницы, у нее была старшая сестра. Уже потом в Тюмени, Маша рассказывала Светлане, что в прежней семье они не всегда все сходились характерами. Маша говорит, что ее наказывали, ставили в угол. С другой стороны, Маша скучает по своим уфимским друзьям, с которыми она ходила вместе в детсад.

«Первое время Маша часто спрашивала про маму, говорила, что  хочет ее увидеть, — говорит Светлана. —  Я не знала, как реагировать,  что ответить Маше. Как с ребенком говорить о таких вещах, как смерть? Я говорила ей: мама тебя очень любила, и смотрит на тебя с неба, помогает тебе. Сейчас Маша признается, что в своих мыслях общается с мамой, советуется с ней. Но как-то раз Маша меня спросила: почему мама рожает ребенка, а потом умирает? Попробуй 4-летнему ребенку это объяснить!»

Постепенно девочка привыкла к Светлане. Приемная мама признается, что в этом ей помогла программа по сопровождению замещающих семей. «В первый год мы встречались со специалистами раз в месяц в рамках групповых и индивидуальных занятий, — рассказывает Светлана о том, как ей оказывали поддержку психологи. — Поначалу мне и Маше было сложно. Шел период адаптации. Параллельно нам нужно было готовиться к поступлению в первый класс».

Машина жизнь изменилась. Переживания сильно проявились в момент переезда к Светлане. На прогулке Маша могла начать капризничать, упиралась  и отказывалась куда-либо идти. Вечером девочка засыпала с трудом. С ней необходимо было посидеть или полежать рядом. «Интуитивно я чувствовала дефицит доверия, — говорит Светлана. – Но со временем трудности удалось преодолеть». Когда Маша пошла в школу, сложился определенный режим, жизненный график, и все встало на свои места».

По словам Светланы, в течение первых четырех месяцев Маша обращалась к ней по имени, а потом привыкла и начала называть «мамой». «Я ее не просила об этом, — признается Светлана. — Все произошло само собой. Однажды Маша сказала, что я – третья по счету ее мама, значит, будет еще четвертая. Она очень боится, что я ее оставлю. Такие у нее страхи».

В свою очередь, Светлана старается отвлечь внимание девочки на простые вещи. «Что мы делали первое время? Гуляли, играли, ходили в детский театр, разговаривали, читали книжки друг другу, обсуждали происходящие события», — говорит приемная мама.

Сейчас она воспитывает Машу как опекун. О планах по удочерению пока не думает. Опека позволяет получать государственные пособия.  Светлана не скрывает, что эта помощь очень важна с учетом ее невысокой зарплаты учителя начальных классов.

Советы психолога — как развивать отношения привязанности взрослого и приемного ребенка

Таисия Лотарева, педагог-психолог Центра содействия семейному воспитанию «Наш дом»:

Лотарева

«Когда в семье растет приемный ребенок, пожалуй, самый главный ресурс, на который могут опираться родители в развитии отношений с ребенком и в его воспитании — это привязанность.  Привязанность в понимании автора теории привязанности Дж. Боулби – «это эмоциональная нить, связывающая во времени и пространстве одного человека с особым для него другим». Привязанность проявляется в желании ребенка радовать этого особого взрослого, в его готовности следовать за взрослым, в желании быть с ним в отношениях, в сильных переживаниях во время расставаний.

Привязанность формируется в процессе совместного времяпрепровождения, наполненного позитивными переживаниями, обменом эмоциями, диалогами.  С маленькими детьми отношения привязанности ребенка и взрослого развиваются благодаря непосредственному эмоциональному и тактильному контакту в процессе кормления, переодевания, купания… С детьми 3-4 лет привязанность укрепляется благодаря разным затеям: лепке снеговиков, игре в кормление мамы/папы, пению караоке, совместному рисованию, собиранию осенних листьев, желудей, танцам под музыку, зарядке, поливу цветов и т.д.

С детьми постарше важно уделять внимание истории ребенка: о его появлении на свет, его раннем опыте и моменте встречи с приемными родителями. Ребенку нужен взрослый, который бы давал объяснения, помогал формировать представления о его собственной жизни и отношениях между людьми. Дети старше 5 лет чувствительны к проявлениям искренности со стороны взрослого, поэтому ребенку 5-8 лет будет интересно узнать об истории приемной семьи, о том, что было до вашей встречи. Ему уже можно доверять свои чувства: грусти, радости, злости на что-то. Важно слушать ребенка, когда он начинает говорить, называть его чувства, просить прощения в случае срыва взрослого. Можно создать ежевечерний ритуал – разговор с ребенком перед сном. Ну и, конечно же, не забывать про море интересных и веселых игр: настольные игры и игры с мячом на улице («Вышибалы», футбол, «Съедобное — не съедобное»), скакалки, куклы, машинки, кукольный театр, массажики и многое другое.

Привязанность ребенка подросткового возникает, если взрослый разделяет его интересы (играет с ним в компьютерную игру, водит на спортивные матчи или помогает в оформлении тетради-песенника), спрашивает мнение ребенка, обсуждает с ним семейные планы, советуется по важным вопросам, проявляет внимание к его чувствам и честно сообщает о своих переживаниях. Поддерживает самостоятельные проекты и эксперименты подростка в приготовлении ужина или оформлении комнаты. Не забывает про ритуалы объятий при встрече и расставании».

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 
 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *