Анастасия Отрощенко
Анастасия Отрощенко 19 июня 2015

Усыновить: мотивация «правильная» и «неправильная»

1
26
0

Почему люди усыновляют детей? Ответов на этот вопрос много: бесплодие пары, одиночество женщины, которая видит, что все подруги кругом родили и воспитывают детей, жалость к какому-то конкретному малышу, которого увидели на картинке в интернете, смерть собственного единственного…

20_1385494838

Фото с сайта krd.ru

Причин много, но специалисты считают, что далеко не каждая из них – правильная мотивация для усыновления. Попробуем разобраться в том, когда не стоит усыновлять ребенка.

Надо отталкиваться от человека

Когда мои знакомые несколько лет назад брали ребенка из детского дома, единственная причина, по которой они делали это, – была жалость. Мотивация, с точки зрения большинства специалистов, крайне неверная. Они не знали, какие из них выйдут усыновители, Школы приемных родителей тогда обязательны не были, почитали какие-то статьи в интернете, поняли, что делают все неправильно, но ребенка все равно взяли. Сейчас можно сказать, что это был правильный шаг, у них прекрасные отношения с девочкой.

Другой пример удачной «неправильной мотивации»: пара, вырастившая собственных детей и почувствовавшая в 40 с лишним лет, что их ничего не связывает друг с другом. Пока растили детей, были общие заботы, а сейчас их нет. Решили для «скрепления отношений» взять ребенка из детского дома. И оказалось, что муж и жена снова кому-то нужны, и друг другу. Ребенок уже 10 лет живет с ними, отношения прекрасные.

На сайте одной организации, помогающей устройству детей в семьи, написано следующее: «Особенно грустно видеть людей с неверной мотивацией, которые только что пришли на занятия. Например, родители хотят заменить приемным ребенком погибшего ребенка или родственника, реализовать себя как опытный учитель, преподаватель или даже, такое бывает, воспитать своему кровному ребенку друга или подругу. Психологи объясняют, что в такой ситуации им нельзя брать ребенка, так как он не оправдает их надежд».

Психолог и приемная мама двух детей Екатерина Аруцева не согласна с данным утверждением: «Моя приемная дочь – подруга кровного сына с первого дня, а младший приемный ребенок — реализация моего творческого потенциала, моя работа. Кому от этого плохо? Мне кажется, что обобщать нельзя. Все люди разные, индивидуальные, и мотивации могут быть совершенно разные. Для кого-то одна и та же мотивация может быть правильной, а для кого-то она же неправильной. Кому-то не надо взамен погибшего ребенка другого брать, а кому-то, наоборот, обязательно надо. И так во всем. От человека, усыновителя нужно отталкиваться, а не от мотивации».

На самом деле, чем больше ты читаешь статей на тему правильной/неправильной усыновительной мотивации, тем больше понимаешь, что подойти под нужную категорию вряд ли удастся, потому что брать ребенка из жалости – нельзя, взамен нельзя, для решения проблем нельзя, есть даже формулировка, что нельзя усыновлять «из мании величия», из-за денег, само собой нельзя, для чего же можно? Часто можно прочитать или услышать, что усыновлять можно лишь из любви к ребенку. Но любовь – вещь сложная, к абстрактному ребенку ее может и не быть, бывает, что и своего-то не сразу любишь…

Помочь семье осознать свои ресурсы

Ольга Донскова, специалист одной из московских школ приемных родителей: «На мой взгляд, нельзя говорить, что мотивация бывает правильная или неправильная. Я из опыта работы с приемными семьями знаю, что есть осознанная мотивация, то, что лежит на поверхности, о чем кандидат говорит и рассуждает. И это, как правило, социально одобряемые и принятые в нашем обществе мотивы: помочь ребенку, дать ему тепло, образование, уход и т.п. Об этом говорят на первичном интервью большинство потенциальных родителей.

Когда знакомишься ближе с человеком, пришедшим в нашу Школу приемных родителей, во время тренинга и посещений-обследований семьи, то часто это уже совсем другие, глубоко личные мотивы: одиночество, потеря смысла жизни, непонимание с кровными детьми, которые выросли и отделились (так называемое «пустое гнездо»), комплексы по поводу того, что своих детей плохо воспитывали («а вот с приемными я исправлюсь»), увидела фотографию, прочитала историю ребенка и вдруг почему-то так глубоко тронуло, что не могу уже и жить без этого ребенка …

10_1385494906

В школе приёмных родителей при Марфо-Мариинской обители милосердия

Практически половина — это семьи, имеющие проблемы с рождением собственных детей, т.е. бесплодные пары. И корни этого явления прячутся глубоко. Очень хочется быть папой и мамой, испытать радости и трудности материнства/отцовства. Есть категория семей, в которых уже есть свой/свои ребенок/дети. Рожать еще — нет возможности (причины разные), а всегда мечтали о большой семье или о девочке/мальчике и т.п.

Самая непростая категория потенциальных усыновителей — семьи с потерей. Для них тренинг – это, отчасти, психотерапия. Ушедшего ребенка нельзя заменить. Им надо прожить свое горе, понимая, что боль не уйдет, память не сотрется. А есть ли в душе место для приемного ребенка, есть ли силы помочь другому человечку пережить горе?

Так что получается, что все приходят изначально со своими личными проблемами.

А где вы найдете в наше время семьи без проблем?! Мы никогда не говорим: Ой, у вас столько проблем! Вы их сначала решите, а потом приходите за ребенком. Мы начинаем помогать пришедшей к нам семье: в чем причины, почему так случилось, как справлялись, кто помогал, кто может помочь? Работа с семьей должна стать конструктивной, какие-то прожитые ситуации должны увидеться совсем иначе, должны найтись ответы на многие «почему именно со мной».

Если говорить грубо, то мы помогаем семье осознать свои ресурсы. И тогда мотивация «подтянется»! Она ведь сегодня одна, а завтра другая. Жизнь-то меняется, и человек тоже и мудрее становится, и терпимее. За время тренинга «розовые очки» просто срывает!»

Родительство – это жертва

Как правильная/неправильная мотивация связана с отказом и возвратом детей в детский дом? К сожалению, все специалисты сходятся во мнении, что отказы есть и будут. Выше мы говорили о ресурсах семьи. Ольга Донскова: «Возможно, кто-то переоценил свои силы, или возникли, как говорят, непреодолимые обстоятельства, не зависящие от родителей. Лучше ребенка вернуть, чтобы сохранить его здоровье, психику.

Чаще всего рядом в трудную минуту нет помощи. Или стыдно за ней обращаться. Если у ребенка нет какого-то тяжелого диагноза — причина в родителях. Вы готовы рассказать специалисту все о своих слабостях и негативных чертах характера? И не только о себе, а о самых близких!»

Скажем, кто-то смалодушничал и скрыл от опеки, что у бабушки, которая живет в той же квартире прогрессирующая деменция (старческое слабоумие). Думали, что справятся с этим. И превратили жизнь подростка-девочки в кошмар. Родители на работе днем, а ребенок придет из школы и сидит дома с больной бабушкой, которая бывает иногда очень агрессивной. Благими намерениями выложена, как известно, бывает дорога в ад.

На самом деле, как говорят психологи, предугадать невозможно, какая семья окажется настоящей для ребенка: та, что была с «правильной» мотивацией, или та, от которой даже специалисты не могли ожидать такой мудрости и самоотверженности, такого принятия и теплоты, которая дала им возможность стать настоящими родителями для приемного ребенка.

На одном из собраний в Школе приемных родителей при Марфо-Мариинской обители милосердия владыка Пантелеимон (Шатов) сказал примерно следующее: «Родительство — это жертва. Но она может быть счастливой. Нет большей радости и смысла, чем служить ближнему, тому, кто нуждается в твоей помощи». Наверное, это и есть самая правильная и важная усыновительная мотивация.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 
 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *