После выпуска из детского дома ребенок слабо приспособлен к самостоятельной жизни. В детдоме его кормили, поили, одевали, делали за него уборку. Жизнь на полном обеспечении имеет и обратную сторону: несамостоятельность. Не все сироты знают, как платить за услуги ЖКХ, как искать работу, как происходит общение в коллективе. Перечислять можно бесконечно. Как их этому научить? Генеральный директор компании WWPass Владимир Молодых помогает сиротам ориентироваться в большом мире с помощью сюжетно-ролевых игр. Молодых — лидер и автор образовательного проекта «Полдень».

01

 

Каким образом Ваш проект «Полдень» помогает сиротам подготовиться к жизни вне стен детского дома?

Прежде всего, надо отметить, что проект касается не только детдомовцев, но и других детей, испытывающих проблемы с социализацией. В 90-е годы проблемой номер один в сиротской среде были деньги. Сейчас в целом, особенно в крупных городах, ее удалось решить: дети сыты, одеты, у них много игрушек и подарков от спонсоров. Потому именно теперь важно обратить внимание на нематериальную сторону, на абсолютную несамостоятельность сирот, неготовность к взрослой жизни. Ребенок просто не умеет принимать решения, поскольку в замкнутом мире нет возможности развивать необходимые компетенции. В интернате он живет по заранее спланированному графику, к нему приезжают волонтеры, представители общественных организаций, дарят подарки, а в 18 лет все обрывается. У детдомовцев нет опыта общения с взрослыми на равных, они не умеют ставить перед собой долгосрочные цели.

Наш проект состоит из циклов интерактивных, обучающих модулей, ролевых игр, которые позволяют развивать 3 ключевые для социализации компетенции: целеполагание, постановка и решение задач и коммуникация. Так же с помощью интерактивных форматов мы моделируем опыт реальной жизни. Учебно-воспитательный курс разработан для ребят 8-10 классов (для коррекционных интернатов возрастная планка повыше). Сюжетно-ролевые игры являются основой курса. Это возможность самостоятельно участвовать в специально созданной сложной ситуации. В итоге ребенок получает и опыт, и необходимые компетенции.

У Вас есть партнеры по этому проекту?

Основа нашей команды, педагоги и психологи – это энтузиасты из Центра интерактивных образовательных технологий МГУ имени М.В. Ломоносова. Центр имеет многолетний опыт проведения образовательных ролевых игр со сложной проблематикой. ЦИОТ занимается играми и тренингами в высшем и бизнес образовании. В какой-то момент я увидел, что эти форматы могут помочь сиротам. И мы с коллегами из центра запустили проект. Затем мы стали приглашать волонтеров. Сотрудники Центра (костяк команды составляет 10-15 человек) доводят до ума модели, разрабатывают программы. Волонтеры решают организационные задачи, помогают в проведении мероприятий. Мы работаем в нескольких регионах: Москве, Петербурге и Саратове.

На чем делается акцент во время обучения?

Мы говорим не о классических знаниях, а о компетенциях. Классическое обучение здесь не срабатывает. Условно говоря, нельзя рассуждать о целях так, чтобы человек научился ставить цели. Нельзя подготовить настоящего переговорщика на лекциях. Эти компетенции вырабатываются на практике и именно интерактивный формат дает возможность актуализировать знания и превратить их в компетенции, получить в модельной ситуации опыт. Ребята смогут транслировать этот опыт в любую жизненную ситуацию. Естественно мы не можем охватить все жизненные ситуации, лишь основные: конфликты с друзьями, конфликты в коллективе, выбор работы, ее поиск, общение с бюрократическим аппаратом, умение выстраивать отношения в разношёрстном коллективе (к примеру, соседи по дому). Наши компетенции дают не столько пособие в конкретной ситуации, сколько способность преодолевать препятствия, находить компромиссы.

Игра дает внутреннюю мотивацию к обучению. Очень многие ребята из детдомов не мотивированы к дальнейшему обучению, к профессиональному самоопределению. Игра дает ему такую мотивацию – я хочу удачно выступить на игре, достойно выглядеть в глазах друзей. Ребенок разбирается в игре и тем самым осваивает материал.

02

Результаты намерены отслеживать?

Процесс социализации ребенка занимает не месяц-два, а годы. То есть совершенно четкие результаты можно будет увидеть через 10 лет, когда будет понятно кем он в итоге стал. Но ждать столько лет бессмысленно, поэтому мы подводим промежуточные итоги в ходе занятий. Это мониторинг компетенций, наблюдения педагогов, общение с воспитателями.

Могу рассказать подробнее об одном из тестов. Берем пять детей и сажаем их в разные комнаты, чтобы они не могли слышать друг друга. Каждому даем по рации и по пять разноцветных шариков, у каждого набор цветов свой. Задача каждого ребенка за фиксированное время понять и записать – у кого какой шарик. На практике, как только мы даем детям рации, начинается хаос: они друг друга не слушают, перебивают и ничего не выходит. Хотя понятно, что нужно сделать, нужно сказать: «Стоп, никто ничего не говорит, говорю я, вы записываете. У меня то и то. Ты как понял?»

Провели тест, посмотрели за какое время и с каким количеством ошибок дети с ним справились. Провели для контрольной группы, которая курс не проходит. Потом через год провели похожий тест снова для детей, участвующих и не участвующих в программе, но теперь вместо шариков дали, например, короткие отрывки текста. И сравниваем результат.

Ребятам удается справляться с поставленными задачами?

Мы ставим задачи таким образом, чтобы дети смогли их решить. Мы следим за их реакцией, восприятием и в случае необходимости корректируем модули. Программа выстроена из образовательных модулей (18-30 в год) и встреч в традиционном формате (10-20 в год).

04

.

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *