getImage

Все брошенные дети имеют право найти семью, но не все они, обретя ее, ведут себя одинаково. Светлана и Сергей Горбань из Приморско-Ахтарска почувствовали эту разницу в полной мере. Если первые две сестрички, оказавшись у них, вошли в их дом легко и просто, то следующие двое детей заставили супругов пережить всю гамму хлопот и беспокойства. «С Димой и Викой я переоценила свои силы», — признается Светлана. Но она рада, что преодолела все сложности, потому что, по ее словам, видит результаты своего труда и терпения. Сейчас супруги думают о том, чтобы взять еще двоих детей.

Я не первая у нас в роду воспитываю приёмных детей. И моя бабушка воспитала двух приёмных дочерей, и мои родители уже в пенсионном возрасте взяли двоих детей-сирот…

Когда наши сыновья поступили учиться и на долгих пять лет покинули нас, мы с мужем остались в огромном, пустом доме… Я же всегда мысленно примеряла на себя роль приёмной мамы, а тут обстоятельства так сошлись, что я предложила мужу взять ребёнка на воспитание, мотивировав это тем, что мы так долго одни не протянем. Предложила не спонтанно, долго обдумывала это своё желание — всё же мечтать одно, а предложить такое — это другое.

И тут я в очередной раз убедилась, что у меня самый замечательный муж, потому что он не стал сразу же отвергать моё предложение, а скоро полностью его одобрил. Он просто загорелся этой мыслью и уже представлял, что скоро у нас станет шумно и весело.

Мы отдавали себе отчёт, что будет не только весело, но и сложно. Трудности появились, и даже такие, о которых мы просто не догадывались… Пока мы готовились к приемным детям, страха не было. Я знала, что всё будет хорошо. При этом мне очень помогали занятия в ШПР.

‡Æ

Первых своих деток, сестричек двух и пяти лет, мы не искали совсем – их мне предложили в опеке. Я сразу отказалась, просто потому, что не знаю, что нужно девчонкам, как их одевать, как их воспитывать. Мне проще было бы с мальчишками… Ну отказалась и отказалась, казалось бы, всё ясно, села в машину, поехала домой. А идею-то уже заронили, и в голове одна мысль — об этих девочках.

Уже на полпути до дома, я, с Божьей помощью, не иначе, поняла, что хочу увидеть этих девчонок так сильно, как будто мне кто-то подсказал: «Не отвергай, решайся!»

Ну и всё! Только зашла в дом — сразу к телефону и звонить в опеку: «Я беру этих девочек!». Так как документы у нас были собраны, в течение недели младшенькая, наша любимая Алёнка, уже была дома, а ещё через неделю и старшая Иришка прибыла. Сейчас могу сказать, что очень счастлива, что у меня такие славные девочки, наши доченьки.

Первые дни с Алёнушкой, да и все последующие, были и есть просто какое-то наслаждение, ничего кроме чувства счастья не помню, честное слово. С Иришкой было тоже несложно, она до нас пожила какое-то время в патронатной семье. Можно сказать, что там сделали многое, что бы она адаптировалась к нормальным условиям жизни. Она была забитым ребёнком, очень боялась мужчин, часто сидела под столом, старалась спрятаться… Но к нам Ира пришла уже не такой дикой, как была. Хотя видно было, что очень переживает перемену в жизни, но скрывает это за напускной смелостью. Было заметно, что на самом деле ей страшно, очень страшно. Мне тоже было страшно, но я взрослая женщина, а тут ребёнок, которого перемещают то туда, то сюда.

Тринадцатилетнего Диму и его сестру Вику четырёх лет мы решили взять через год. Работать я всё равно не могла, так как устроить первых девочек в детсад оказалось сложно, поэтому мы подумали и попросили ещё двух деток. Так получилось, что Диму и Вику забирали из родного дома с нашим участием, иными словами в опеке нам предложили посмотреть на то, как живут дети, родителей которых лишают прав, в родных семьях. Конечно, это был шок — и от увиденного в доме, и от самого процесса изъятия детей.

¨

Жалко было смотреть на Диму, на его лицо, видеть в глазах горе, обречённость. Ему в этот день исполнилось тринадцать лет. Вот такой «праздник» у мальчишки получился.

Хотя и дома никто, похоже, не поздравлял его, не думал дарить подарки. У меня была шоколадка, я протянула ему и поздравила с днём рождения. Лицо Димки немного просветлело и настроение чуть-чуть улучшилось.

С Димой нам пришлось поволноваться. Дня через три мы ему подарили велосипед, и он на нём укатил в неизвестном направлении… Прождав, сколько выдержали нервы, я помчалась в опеку: «Пропал ребёнок, помогите!».

Спасибо работникам опеки, они настолько хорошо знают свой контингент, что сразу же вычислили, у кого и с кем может «зависнуть» Дима, так что его быстро нашли. Я стала разговаривать с ним и поняла, что он в полном недоумении и совсем не осознает, почему его ищут, зачем и кому он нужен. Как потом выяснилось, его никогда и никто не контролировал.

Диму и, со временем Вику, мне пришлось поставить на учёт у детского психиатра. Диме поставили диагноз ЗПР. Учиться должен был по 8-му виду, в классе коррекции, но так как такого класса у нас в районе нет, то пришлось посещать обычный. В очередной раз, прогуливая уроки с такими же неблагополучными ребятами, Дима получил травму глаза, после чего перенёс две операции, одна из них по замене хрусталика. После этого удалось его перевести на домашнее обучение. Так стало легче его контролировать. С тех пор Дима стал придерживаться хотя бы некоторых наших требований и правил.

°.

Несмотря на то, что он у нас с 13-ти лет, а это уже тот возраст, когда трудно наверстать упущенное в развитии, ему удалось выровняться и стать вполне адекватным юношей. Попади Дима в нормальную семью раньше, то его успехи были бы на порядок выше.

Вика была насуплена и молчалива первые дни у нас. В свои четыре года она не умела правильно держать ложку, карандаш — этому пришлось учить. Она никак не могла расслабиться, постоянно была в тонусе. Чувствовалось, что она тяжело переносит эту ситуацию — появление новой семьи. Где-то через месяц, освоившись, Викуся стала проявлять характер, вот тут мне не хватило умения вести себя мудро. Какое-то время мы пытались её перенастроить, но терпение иссякло быстро и начались конфликты.

Позже, когда Вика находилась в детском отделении психиатрии, врач сказала мне, что

она воспринимает меня как обслуживающий персонал, и думает, что я ей дана для того, чтобы угождать, кормить, ублажать. Я сама вначале допустила где-то ошибку, пошла у неё на поводу, и тут уж она начала понукать мной, как ей только хотелось.

Я, естественно, не могла ей всё время угождать, а отказы не воспринимались нормально, так, как другими детьми. Вот вам и конфликт, слёзы, истерика.

Появившись у нас, Вика сразу перестроила весь режим: дети теперь не могли спать днём, потому что она не хотела спать, а вечером она прыгала по комнате, по кроватям. Это длилось долго, года четыре.

Патологическое чувство ревности стало проявляться у нее после того, как она привыкла ко мне. Ревновала к девочкам, старалась перетянуть моё внимание на себя всеми доступными ей способами: непослушанием, криками. К тому же у Вики с самого начала был энурез. Полгода нам потребовалось для того, что бы побороть эту болезнь. Мы будили её ночью, старались не пропустить время. Слава Богу, всё наладилось.

Сейчас ситуация очень поменялась: она засыпает почти вовремя, стала понимать, что мы её любим никак не меньше других деток. Мы много с ней беседуем по душам, ведь после таких приступов она становится паинькой, сожалеет о том, как себя вела, и признаёт, что контролировать себя в такие минуты не может. Надеюсь, что по мере взросления, Вика научится справляться с собой, станет спокойней. А иначе её ждёт непростая жизнь в вечных скандалах и драках. Хочется ещё сказать, что как бы она себя ни вела, плохо ли, хорошо ли, для нас она маленькая беззащитная девочка и мы её любим, несмотря на все её недостатки.

Моя собственная адаптация тоже проходила трудно. Меня в опеке предупреждали, что четверо детей — это не двое, это тяжёлый труд, большая нагрузка. Я считала, что справлюсь со всеми трудностями легко. Почему я так думала? Отчасти оттого, что первые девочки мне не доставляли практически никаких хлопот, кроме приятных. Почему-то я думала, что так будет и с другими детьми. Наивная, как же я ошибалась, хотя была уже зрелым человеком! Временами так всё допекало…

Когда дома был кто-то из взрослых, я, распалившись, просто уезжала на машине и могла где-нибудь, где нет людей, порыдать вволю.

Или ездила до темноты на машине, пока не успокоюсь. Всё объяснялось просто: я взвалила на себя слишком много обязанностей. Кроме школы, детсада, у нас были дополнительные занятия: танцы, пение, рисование, лепка, гитара, репетиторы, занятия с психологом… А кроме этого готовка, стирка. Плюс ко всему этому ненормальная обстановка в доме из-за неадекватного поведения Викуси, постоянные истерики, крик, слёзы. Или Дима выдаст что-нибудь из ряда вон выходящее… Это так сильно перевернуло нашу спокойную до этих пор жизнь!

В общем, я переоценила свои силы, за что и поплатилась — здоровье пошатнулось, я стала нервная, дёрганая. Сейчас уже я адаптировалась окончательно, смогла выдержать все трудности и благодарю Бога за то, что не сломалась. Спасибо моей семье за то, что делили со мной все эти проблемы!

Меня удивило только одно, и этого я не могла знать, пока сама не прочувствовала — что смогу сильно полюбить приёмных детей. Для меня это стало каким-то открытием, что ли. Я думала и знала, что буду относиться к детям доброжелательно, но чтоtбы полюбить, прикипеть к ним. Это просто чудо какое-то! Сейчас невозможно представить нашу семью без этих детей. Какими бы они ни были, со всеми сложностями, но мы их любим и ни за что уже не отдадим никому. Думаю, что это постепенно происходит в каждой замещающей семье.

°Ó

Всем, кто думает сейчас о создании приёмной семьи или усыновлении, желаю подойти к этому не лёгкому и ответственному делу с осознанием того, на что они идут. Нужно знать и не обольщаться — лёгких детей не бывает. Трудности обязательно будут. Но также нужно знать и верить, что по прошествии некоторого времени, — а это не дни или недели, а года! — если приложить максимум усилий, то вы увидите результаты вашего труда, вашей любви. Я уже их вижу, и это меня очень радует и придаёт силы. А сила нам, приёмным родителям, нужна огромная, ведь пока, к большому сожалению, число сирот при живых родителях не уменьшается, и наша работа востребована.

…По секрету могу сказать, что у нас на подходе уже следующая пара детей…

Статья опубликована на портале deti.mail.ru

 

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *