С Юлией Шульдешовой, мамой шестерых детей, я встретилась в лицее №13 города Химки, в котором она работает психологом. Именно здесь учились ее первые приемные дети, которые уже повзрослели. Теперь сюда приходят на уроки те ребятишки, которых Юлия усыновила и удочерила недавно. И ее кровный сын Федя через пару лет придет сюда, в первый класс.

Юлия уверяет: создать семью из стольких приемных детей не страшно. Ребята сами мечтают жить с родителями, сестрами и братьями, а значит, будут делать все, чтобы не огорчать приемную маму. Дети, которым Юлия стала настоящей мамой, получили самое главное — любовь, ласку и заботу. Они живут в дружной семье, ходят в школу, на кружки, играют и строят планы на будущее. Всего этого им не захотели и не смогли дать ни биологические родители, ни воспитатели детских домов и интернатов.

img_0001

Наташа, Алеша и Юра с Федей на руках

«Дочка учила меня, как надевать малышу памперс»

Денису — 22 года, он работает на одном из столичных заводов слесарем-механиком. Гале — 18, учится на бухгалтера, уже и жених есть. Галя и Денис — брат с сестрой. Когда-то они жили в семье, которую принято называть «неблагополучной». Жили с пьющей матерью. Денис убегал из дома. А младшая Галя спала рядом с кроватью мамы — на кресле, свернувшись калачиком. К маме часто приходили разные мужчины. И скорее всего, девочка в скором будущем оказалась бы на панели, говорит Юлия.

«Я как психолог часто общалась с Денисом, он был учеником нашей школы. Не успевал, никого не слушался. Понимала, что парня надо срочно спасать. Знала, что и сестренке его тяжело живется. Они оба — и 13-летний Денис, и 10-летняя Галя сами просили, чтобы я оформила документы на их усыновление», — рассказывает Юлия.

Характер у Дениса был непростой. А Галя, напротив, была настоящей хозяйкой, умницей. Брат с сестрой жили у Юлии. И когда Юлия вышла замуж и у нее родился сын Федя, именно Галя учила Юлию, как надевать памперс малышу, как его пеленать, как давать соску. «Галя, когда жила со своей биологической матерью, помогала родной тете, водилась с племянниками. Она очень серьезная, собранная, теперь вот и сама стала хозяйкой, у нее своя семья. Но Галя очень часто приезжает к нам в гости», — говорит Юлия.

Эти двое приемных детей уже выросли, оставили Юлин дом. А семья Шульдешовых продолжает расти. Сейчас в ней еще четверо ребятишек. Свой кровный сын — пятилетний Федя. У него два приемных брата и сестренка.

«Возьмите надо мной материнство»

«Я как волонтер ездила в интернат в городе Касимов Рязанской области, — вспоминает Юлия. — Все воспитанники там живут и учатся только в будни, а на выходные их забирают домой родственники. Однажды мы — волонтеры, приехали в выходные, смотрим, одного мальчика — второклассника Алешу — не забрали. Воспитатели рассказали, что к нему никто не приезжает. В итоге Алешку я взяла к себе. Мы с мужем долго спрашивали у него, хочет ли он жить с нами. И всегда слышали утвердительный ответ».

Отец у него умер, мать — пьющая. Помню, приехали к ней, а она пьяная, начала кричать, что мы ее сына увезем в Москву, чтобы почку у него вырезать. Устроила истерику. На суде 10-летний Алешка сказал, что хочет жить с нами, а не со своей биологической матерью.

Когда у меня родился сын Федя, Алешка возил его в коляске и был счастлив. Его во дворе хвалили бабушки, говорили, что он — мамин помощник. Помню,с какой гордостью он катил коляску…

Алешка сейчас учится в 6 классе, любит играть в компьютер. Мечтает стать военным, серьезно готовится поступать в кадетское училище.

imgp0064

Наташа

«Русскому языку мы учили ее как иностранному»

Улыбчивая десятилетняя девчушка с озорными глазами и задорными хвостиками. Свое прошлое она придумывает себе сама — взамен страшной правды. Тогда мама-наркоманка выкинула пятилетнюю Наташку в бельишке из дома на мороз. Девочку спасли врачи. Ей ампутировали отмороженные пальчики на ногах, вылечили и отдали обратно маме. Вскоре женщина избила малышку, сломала ей челюсть и вновь выбросила ребенка на улицу. Так Наташка оказалась в детском доме-интернате для умственно отсталых детей в селе Разночиновка Астраханской области. Там она прожила с 6 до 9 лет.

О девочке Юлия узнала, когда волонтеры, ее друзья, приезжали в этот интернат. Они рассказали, что девочка там пропадает. Юля посоветовалась с мужем и решила удочерить ее. «Когда мы привезли Наташу в Москву, ее развитие было на уровне годовалого ребенка. Она ничего не умела. Не то что читать-писать, даже есть ложкой не могла. 9-летняя девочка знаками показывала, что хочет: спать, одеваться или есть. Русскому языку мы учили ее, как иностранному. В лексиконе у Наташки был только мат и какие-то совершенно непонятные слова. Но она быстро адаптировалась. Теперь учится во втором классе и выглядит как обычный ребенок. Бегает, смеется, обзавелась подружками. А первое время мы боялись с ней ходить по улицам: уж слишком странным и страшным был ее взгляд, она пугала своим видом людей».

«Я учился вести себя как герои кинофильмов»

«Когда мы забирали Наташу из Разночиновки, все дети вышли к нам провожать ее, просили сфотографировать их. И только один мальчик стоял в стороне и молчал, — вспоминает Юлия. — Но у него был настолько осмысленный и взрослый взгляд, что я даже смутилась как-то. Спросила у него имя, сказала, что напишу ему письмо. Он посмотрел на меня, словно знал свою судьбу и понимал, что мое письмо ее никак не изменит». Юля поясняет, что детей-инвалидов в Разночиновке ничему особенно не обучают. Воспитатели искренне считают, что это незачем: ведь ребята подрастут и в 18 лет перейдут в психо-неврологический интернат. В итоге дети не знают самых простых, базовых вещей.

«Когда я стала узнавать о Юре, выяснилось, что ему 17 лет. А мне казалось, что не больше 12. И ведь я уже душой приняла его, решила, что усыновлю». Юлия поговорила с мужем, они поняли, что забирать Юру надо как можно скорее, пока парень не достиг 18-летнего возраста. Потом забрать его не удастся. «Помню, муж тогда сказал мне: «Лучше сделать и жалеть, чем не сделать и всю жизнь каяться», — говорит Юлия.

jura

Юра сегодня — самый обычный парень

К приезду Юры будущие родители готовились особенно. Во-первых, получили все документы, заручились поддержкой всех возможных ведомств. И только потом, имея на руках все необходимые разрешения и справки, позвонили в Астрахань.

По документам необходимы три посещения ребенка, рассказывает Юлия. Во время первого она приехала на такси в интернат: «Мы сидели втроем: я, Юра и воспитатель. Юра сразу сказал, что помнит меня и согласен переехать к нам в Москву. Во время второго моего приезда у меня взяли сумку с гостинцами, парню сказали, что меня ждет такси и вообще не дали нам нормально пообщаться. А в третье посещение я уже забрала Юру. Мы летели вместе с ним в самолете в Москву, и он уже тогда назвал меня «мама».

В Москве парня не хотели брать ни в какую школу. Он умел считать до 10 на пальцах и знал буквы. Читать не умел. В отличие от Наташи, умел пользоваться ложкой и вилкой, пытался пользоваться и ножом. Сказал, что смотрел фильмы и запоминал, как ведут себя люди на экране. А потом сам тренировался — старался быть похожим на них.

У Юрки огромное желание учиться. За полтора месяца он совершил в развитии огромный рывок. Адаптировался. Теперь ездит сам на метро в Вальдорфскую школу им. Святого Георгия на проспект Мира. Учится в 7-м классе. Дома — он старший брат. Заботливый, готовый помочь. Все диагнозы, которые ему ставили в интернате, уже забыты. Юра мечтает стать поваром, когда окончит школу. Это не окончательное решение. В свои 17 лет он кроме поваров и воспитателей не видел больше никого. Сейчас уже начинает задумываться и о машинисте электропоезда, и о водителе, и о некоторых других специальностях.

«Замуж я вышла с двумя взрослыми детьми»

«За то, что у нас дружная, крепкая семья, я очень благодарна своему мужу. Ведь он не просто морально поддерживает меня. Он искренне живет нашей жизнью и принимает всех детей, как кровных, справедливо и уверенно ведя домашнее хозяйство. Когда мы познакомились, у меня было двое взрослых приемных детей — Галя и Денис, они пока формально числились в своей семье, но по факту были уже моими, Олег принял их как моих собственных, помогал решать все проблемы, а вскоре предложил мне выйти за него замуж. Мы переехали в его квартиру, где вскоре появились еще дети.

Особенно видна его помощь была в первые три-четыре недели после того, как мы с Наташкой приехали из Астрахани. Если бы не муж, я бы не справилась, сломалась. Уж очень тяжело было с девятилетним грудничком. Только его поддержка и уверенность в позитивном исходе помоогла мне не впасть в депрессию и не наломать дров в те дни. Он вообще более разумно смотрит на вещи. Для меня главное — эмоции, но я уже привыкла без его одобрения не предпринимать каких-то кардинальных шагов, т. к. в большинстве случаев оказывается, что все проблемы, которые кажутся мне неразрешимыми, можно преодолеть без серьезных моральных затрат, если прислушаться к его советам».

Очень важно, когда родители сообща выстраивают и саму семью, и отношения в ней, говорит Юлия. Дети чувствуют это и сами стремятся помочь. И приемные, и кровные дети, в первую очередь, ждут любви. Если она есть, семья преодолеет любые сложности.

Материалы по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *